Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Темы современного театра – ипотека, война, одиночество в Сети

Дата: 21 марта 2012, 16:14
Автор:

Стартовал самый престижный российский театральный фестиваль «Золотая Маска», уже 18-й по счету. Основная программа фестиваля началась в эти выходные: 18 марта, на Новой сцене Большого театра была представлена опера «Золотой петушок» в постановке Кирилла Серебренникова. Но «Золотая Маска» – это не только конкурсная программа. Она является инициатором ряда серьезных театральных мероприятий, в том числе существующей уже несколько лет в рамках фестиваля внеконкурсной программы «Маска Плюс», которая на сей раз открылась 2 марта. О ней мы и хотим поговорить.

Лондонский театр «Protein» привез спектакль LOL (Lots of love), ставший уже одним из самых ярких событий прошедшего Эдинбургского фестиваля визуального и уличного искусства \”Фриндж\”. Простенькая история, а вернее множество историй, выраженных через танец в стиле контемпорари и видеопроекции текстов на русском языке, рассказывает о современных подростках, сбегающих в онлайн-пространство от родителей и одиночества, от обид и неразделенной любви. Но что ждет их, завтрашних взрослых, там, в Сети? Все тоже одиночество. Ведь, пока не изобретено ничего, что заменило бы обычное человеческое общение. «Современные технологии ушли далеко, – говорит режиссер и директор театра Лука Сильвестрини. – Можно по-разному использовать технику: секс, обед, вечеринки – давно стали виртуальными. Только детей нельзя сделать онлайн, но это вопрос времени. Так где же границы?!».

Отдельным событием «Маски Плюс» является раздел, посвященный современной драматургии, названный «Новая пьеса». В него включены спектакли, читки, обсуждения. «Новая пьеса» нужна, чтобы познакомить зрителя с новым текстом, новой пьесой и новым взглядом, что очень важно для дальнейшего развития театра», – говорит директор фестиваля Мария Ревякина. С 4 по 11 марта было показано 15 спектаклей. Основной ориентир этого года – документальный театр: три документальных спектакля и двухдневная лаборатория для практиков документального театра «Свидетель на сцене». Прошел круглый стол «Женская драма».

Для «Маски», которая в лице своей программы «Плюс» является и неким собирателем театральных земель, новых взглядов, жанров, документального факта, важно не выявить лучшего, а именно собрать воедино всех, кто в разных концах страны и зарубежья пытается заниматься живым делом, определяет живой театр и неравнодушного зрителя. Именно «Новая пьеса» отражает проблемы нашего общества – одиночества, войны, разобщенности, миграции.

Уехать или остаться в родном городе, где все тебя знают, по-своему любят, но ты никому не нужен; ты один на один с взрослой жизнью и с проблемами ипотеки; а может быть, ты погибаешь от ежедневной домашней рутины или много лет живешь в чужой стране; война давно закончилась, но только не для тебя; все ли ты знаешь о СПИДе? Все это – актуальные темы сегодняшнего дня, и именно об этом спектакли «Новой пьесы» – «Язычники» по пьесе Анны Яблонской (режиссер Вера Попова), «Малыш» (режиссер Андрюс Даряла), «Моя война» Сергея Березина, «Ипотека и вера, мать ее» (пьеса Егора Черлака, режиссер Семен Александровский), «Моя война» (драматическая лаборатория Б. Павловича, Киров) и все остальные.

Как выжить сегодня в постсоветском пространстве, когда твоего города детства давно уже нет? Ты его ищешь, как герои спектакля «Плюс-минус двадцать» театра «Ильхом», и находишь даже, но тебе всю жизнь будет не хватать вот этого родного, ташкентского «ки-и-исло-све-же-моло-ка». (Это из спектакля, актеры и зрители вспоминают вместе о том, что было когда-то на их малой родине, что посреди дувала росла общая с соседями урючина, и каждый из соседей считал, что ее плоды принадлежат его семье. Что раньше в неком Шаруне уголь добывали. Здесь каждый рассказывает свою историю, но тех людей, тех площадей уже нет. И, увы, больше никогда не будет.)

В 2011-м году Гете институт проводил одноименный данному спектаклю проект в постсоветских странах, целью которого было «осветить минувший двадцатилетний этап, проанализировать достижения и неудачи, попытаться понять, как воспринимают люди мир, в котором больше нет СССР. Чем запомнились им эти 20 лет? Как они видят свое будущее?» В спектакле использована техника «вербатим», характерная, кстати, для «Театра.doc» – партнера проекта «Новая пьеса». Сегодня, по мнению критиков, документальный театр и verbatim – один из самых заметных театральных приемов. Это техника создания театрального спектакля, предполагающая отказ от привлекаемой извне литературной пьесы. Обычно – это запись на диктофон обычных людей, очевидцев событий, жизни, а после расшифровка записи, работа с ней, максимально точное воспроизведение со сцены. Это в корне отличается от журналистской записи и расшифровки, ведь в данном случае гораздо важнее не содержательная часть, а эмоциональная окраска, душевная составляющая. В литературе такой технике были сродни книги Алеся Адамовича «Я из огненной деревни» и «Блокадная книга».

В этом году проект «Новая пьеса» закрыл спектакль Марата Гацалова по пьесе погибшей во время теракта в 2011 году Анны Яблонской «Пустошь» в исполнении Эстонского театра «R.A.A.A.M.».

Простенькая история о сыне-двоечнике, замученной работой на рынке и родительскими собраниями жене и безработном муже-неудачнике возведена до уровня шекспировской трагедии. Герой пьесы «Пустошь» однажды вернувшись из «похода», бросив карьеру военного и оставшись не у дел, возомнил себя римским легионером. И как в той песне Башлачева «Он не Степка, а Наполеон!», он не Гена, а Центурион. «Я ничего не умею, только убивать», – говорит Он. – Это не ящик, а щит, щит римского легионера». Все не так уж просто, она мечтает о нормальной жизни, вовремя платить квартплату, он тоже не хочет работать ассенизатором, но другой работы просто нет в их городе. И он сражается, как может, с ветряными мельницами, он не на шутку переживает за Рим. Цезарь – мертв. Но Рим не должен пасть. Пусть нет работы, пусть в школе издеваются над нами, но мы все еще живы. «Мы существуем», – заявляют герои пьесы. Да, можно все променять на то, чтобы оказаться «нигде и никогда, в двушке, на пятом этаже, со всей семьей». Можно больше не быть Синтией, как Её называет Он. «Я украла твою жизнь, твою войну. И променяла это все на жизнь без оливок, и квартплату, и родительские собрания», – рыдает Она. И разве теперь будет счастье и покой?

Спектакль играют эстонские артисты, что добавляет особый колорит. Потомки викингов, пожалуй, действительно сродни легионерам. Особый драматизм придает и живой огонь, и гигантские тени в пространстве пустого ангара, где играется спектакль «Пустошь», придуманный художником спектакля. Кстати, экспериментальный спектакль столичная команда в лице художника-постановщика Ксении Перетрухиной и лауреата «Золотой маски» режиссера Марата Гацалова, а также режиссера театра «Практика» Руслана Маликова уже ставила в прошлом году в городе Прокопьевске Кемеровской области. Тогда шахтерский город произвел неимоверное впечатление на Ксению Перетрухину. Еще бы: вышки, черный дым, в городе топят углем, однотипные дома, однотипные школы, если ты не в системе – ты без работы, а еще в городе удивительное здание театра в стиле сталинского ампира. Где еще, если не там разыгрывать такую «банальную», такую философскую историю? Оказалось и в Москве пьеса звучит вполне актуально.

Кстати, «Маска Плюс» еще не окончена – зрителей ждет и постановка «Авторского проекта» и центра им. Вс. Мейерхольда «Андрей Платонов. Житейское дело» (режиссер Анастасия Имамова), и спектакль «Али и Нино» Бакинского муниципального театра в постановке Эльвина Мирзоева. Театр-фестиваль «Балтийский дом» представляет спектакль по одноименному произведению Венедикта Ерофеева в постановке Жолдака «Москва – Петушки». А Ереванский экспериментальный театр «Гой» покажет «Мед, или Семь посланий губернатору» по поэтической притче Тонино Гуэрры. «Это притча о двух братьях-стариках, овеянная не только печалью грядущего и неизбежного ухода, но золотистым светом меда жизни, который приходилось есть с острия ножа, но который присутствовал постоянно. Он рассыпается звенящим смехом ребяческих проказ, капает с вывешенного соседкой белья, поднимается вместе с виноградной лозой, вместе с десятками других образов и аллюзий оттуда, где они пребывают, – из человеческой памяти. И из сельских и семейных перебранок, из самоиронии и юмора, из тоски и радости, разрывов и сближений рождаются и слезы, и любовь – и жизнь», – так звучит официальное представление спектакля. А на самом деле это спектакль все о том же, о своем родном доме, о том месте, где ты когда-то родился и откуда давно уехал, но куда неизбежно возвращаешься обратно. Как и всё у Тонино Гуэррa. «С возрастом я все чаще, подходя к окну, вижу не то, что там на самом деле, а то, что я хотел бы увидеть», – говорит итальянский маэстро, автор множества пьес и сценариев. Кстати, «Мед» два года назад успешно прошел и на сцене легендарной «Таганки» в постановке Юрия Любимова. Двое единомышленников тогда по сути выступили в роли братьев-стариков (хотя и не напрямую), поставив притчу о себе и о своем детстве.

Закончит внеконкурсную программу «Маски» спектакль Руслана Кудашова «Башлачев. Человек поющий» в постановке Санкт-Петербургского… театра кукол. Его авторы нарочито уходят от атмосферы легендарных квартирников 1980-х годов и знаменитой башлачевской надрывной манеры исполнения песен. «Несчастная жизнь! Она до смерти любит поэта»… Представление, поставленное выпускниками актерского курса в СПГАТИ, образовавшими при легендарном Большом театре кукол молодежную студию, о другом – о человеке, которому было слишком душно и мелко во времени своем, быть может, также, как и нынешнему поколению сегодня.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt