Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Тара под дополнительное образование. В роли ответчика – УДОД

Учительская газета, №48 от 1 декабря 2009. Читать номер
Автор:

Тара – самый старый городок на окраине Омской области. Ей больше четырех сотен лет. Находится почти на отшибе цивилизации – до ближайшей железнодорожной магистрали 300 километров. Кругом тайга и болота. Население города – меньше 30 тысяч. Примерно столько же в Тарском районе.

Культурная тайга

После перестройки из производства тут осталось немного – обувная фабрика, выпускавшая валенки, и телегостроительный завод. Но в начале XXI века рядом с Тарой нашли нефть, и хотя компания, разрабатывающая месторождение, не местная, а столичная, город начал возрождаться. Впрочем, и во времена валенок, и во времена нефти маленький городок отличался «повышенной интеллигентностью» – один из журналистов назвал его «краем непуганых поэтов». Здесь есть театр – настоящий, драматический, единственный сельский в Сибири. В нем всегда аншлаг. Больше половины тарчан имеют высшее или среднее специальное образование – в городе два филиала омских вузов, три колледжа. И, что не менее удивительно, в Таре 6 учреждений дополнительного образования детей, и по сей день не имеющих платных кружков и секций.

Говорят, традиции культуры и образования заложили купцы, которыми Тара всегда была богата – не хотели отставать от жизни. Многие из них занимались не только благотворительностью, но и наукой. Они строили школы, учредили ремесленное училище для бедных детей, общественную библиотеку. Создали даже клуб, выполнявший роль культурного центра, – там играли духовой и струнный оркестры, проводились танцевальные вечера, различные увеселительные мероприятия, ставились спектакли. Купцов в Таре знают поименно – здесь принято называть не почтовый адрес, а просто: «Щербаковский сад» или «Дом Носкова». Поминают их только добрым словом, особенно в учреждениях дополнительного образования. Все они как на подбор располагаются в зданиях, построенных тарскими купцами.

Не те пошли купцы

Пришли иные времена. В городе повышенной интеллигентности разгорелся «школьно-ясельный» скандал. Тарским городским судом рассмотрены дела по искам тарского межрайонного прокурора о том, что ответчики – школы, детсады и все шесть учреждений дополнительного образования района – обязаны получить лицензии на ведение образовательной деятельности. Деньги на лицензирование районная власть выделяет. За три года 81 процент учреждений образования получили необходимые документы. До конца года «подтянут» еще несколько школ и детсадов. Но одно дело, когда для лицензии не хватает малости – подлатать крышу и оформить документы на землепользование. И совсем иное – когда учреждение должно переехать в другое здание, поскольку то, в котором оно много лет находилось, не соответствует современным требованиям. Пожарная сигнализация во всех шести учреждениях дополнительного образования установлена, но этого мало. Отныне они не должны размещаться в двухэтажных деревянных зданиях 5-й степени огнестойкости. А именно в таких домах находятся и Центр детского творчества, и станция туристов, и станция юных техников. Пока им дали отсрочку – до лета. А что потом? Переезжать некуда. Строить новые муниципалитету пока не под силу.

В городе есть кирпичные добротные здания, которые стоят пустыми – конторы бывшего райпо, ПМК, треста «Тарамежрайгаз». Но они, как говорит Людмила Вандышева, не только директор Центра детского творчества, но и депутат Тарского районного совета, не являются муниципальным имуществом, и администрация района не имеет права ими распоряжаться. Нет нынче тех купцов, что готовы безвозмездно помогать детям, отдавая им в дар дома или хотя бы помогая с ремонтом.

Впрочем, одна проблема решилась. Почти. Накануне своего 60-летнего юбилея переезжает школа искусств. Юные художники и хоровики уже перебрались в комфортабельное здание, ранее принадлежавшее нефтяникам. Воспитанников хореографического отделения готов приютить у себя культурно-досуговый центр. Там есть два класса хореографии, и сейчас экстренно готовятся еще два. Необходимо еще перестелить пол, установить станки, повесить зеркала и отремонтировать туалеты. Проблема возникла с поиском места для музыкального отделения. Из предложенных вариантов ни одно здание не подходит под те санитарные требования, которые необходимо выполнить, чтобы разместить 7 групповых и 12 индивидуальных классов. Анатолий Федоров, директор школы искусств, рассказывает:

– Регулярно я плачу штрафы, выписываемые Госпожнадзором. Поднимал вопрос о строительстве новой школы в областном министерстве культуры, выступал на сессии горсовета. Три года назад появилась слабая надежда на получение денег от нефтяников на разработку проектно-сметной документации. Если бы мы это сделали, областное министерство культуры рассмотрело бы вопрос о софинансировании строительства. Но сегодня, в условиях кризиса, об этом даже мечтать не приходится.

– Как я переселю дошкольную гимназию при центре, где занимаются 70 малышей? – спрашивает Людмила Вандышева. – Им нужны просторное помещение, теплый туалет. Проще ее закрыть. Но куда пойдут домашние дети, которым нет места в детских садах из-за очередей? Куда пойдут лишенные работы педагоги? До Омска 300 верст, а у нас в школах вакансий нет. Ведь в городе и педколледж, и филиал педагогического университета, вот нынче 23 выпускника удалось пристроить, и все. А я и без того должна коллективу центра объявить о сокращении часов на 25 процентов. Мы еще не переехали, но уже сокращаемся. Придется убирать совместителей, филиалы в деревнях. Представляете, что это значит? Это ведь испорченная карьера взрослых, нераскрытые таланты детей. Неизвестно, знал бы сегодня весь мир, кто такой Михаил Ульянов, если бы в свое время он не пришел в драматический кружок тарского Дома пионеров. Мы надеемся, что нам оставят хоть одно здание из двух – бывший дом Носкова, где с 70-х годов прошлого века располагался Дом пионеров, а потом Центр детского творчества. Ведь именно дети и педагоги следили за сохранностью этого памятника деревянного зодчества. Быть может, именно мы и спасли его от разрушения. Даже в тяжелые 90-е годы нам не было так трудно, как сейчас. Тогда месяцами не выдавали зарплату, но у нас не отбирали кабинеты и не сокращали штаты.

Дворцы – детям!

В администрации района и Комитете по образованию ищут варианты переселения. Есть муниципальное здание магазина «Николь», но нет денег на его ремонт. Предлагали в школах проводить занятия в две смены, чтобы освободившиеся кабинеты отдать под кружковые и студийные занятия. Понятно, что в таком случае учреждения дополнительного образования как самостоятельные организации существовать перестают. Педагоги дополнительного образования будут вести кружки не в своих оборудованных мастерских и кабинетах, а во временных помещениях, практически «на пальцах». А каково будет учебным заведениям принимать такое количество «чужих» детей и такой объем ответственности? Неудивительно, что директора школ не в восторге от подобного предложения. Часть талантливых детей в этом случае просто «потеряются», потому что многим будет проще сидеть дома, чем добираться в разные школы – учреждения-то допобразования располагаются в центре Тары.

А в старинные здания, десятилетиями принадлежащие юным тарчанам, – Центр детского творчества, спортивную школу, станции натуралистов, туристов и техников – все чаще заглядывают представители коммерческих структур. Наверное, прицениваются и присматриваются к помещениям технических кружков и творческих студий, прикидывая, для чего они сгодятся – для магазина или офиса. Обвинять Госпожнадзор и прокуратуру в предвзятости глупо. Люди делают свое дело. И кстати, у этих людей есть дети, которые тоже занимаются в кружках и секциях. А дети должны быть в безопасности.

Выход все же есть! Почти фантастический, но, если вспомнить о традициях благотворительности, когда-то отличавших Тару, вполне реальный. В середине 90-х годов в Калачинске – тоже районном центре Омской области – под дополнительное образование отдали бывший райком партии. В Таре это здание принадлежит суду и прокуратуре. В бывшей конторе «Сельхозтехники» разместились мировые судьи и приставы. У милиции – целый этаж кирпичного дома. Хорошая прочная пятиэтажка – у городской мэрии. Это вообще идеальный вариант, там бы все «внешкольники» поместились. Пусть бы госслужащие поменялись местами с детьми, переехав в деревянные купеческие дома. Почему-то я думаю, что им деньги на ремонт памятников зодчества найти проще. Тем более что забота о памятниках архитектуры – дело именно государственное. Уж скорее чиновничье, чем педагогическое. Или когда-то существовавший лозунг теперь нужно произносить с точностью до наоборот: «Все худшее – детям»? Уничтожить систему дополнительного образования, которая выстояла в самые тяжелые годы и существует большей частью на энтузиазме педагогов, несложно. Только это мы уже проходили – потому сейчас и развелась масса фондов помощи: юным алкоголикам, наркоманам, игроманам. Кому-то они приносят деньги, что же касается помощи…

Тара, Омская область

Мнение

Иван АНДРЕЙЧИКОВ, директор Тарской станции юных натуралистов:

– По решению суда к лету нам приказано освободить два наших здания в центре города. Ума не приложу, куда перевезти имущество станции, накопленное с 1978 года, малый юннатский зоопарк. А что будет с нашим садом, в котором растут редкие растения? Мы нигде не найдем таких идеальных условий, в каких работаем сейчас. Не зря же 30 лет назад были восстановлены старые деревянные здания, в которых сотни детей учились понимать и любить природу. Наше центральное здание только наполовину деревянное, цокольный этаж у него кирпичный, и даже судья предлагала оставить его детям, но Госпожнадзор выступил против, хотя за все годы, что я работаю здесь директором, у нас не было ни одного ЧП.

Сергей СТЕПАНОВ, директор Тарской станции юных техников:

– Сидим как на пороховой бочке. Вариантов переезда у нас нет. Проводить занятия в школах? А где размещать наши станки и оборудование? Да и не будут дети после уроков в этой же школе оставаться на занятия в кружке. Им нужно менять обстановку, для чего и существуют дома творчества, технические кружки, спортивные секции. Это должны быть лучшие здания в городе, со своей особой атмосферой.

Сергей КРИНИЦИН, директор Тарской станции юных туристов:

– О судьбе дополнительного образования даже не хочется думать. Нам из областного Министерства образования прислали анкету для детей и родителей. Там два вопроса: «Как вы относитесь к тому, что дополнительное образование сделают платным?» и «Как вы оцениваете материальное положение своей семьи?». По-моему, все ясно. Дешевле познавать жизнь у экранов телевизоров. Я вспоминаю, как мы раньше ходили в походы в горы. Все дети мечтали быть туристами и петь песни у костра. А ведь раньше на специальное снаряжение выделялись деньги…

Зоя ГЕРМАН, ветеран педагогического труда:

– Я 30 лет отдала работе в Доме пионеров и знаю, чего стоит сплотить детей из разных школ в один коллектив. Нельзя допустить, чтобы в одном месте проводились и уроки, и часы досуга. Раньше в Таре вообще не было кирпичных зданий. И школы, и Дом пионеров располагались в деревянных домах с печным отоплением.

Куда после переезда и сокращений пойдут руководители кружков, художники, музыканты, методисты? В продавцы, на биржу труда? Легко уничтожить то, что создавалось 70 лет! Сумеем ли мы потом восстановить?


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту