search
Топ 10
Школы в регионах переводят на дистанционное обучение Дистанционное обучение в школах, «Высшая лига» учителей года, отмена ЕГЭ - новости образования Учителям потребуется подтверждать, что именно они подготовили победителей Всероссийской олимпиады школьников Акт вопиющего физического воздействия и морального насилия: что случилось в школе под Калугой Эксперт подсказал выход из ситуации с самой юной студенткой МГУ Алисой Тепляковой Для учителей и воспитателей Подмосковья установили выплату в 5 тыс. рублей Постановление Роспотребнадзора о сокращении карантина до 7 дней вступило в силу Мне есть что спеть: 25 января – день рождения поэта, барда, актера Владимира Высоцкого Школьников и студентов отправляют на дистанционное обучение – ковид бьет рекорды Гурманы отметят необычный праздник – Международный день эскимо, которому исполняется 100 лет

ТЕМА

Профсоюзы. Зарплата. Власть

В конце декабря из Москвы на места были отправлены трансферты и финансовая помощь. Регионы должны были получить их не позднее 5 января и выдать бюджетникам задолженности по зарплате. Однако… Из Алтайского края, например, в ЦК профсоюза работников образования пришло сообщение, что учителя в новом году получили лишь по 100-200 рублей. И все! В других регионах та же картина. Почему это происходит?

Получив трансферт, область распределяет и в свою очередь отправляет деньги в районы, где они благополучно “теряются”. Вместо зарплаты учителям они идут на оплату администрации, на различные мероприятия в районе, на строительство дорог, на оплату пожарных.

Возникает вопрос: а можно ли не потерять эти деньги и все-таки “донести” их до школы? Можно. Но для этого нужен оперативный контроль. Проконтролировать же быстро возможно только на месте, из Москвы оперативного контроля не получится. Кто возьмет на себя эту функцию? Профсоюз, если он боевой, бескомпромиссный.

Весной в первичных школьных профсоюзных организациях начнутся выборы лидеров. Если выбрать людей, которые хорошо знают не только федеральные законы, но и постановления местных властей и умеют бороться за их выполнение, вот тогда-то и можно будет рассчитывать на действенность борьбы за учительскую зарплату.

Из нашей почты

Власть напоминает нам кукольный театр. Вот она начала очередную грызню, кто кому горло перехватит, а вот депутаты Государственной Думы решают вопрос о памятнике Дзержинскому, как будто он каждый день есть просит. Вот губернатор Вологодской области В.Позгалев заявляет, что все долги возвращены (“Российская газета” от 21 декабря 1998 г.), а он, всенародно любимый, взирает с экранов телевизоров и смущенно улыбается от похвал своих подчиненных. Нам стыдно смотреть в глаза своим ученикам, потому что мы и наши дети голодны и унижены. Наша жизнь напоминает жизнь в резервации.

Довольно решать вам, господа, свои личные проблемы и набивать свои карманы! Отвечайте честно: когда закончится геноцид учителя?

Письмо принято на собрании трудового коллектива Подболотной средней школы Бабушкинского района Вологодской области.

Из нашей почты

В Ярцевском районе сложилась чрезвычайная ситуация: учителя бастуют, практически замерла экономика.

Депутаты, облеченные нашим доверием и вверенной им властью, не в состоянии решать проблемы школы.

Городские власти, предлагают унижающий нас паек из сухарей, залежавшихся продуктов по дорогой цене и негарантированный аванс 150 рублей.

Администрация Ярцевского района взяла на себя только святую обязанность – распределять поступающие средства (а это бывает чрезвычайно редко) и за эту “титанически трудную и вредную работу” (наверное, за счет московских трансфертов) повысила себе заработную плату в три-пять раз!

Коллектив 7-й средней школы

Ярцево, Смоленская область

Мнение

Чтоб не сойти с ума поодиночке…

Кажется, мы подошли к последней черте: в Карелии проходят бессрочные забастовки. Самое большее, что мог пообещать председатель правительства республики, – не “заморозить” долги. А такие слухи уже появились. Почва для паники подготовлена резким скачком цен в последние недели.

В такой ситуации людей выводит из равновесия любой факт, демонстрирующий, что на фоне почти всеобщего обнищания кому-то на Руси жить хорошо и сытно: будь то рассказ о полезности зарубежного вояжа за государственный счет или новый интерьер чиновничьего кабинета. Не по дням, а по часам растет пропасть – между учителем и властью, жителем села и горожанином. Сомневаться, к сожалению, не приходится – нас ждет новая, более сильная волна учительских забастовок.

Что же приобретают и что теряют учителя в результате этих акций? На этот вопрос я попросила ответить известных в Карелии людей, имеющих самое прямое отношение к образованию, находящихся порою по разные стороны баррикад.

Галина РАЗБИВНАЯ, заместитель министра образования и по делам молодежи Республики Карелия: “Учителя приобретают союзников среди работников социальной сферы, привлекают скандальное внимание несытого общества. Среди педагогов появляются новые лидеры – будущие депутаты, а возможно, и руководители. Учителя влияют на общественное мнение. В школьную программу вводится новый предмет – практическое обучение борьбе за свои права.

Учителя теряют доверие родителей и детей, которым тоже несладко приходится. Учительские забастовки способствуют деградации общества, усугубляют бедственное положение детей. В этой связи надо искать более цивилизованный выход из ситуации. Забастовку нужно заменить ежедневной работой с местными органами самоуправления, родительской общественностью, выпускниками школ”.

Алексей АНДРЕЙКО, председатель Комитета по социальной политике Палаты республики Законодательного Собрания РК (до недавнего времени – директор сельского Коткозерского социокультурного комплекса): “Невыполнение государством конституционных обязательств носит рецидивный характер. В этой ситуации организованные выступления педагогов показывают правительству, в каком положении находится образование. Сплоченность учителей, лоббирование интересов школы на всех уровнях позволят добиться многого.

Больше всего от забастовок теряет сельская школа. Половина села не работает, люди доведены до отчаяния. Часто ребенок после уроков остается в школе, где он обогрет, может нормально провести время. У нас, в Коткозеро, школа открыта до 8-10 вечера. И вдруг она закрывается! Люди раздражены, не одобряют учителей: ведь у них все-таки есть работа, а у большинства жителей села ее нет”.

Тамара МЕШКОВА, председатель республиканского Комитета работников образования и науки: “За 8 лет борьбы за свои права учителя Карелии поняли, что отдельная, локальная забастовка эффекта не имеет. Результатом сентябрьских забастовок в республике стало решение правительства РК направить 70% всех поступающих средств на выплату заработной платы бюджетникам. Хоть какие-то деньги удалось вырвать! Иначе положение было бы еще хуже.

Потеряли в первую очередь уважение к власти, которая не выполняет свои обещания. Председатель правительства Сергей Катанандов осенью публично обещал выравнять городские и сельские школы по срокам выплаты зарплаты, но в результате не районы подтянули к Петрозаводску, а в петрозаводских школах ухудшилось положение”.

Алексей Андрейко и многие другие авторитетные педагоги, с которыми довелось на эту тему поговорить, считают, что с нравственной точки зрения уход учителя с урока недопустим. Трудно с ними не согласиться. Но…Ведь никуда не уйти от реальности: в наших школах в основном работают женщины. Как вести урок, если все мысли о том, что родному ребенку есть нечего? Психотерапевты советуют: чтобы в тупиковой ситуации не сойти с ума, надо предпринять какие-то действия. Вот учителя и предпринимают, чтобы не сойти с ума поодиночке.

Наталья МЕШКОВА

Чья власть?

Кто “правит бал” в местном самоуправлении

По телевидению и в прессе мы часто слышим ответы на этот вопрос. Правда, они различаются в зависимости от должности отвечающего. Если отвечает глава местного самоуправления, то он говорит, что в местном бюджете нет денег, а область им ничего не перечислила. Руководители области ссылаются на то, что Москва не перечислила им обещанные трансферты. Руководители же федеральной власти утверждают, что свою часть финансирования бюджетников они выполнили, то есть направили деньги губернаторам. Получается заколдованный круг. В чем же здесь все-таки дело?

В 132-й статье Конституции Российской Федерации записано, что “органы местного самоуправления самостоятельно управляют муниципальной собственностью, формируют, утверждают и исполняют местный бюджет, устанавливают местные налоги и сборы. Органы местного самоуправления могут наделяться отдельными государственными полномочиями с передачей необходимых для их осуществления материальных и финансовых средств”. То есть, как мы видим, Конституция называет три источника финансирования местных бюджетов: собственные налоги и сборы, государственные средства, использование муниципальной собственности.

Основу местных бюджетов сейчас составляют отчисления от государственных налогов. Органы местного самоуправления получают определенный процент от налога на прибыль предприятий, налога на добавленную стоимость, подоходного налога. Но здесь наблюдается достаточно интересная картина: нормы процентных отчислений определяет субъект Федерации и делает их… недостаточными. В местных бюджетах всегда присутствует дефицит. Делается это исходя из двух моментов. Во-первых, поскольку органы местного самоуправления не входят в систему государственной власти, а подчиняются только своим избирателям, губернатору необходимо иметь рычаги влияния на муниципальных руководителей. Именно поэтому он делает их финансово зависимыми. Вот как говорит об этом губернатор Сахалинской области Игорь Фархутдинов: “С дотационным районом проще простого: не давай ему денег, он сам помрет. Если этот дотационный район дергается, чего-то не хочет делать как надо”. Во-вторых, причина в том, что никто – ни федеральный центр, ни губернатор – не хочет отдавать деньги в чужие руки. Они уверены, что сами знают, как их лучше потратить.

В отношении процентных отчислений есть еще один интересный момент. Поскольку нормы отчислений изменяются каждый год, то губернатор может все время урезать деньги у тех муниципальных образований, которые пытаются самостоятельно их зарабатывать. Хорошо об этом сказал А.Чубайс еще в свою бытность первым вице-премьером правительства: “Стимулы к тому, чтобы снижать расходы местного самоуправления, ныне крайне низки. Да, провел жилищно-коммунальную реформу, снизил затраты на обслуживание одного квадратного метра жилой площади, сэкономил на этом 20, 30, 50 миллиардов рублей, а что произойдет в будущем году – неизвестно. Куда пойдут средства? Непонятно. То же самое происходит и с доходной частью бюджета. Реальный стимул, чтобы наращивать доходы, создавать малое предпринимательство, отсутствует. В общем, можно это делать, а можно и не делать, и большой разницы для доходов городского бюджета тут не будет, потому что опять же непонятно, как в будущем году будет формироваться сама доходная база бюджета города или района”.

Губернаторы в свое оправдание приводят аргумент, что все районы и города у них в области разные. И они, губернаторы, на то и избраны на свою должность, чтобы отвечать за порядок во всей области. Поэтому они берут на себя функцию арбитра и перераспределяют средства богатых муниципальных образований бедным. В свою очередь руководители муниципалитетов заявляют, что они согласны отдавать деньги, но нужно точно определить порядок распределения.

Прежде всего чтобы нормы отчислений федеральных налогов закреплялись в одном размере хотя бы на три года. В этом случае у местных властей появится заинтересованность в расширении налогооблагаемой базы. Ведь чем больше предприятий будет работать на их территории, чем больше будет зарплата у населения, тем значительнее будут налоговые поступления в местный бюджет.

Не менее важно создание в области специального фонда поддержки муниципальных образований. Именно из него необходимо выделять помощь нуждающимся в поддержке. В Законе “О финансовых основах местного самоуправления” от 25.09.97-го года статья 10 данного закона гласит: “1. Фонд финансовой поддержки муниципальных образований создается в бюджете субъектов Российской Федерации. 2. Средства фонда финансовой поддержки муниципальных образований формируются путем отчислений от федеральных и региональных налогов, поступающих в бюджет субъекта РФ. 3. Распределение средств фонда осуществляется в соответствии с фиксированной формулой, учитывающей уровень душевой обеспеченности бюджетными средствами населения муниципального образования… 6. Сведения о фактическом объеме средств фондов финансовой поддержки муниципальных образований публикуются в средствах массовой информации ежемесячно”. Необходимо обратить внимание на последний пункт. Он открывает дорогу гласности в распределении бюджетных средств. Теперь уже губернатор не сможет тратить деньги из этого фонда, как ему хочется.

Уже имеется положительный опыт создания таких фондов. Например, в Новгородской области. Область зависит от федеральных трансфертов, а они поступают нерегулярно и в неполном объеме. Удельный вес собственных доходов в городских и районных бюджетах колеблется от 16% до 85%. Чтобы полностью профинансировать “защищенные” статьи, в местный бюджет за счет налогов и сборов, взимаемых на территории области, в 1997 году был создан стабилизационный фонд. Источником формирования фонда послужили налоговые доходы двух областных “доноров”. Часть подоходного налога с физических лиц Новгорода и Чудовского района, а также собственные доходы областного бюджета в размере 35% от общих налоговых сборов. Из этого фонда выплачиваются средства для обеспечения минимальных бюджетов районов.

Главы местного самоуправления уже давно поднимают вопрос о необходимости установления минимальных социальных стандартов. В них должно быть определено, сколько средств на каждого человека должно оставаться на местах. Но пока эти нормы не определены.

Еще в 1997 году Б.Ельцин сказал в своем выступлении на заседании Совета по местному самоуправлению: “Местные органы власти должны иметь собственные финансовые средства. Например, в муниципальных образованиях республик Марий Эл, Удмуртии, в Камчатской, Липецкой и ряде других областей собственные доходы покрывают лишь 10% их расходов. О какой самостоятельности может идти речь? Разве нормально, когда до 60 процентов от суммы налогов, которые собраны на территории муниципального образования, уходят в региональный и федеральный бюджеты, а затем спустя месяцы возвращаются обратно в виде финансовой помощи? Нужно наводить порядок в этой практике”.

Практически те же самые мысли повторил в своем выступлении 2 октября в Совете Федерации председатель правительства Е.М.Примаков. Он заявил, что нужно оставлять больше денег на местах. А также предложил зафиксировать доходы всех уровней власти, чтобы заинтересовать местные власти в расширении налогооблагаемой базы.

Получается, что власть все понимает. Но почему же на практике все происходит наоборот?

Сергей ПРАВОСУДОВ,

аспирант Государственного университета управления

Репортаж

Поволжский вариант отчетов и выборов в профсоюзе

Поволжский региональный семинар профсоюзных работников состоялся в Казани. Съехались туда представители девяти регионов Поволжья.

Cобственно, позвала их в дорогу идея сверить часы перед стартом отчетно-выборного марафона в профсоюзах. То, что к организации этой кампании необходимо отнестись со всей ответственностью, еще более очевидным стало после выступления высокого московского гостя – заместителя председателя ЦК профсоюза работников народного образования и науки В.С.Павлихина. Он прокомментировал привезенные из столицы документы и проекты новых законов, в частности пятый вариант Трудового кодекса РФ, которые пишутся и переписываются в основном в пользу работодателей.

Кто, если не профсоюзы, защитит работников от произвола работодателей, к которым относится и само государство? Один на один с государственной машиной учителю не справиться. Неспроста ведь директора учреждений и предприятий кинулись изучать Закон о профсоюзах, дабы свести к нулю те права, которые дают гарантии его членам, а также протаскивать своих людей в профсоюзные лидеры, чтобы таким образом развалить самую массовую ныне общественную организацию. Именно поэтому профсоюзные работники Поволжья всерьез озабочены предстоящими выборами.

В нынешних сложных социально-экономических условиях быть профсоюзным активистом скорее хлопотно и даже опасно, нежели престижно. Прояви активист принципиальность, и может лишиться работы. И как минимум он должен обладать готовностью и умением работать с людьми и с руководителями. Не потому ли и не стремится молодежь в лидеры, что не чувствует способности брать на себя чужие проблемы?

Если раньше, случалось, профсоюз защищал работника от ретивого начальника, в основном все же занимался организацией досуга, быта своих членов и решал кое-какие производственные вопросы, то сейчас он стал посредником между членом профсоюза и государством в решении трудовых и социальных задач. И в новых социально-экономических условиях речь идет уже о борьбе за восстановление законных прав работников отрасли.

Уместно отметить в русле нашей темы уникальность ситуации в сфере образования в республике Татарстан. Председатель рескома профсоюза и председатель Комитета по образованию Государственного совета – одно и то же лицо. Юрий Петрович Прохоров, бывший начальником Главного управления образования Казани. Что в этом тандеме первично? Депутатство, по мнению Юрия Петровича, его двойной статус – это идеальный вариант защиты прав работников отрасли. Кстати, участники семинара это осознали и по-хорошему позавидовали коллеге – его непререкаемому авторитету среди работников образования вплоть до министра.

Так к каким достижениям привел Ю.П.Прохорова его двойной статус и, так сказать, двойной авторитет? По закону профсоюзы Татарстана наделены законодательной инициативой. Он может записать в свой актив новый республиканский Закон об образовании, который шел достаточно сложно, ибо президент М. Шаймиев не соглашался со статьей о различных вариантах оплаты труда. Также Закон о компенсационных выплатах школьникам на питание. В итоге в республике утверждена адресная помощь.

Прохоров выиграл две судебные тяжбы в Конституционном суде по отмене постановлений Совета министров. По первому иску была восстановлена 100-процентная оплата больничных листов лечащимся в стационаре работникам образования. А по второму – восстановлены законные льготы работникам отрасли. Когда минимальную зарплату в республике подняли до 350 рублей, Кабинет министров счел, что доплату нужно делать из внутренних резервов отрасли: за счет сокращения и закрытия учебных заведений, а также ликвидации льгот на коммунальные услуги в селе.

Так что эти победы принадлежат в большей степени председателю рескома профсоюза Прохорову, которому напрямую встречаться с первыми лицами республики помогает депутат Прохоров. Да кто уж их теперь и разберет. И без всяких амбиций Юрий Петрович советует коллегам по профсоюзу не бояться идти во власть – в местные Думы. Эту мысль поддержали как работники ЦК профсоюза, так и сами участники семинара, готовые, судя по всему, консолидироваться в предстоящих выборах в органы местного самоуправления с теми силами, которым небезразличны нужды образования. Но тем не менее прозвучала и такая реплика: “Мы выиграем только вне политики”. Кабы знать, где найдешь, где потеряешь. Ясно одно: профсоюзы обречены на публичную деятельность, предполагающую знание и политической расстановки сил, и форм протеста и борьбы.

Это тем более важно, что Президиум ЦК профсоюза считает, что в условиях системного кризиса для стабилизации положения в образовательных учреждениях России необходимо безотлагательно реализовать комплекс чрезвычайных мер и призвать работников образования провести коллективные акции с требованиями в адрес органов местного самоуправления, исполнительной и законодательной власти субъектов РФ, Правительства РФ.

Однако участие в акциях протеста стало для профсоюзов очередной высотой, покорять которую пришлось на свой страх и риск – не было опыта. Как призналась председатель Самарского обкома профсоюза Антонина Васильевна Гудкова, если сейчас и наблюдается некая стабильность в регионе с выплатой зарплаты с тридцатипроцентной надбавкой бюджетникам, то поначалу не все было так гладко. В 1990-1991 годах первыми после Москвы в акциях протеста стали участвовать именно работники образования Самарской области. Инициатива пошла снизу, хотя никто толком не знал, как эффективно организовать пикет или забастовку.

В последние месяцы в каждом регионе Поволжья прошли массовые акции протеста, местами перерастающие в забастовки и даже голодовки. Самой массовой была голодовка в Ульяновске.

Обобщив опыт борьбы учителей за выживание, ЦК профсоюза сделал вывод, что решить их проблемы в отрыве от всей бюджетной сферы в настоящее время невозможно. Поскольку, как говорится в Постановлении Президиума ЦК профсоюза, “отсутствие гласности, своевременной информации о размерах финансовых средств, направляемых в регионы из федерального бюджета, а также “прозрачности” расходования средств на местах создают предпосылки нецелевого использования средств, принятия субъективных решений о направлениях использования средств главами администраций в субъектах РФ, без участия органов законодательной власти. Этому способствуют и действующие федеральные законы “Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ”, “О финансовых основах местного самоуправления в РФ” и “О федеральном бюджете на 1998 год”, не позволяющие Правительству РФ определять целевой характер средств, направляемых из федерального бюджета в регионы, и контролировать фактическое их использование. Эти законодательные акты дают возможность главам администраций субъектов РФ перекладывать практически всю полноту ответственности за школу на органы местного самоуправления, фактически ведут к развалу единого образовательного пространства в России”.

Таким образом, государственный долг перед учительством будет иметь тенденцию к росту, если отраслевой профсоюз не солидаризируется с другими и не потребует от правительства выступить с законодательной инициативой по внесению изменений в вышеназванные законы.

Как видно, отныне социальный барометр в профсоюзном движении заклинило на отметке “шторм”. Готовностью к работе в штормовом режиме и определяется исход предстоящих отчетов и выборов. Секретарь ЦК профсоюза В.П.Юдин, давая рекомендации по методике проведения кампании, отметил, что, необходимо выбрать в актив людей порядочных и болеющих за общее дело душой.

Один из участников семинара внес даже оптимистичную ноту, рассказав анекдот, скорее напоминающий тост: “Если ты хочешь быть счастлив один день, выпей водки. Если ты хочешь быть счастлив месяц, женись. Если ты хочешь быть счастлив всю жизнь, вступай в профсоюз”.

Я так и сделала, высказав устную просьбу о приеме в профсоюз работников образования. Значит, я под защитой?

Галина СЮНЬКОВА

Казань

Мнение

Долги растут, а вера убывает

Несмотря на забастовки, ситуация с выплатой заработной платы работникам образования не только не улучшается, а даже ухудшается. Если на конец сентября задолженность составляла 55 миллионов, то в ноябре – уже 73 млн. рублей. Более четырех миллионов составляет долг по отпускным.

Основная причина такого положения в том, что значительная часть предприятий не работает, доходная часть областного и местных бюджетов пополняется скудно, а федеральные трансферты идут с огромной задержкой. Согласно постановлению главы администрации области, не менее 50% средств, поступивших в местные бюджеты “живыми деньгами”, направляется на выплату заработной платы работникам бюджетных учреждений.

Однако суммы поступающих в местные бюджеты доходов и федеральные трансферты столь незначительны, что погашение долгов идет крайне медленно.

Управление образования постоянно информирует администрацию области, представителя Президента России, Министерство образования, органы статистики о трудностях, но позитивных изменений пока нет.

На наш взгляд, педагоги мало что получили от прошедших забастовок (задолженность по заработной плате и компенсации на книгоиздательскую продукцию не уменьшаются, уровень зарплаты не увеличивается, нет решения об индексации зарплаты с 1 сентября 1998 г. в связи с обвалом рубля…)

В то же время учительство потеряло веру во все ветви власти. Ученики за дни забастовки недополучили знания. Родители (так же бедствующие, как и учителя), будучи на работе, изрядно за это время понервничали.

Людмила ДОБРЯКОВА,

начальник управления образования

Иваново

Страшней – безнадега

Несмотря на то, что жизнь наша в Якутии все ухудшается, учителя продолжают работать. Эта безропотность честно работающих, но обездоленных людей, висящих обузой у нынешней власти, кажется ненормальной. Нет, бастовать у нас никто не собирается. Северян не так просто расшевелить, тем более когда за окном темень, туман и -400 С. Город еще может поволноваться, если сильно прижмет. А наши улусы, разбросанные на сотни километров друг от друга, как всегда, промолчат. Во-первых, несподручно, во-вторых, нет у северного человека привычки чего-то требовать, кричать. Такие вот особенности национального характера.

Страшнее другое- безнадега. Все у нас помнят учителей-алданцев, поднявшихся весной: бастовали, голодовку объявляли. Все смотрели тогда на них с надеждой: добьются ли, выстоят ли? Результат же плачевен – власти отделались от бастующих уговорами, обещаниями и жалкой подачкой. Одним словом, замяли. Сейчас Алдан опять возглавляет список по задолженности учителям. Опыт забастовки приобретен. Все увидели его нулевой результат и лишний раз осознали безвыходность своего положения. Директор школы, где я училась, в частном разговоре с депутатом Республиканского Собрания Ил Тумон обмолвилась, что учителям впору выдвигать уже не экономические, а политические требования, на что получила “шутливый” ответ: “Тогда вы уж точно денег не получите”.

Так, может, лучше работать, продолжать учить наших ни в чем не повинных детишек? Учитель вроде бы работает, ходит на уроки и даже чему-то учит. Другой вопрос, как он это делает? Формально? А требований к учителям не становится меньше.

Учителя Якутии молча переносят сегодняшние трудности, потому что знают, что где-то еще хуже. Они умудряются оценивать свое положение как не самое тяжелое. Они вынуждены мириться с этими нищенскими подачками, не жить, а существовать, потому что знают – их нигде не ждут, они никому не нужны, кроме школы. Учительница, работающая в перегруженной школе на полторы ставки со всеми нагрузками и перегрузками, получает на руки почти 2 тысячи рублей. И только коллеги знают, какая работа стоит за этой ничтожной в условиях Севера зарплатой, когда половина ее уйдет на оплату коммунальных услуг.

Ольга СЛЕПЦОВА

Якутск

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте