Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Традиционный класс с унылыми рядами парт укоренился не снаружи, а внутри нас

Дата: 25 марта 2014, 19:12
Автор:

Ровные – «в затылок» – ряды парт, стоящий перед ними учительский стол и доска, замыкающая композицию. Укоренившаяся в генетической памяти картина, известная еще со времен Яна Амоса Коменского и запечатленная в сотнях изображений.

Из такой «расстановки сил» сразу ясны роли учителя и учеников. Педагог – хозяин положения, носитель истины и ее единственный трибун; школяры – единообразное, упорядоченное и внимающее знаниям сообщество. Эдакая череда «пустых сосудов», которые надлежит наполнить – последовательно и системно.

В самых традиционных версиях школьного обучения за рядами учащихся стояли люди с особой миссией: в шумерской школе это были «владеющие розгами» (не дай бог кому-нибудь из мальчишек переглянуться или выронить стило!); в привилегированных учебных заведениях царской России – дядьки, которые и кашу раздавали, и порядок блюли. При этом уважающий себя учитель по классу туда-сюда не расхаживал, стоял за кафедрой или сидел за столом – одного взгляда ему было достаточно, чтобы пригвоздить к месту очередного непоседу.

И наказания для правонарушителей были впечатляющими: я сейчас даже не про горох да плеть (кстати, телесные наказания были законодательно отменены в России только в 1904 году), а про «выучить наизусть к завтрему 5 страниц сплошного текста», «перевести 2 главы из Вергилия с латыни на немецкий и французский языки», наточить 20 коробок карандашей или (для женских гимназий) – заштопать чулки всем девицам, проживающим в пансионе…

В общем, свободные проявления индивидуальности отнюдь не поощрялись. И примерно наказывались. Французский философ Мишель Фуко, глубоко исследовавший принципы организации основных регламентирующих пространств (тюрьмы, фабрики, больницы, школы), так описывает эволюцию школьного класса: «Организация пространства по рядам – одно из крупных технических изменений в образовании.Оно позволило изжить традиционную систему (ученик несколько минут занимается с учителем, в то время как остальные члены беспорядочной группы пребывают в праздности и без надзора). Предусмотрев индивидуаль­ные места, оно сделало возможным контроль за каждым и одновременную работу всех. Образовалась новая эконо­мия времени обучения. Школьное пространство стало функционировать как механизм обучения, но также над­зора, иерархизации и вознаграждения. Таким образом, класс образовал бы единую большую таблицу с многочисленными графами под пристальным «классификаторским» надзором учите­ля…»[i]

Так в сферу образования приходит понятие Дисциплины, требующей, чтобы тела учеников были разобщены и строго упорядочены для обучения, наблюдения и контроля. Эта матрица – старший спереди в позиции наблюдателя, остальные ровными рядами напротив – воспроизводится затем во взрослом мире, в структурах экономических, политических и военных организаций, и это продолжается до сегодняшнего дня. Пока сохраняется потребность в трансляции и наполнении таких структур, школьные классы остаются (большей частью) неизменными. Либо – после эпизодических экспериментов с перестановкой парт – возвращаются с исходному облику: поиграли, и хватит.

Но вот появляется новая образовательная парадигма с иными стандартами, основанными на развитии индивидуальности и культуре личного выбора. Достаточно хотя бы бегло изучить ФГОСы второго поколения – и становится понятно: они приходят в очевидное противоречие с прежней «надзирающей и наказывающей» конфигурацией учебного класса.

Почему же российские школы явно не торопятся устроить тотальную «кабинетную революцию», раз и навсегда преобразовав свое учебное пространство? Да потому что (вспомним Фуко) традиционный класс с унылыми рядами укоренился не снаружи, а внутри нас. Он является частью нашего менталитета, если хотите – он значительно упрощает жизнь учителю (который все еще рупор и авторитет просто благодаря выгодной диспозиции) и родителю (который сам недавно сидел в третьем или пятом ряду и теперь с удовольствием входит в роль человека с указкой). Да что греха таить – и самому школьнику тоже: надо только принять правила игры, занять свое место в иерархии класса и отрабатывать роль «ботаника» (зубрилы-отличника, халявщика, хулигана, клоуна и пр.).

«Когда мы заходим в обычную «типовую» школу, сразу включаются стереотипы мышления как у учителей, так и у учеников» – пишет в своем блоге Мария Зильберман, учитель из Перми (автор интересных статей о современных решениях в организации учебных пространств: «Образовательная среде будущего: школа без стен», «Класс без стен, или можно ли учиться в школьном коридоре?»)[ii]. А вот «новые школы не дают на уровне ощущений работать по-старому, оставляя при этом некоторые достоинства традиционного обучения, переводя его в другие образовательные технологии».

Вот здесь и начинается хорошая новость. Если мы сразу организуем образовательную среду как гибкую, многофункциональную и (обязательно) внеиерархичную, то работать и учиться по-старому в ней будет просто невозможно. Не получится, т.к. само пространство диктует другие законы общения и стили преподавания.

Так уже делается во многих странах мира: школы без стен, классы-трансформеры, школы-студии и занятия на выезде. Смелые архитектурные и дизайнерские решения, которые просто «переворачивают» сознание, как песочные часы… Причем можно заниматься не только в школьных коридорах, а вообще где угодно: в библиотеке, в театральной студии, в мастерской, в столовой, в музее, на улице. Любое помещение легко модифицируется под разные задачи и никогда не выглядит однообразно.

Два года назад я побывала в британской «Школе будущего» (г. Мейдстоун, графство Кент), поражающей смелыми пространственными и технологическими решениями. В здании нет традиционных кабинетов – только большие помещения-трансформеры для занятий разного вида («плазы»). Любую плазу усилиями пары десятков человек можно видоизменить за пять минут: вся мебель легкая и на колесиках; стенки тоже «ездят» и по-разному компонуются; на каждой стене есть экраны – и всю аудиторию можно мигом развернуть буквально на 180 градусов.

Соответственно, и учебный процесс организован совсем иначе: вместе собираются по 100-120 учеников и по 3-4 учителя, которые в зависимости от выбора делятся на группы и осваивают предметы разными способами и темпами.

Особое впечатление на меня произвели удобные рабочие зоны в коридорах, в холлах, даже под лестницами; группа, получившая конкретное задание, может свободно выйти из плазы и работать отдельно – с учителем или без него.

Но как же, – спросите вы, – те самые учителя, всю свою сознательную жизнь проработавшие у одной доски перед стационарным классом?.. Ведь они просто не смогут принять такую резкую «перемену декораций», потеряются в новой системе координат! Мы задали этот вопрос руководителям мейдстоунской школы (которая, между прочим, построена в самом социально неблагополучном районе, для детей группы риска) – и получили ответ: «Да, мы осознавали, что такая среда подходит не для каждого учителя. Поэтому мы привели их сюда в самом начале каникул и предоставили каждому право выбора – остаться здесь или уйти в школу с обычными классными комнатами… Примерно четверть ушла, еще четверть попросила время на размышление: эти педагоги ходили, привыкали и постепенно адаптировались к нашим плазам. А половина сразу выразила готовность работать в таких интересных условиях».

Возможно, в России процент учителей-консерваторов будет выше. Но ведь и школ таких, как в графстве Кент, у нас еще нет… Новые типовые проекты XXI столетия пока не отличаются столь яркой инновационностью: СНИПы, СанПины – и получается та же коробка, нарезанная на коридоры и кабинеты. Исключение составляют (могут составить) индивидуальные проекты частных школ, нацеленных на получение качественно новых образовательных или социальных результатов. Кстати, известные архитектурные и дизайнерские компании все чаще проявляют интерес к сфере общего образования. Сама знаменитая Заха Хадид спроектировала школу, уже построенную в лондонском районе Брикстон и удостоенную звания «Лучшего нового здания Великобритании» в 2011 г.[iii]

В общем, пока Заха Хадид со товарищи не добралась до российской школы, мы можем просто (без фанатизма) за лето преобразовать пространство наших учебных кабинетов, хотя бы переставив парты и учительский стол. Стол в центре – парты вокруг (кругом, каре), стол сзади – парты «елочкой» по 2-3 стола со свободным проходом в середине; стол спереди – парты/столы по 2-4 штуки объединены в зоны для командной работы; стола нет вообще – у каждого, включая учителя, есть мобильное рабочее место…

На самом деле, вариантов сотни. Главное, чтобы выполнялось одно-единственное правило: НЕЛЬЗЯ (по крайней мере, в первые три месяца) расставлять парты «в затылок». Все, что угодно, только не это!..

Если и такое решение кажется вам чересчур революционным, можно трансформировать каждый второй кабинет – и предоставить педагогам выбор: где желаете работать?.. Придумать бонусы для смелых новаторов, поддерживать поиск свежих комбинаций – не только в расстановке парт, но и в зонировании класса (мягкие уголки, «ковровые» уроки, креативные экспозиции, места уединения и релаксации…), оформлении стен, использовании новых материалов. И вы сами увидите, как новые ФГОСы пойдут, как по маслу, пресловутые УУД усвоятся сами собой, и каждая личность – не исключая учительскую – получит новый ресурс развития.

Фото автора

[i] Фуко М. Надзирать и наказывать. Глава III. Дисциплина: http://philosophy.ru/library/foucault/03/fuko_disciplina.htm

[ii] Сообщество учителей Intel Education Galaxy:

https://edugalaxy.intel.ru/index.php?s=ae31c02a77ff44cc1a05e6b674d21902&automodule=blog&blogid=14399&showentry=5810

https://edugalaxy.intel.ru/index.php?automodule=blog&blogid=8&showentry=5637

[iii] Школьные эксперименты Захи Хадид: http://www.be-in.ru/shorts/20326-Zaha_Hadid/


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt