Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

«Тайная» деятельность . Много лет школьным библиотекарям помимо основной работы приходится везти целый воз «дополнительной». За символическую доплату

Учительская газета, №27 от 6 июля 2004. Читать номер
Автор:

В стране насчитывается около 67 тысяч школьных библиотек. В глазах общественности и профессионалов типичная школьная библиотека – это небольшое помещение, небольшой (скорее маленький!) фонд, один, редко два сотрудника и ограниченные библиотечно-информационные возможности. Смею вас уверить: со стороны видна лишь верхушка айсберга. Основная деятельность любой школьной библиотеки ведется, так сказать, тайно. О какой же «тайной» их деятельности можно говорить, если в основном документе, определяющем статус этого типа библиотек, сказано: «Библиотека доступна и бесплатна для читателей: учащихся, учителей, воспитателей и других работников общеобразовательного учреждения» (п.1.5 «Примерного положения о библиотеке общеобразовательного учреждения», 1998год)?

Речь пойдет о таком аспекте, как работа с фондами школьных учебников. Начнем с того, что в «Примерном положении» как отдельное направление эта работа не названа. Впрочем, среди функций библиотеки первой обозначена образовательная, а учебная литература присутствует лишь в перечне типов и видов комплектуемой литературы (п. 3.2). Есть кое-какие упоминания об этом в пунктах 3.15 и 3.19.

Вероятно, мы должны сделать вывод, что в школьной библиотеке фонд делится на основной и учебный, а библиотека должна иметь дополнительное помещение, специально предназначенное для хранения фондов учебников. Это явно говорит о наличии определенной специфики библиотечной работы с учебной литературой в школе. Однако в следующем основном документе – Правилах пользования библиотекой (см. «Рекомендации по составлению примерных правил пользования библиотекой общеобразовательного учреждения», утвержденные в 1998 году) – об этой специфике не упоминает.

И только в инструктивно-методических материалах, раскрывающих технологию работы школьных библиотек, есть пункт 2.6 «Учет библиотечного фонда учебников» («Технология работы школьной библиотеки», М.,1993, с.9-10). Из него мы узнаем, что эту сторону деятельности библиотеки определяет специальная «Инструкция о создании и обновлении библиотечных фондов учебников, порядке их использования и мерах, обеспечивающих сохранность литературы» (утверждено приказом Министерства просвещения СССР №79 от 23.05.78).

Данный документ, разработанный более двадцати лет назад, описывал порядок перехода на бесплатное пользование учебниками, организацию их выпуска, продажу и доставку, обязанности школьного коллектива по работе с ними. И только заключительный раздел «Библиотечный фонд учебников» определял функции библиотекаря как непосредственного исполнителя работы с учебниками в школе (оговаривая, впрочем, возможность возложения этих функций на другого сотрудника школы). Основное требование к школьному библиотекарю – организация отдельного учета и хранения учебного фонда. При этом учет, помимо традиционных процессов приема и штемпелевания изданий, включал «регистрацию поступления, распределения по классам, перемещения по классам, выбытия, а также подведение итогов движения фонда и его проверку» в соответствии с основными положениями «Инструкции об учете библиотечного фонда в государственных массовых библиотеках, объединенных в централизованные библиотечные системы Министерства культуры СССР», никогда до того не применявшейся и значительно отличающейся от традиционного учета в школьных библиотеках. Библиотекарям предлагалось на учебный фонд дополнительно вести «Книгу учета библиотечного фонда школьных учебников» (включающую 3 части: «Поступление», «Выбытие», «Итоги учета»), карточный учетный каталог (картотеку) и «Журнал регистрации учетных карточек библиотечного фонда школьных учебников».

Ряд других пунктов инструкции также предполагал дополнительные трудозатраты. Так, рекомендуя библиотекарям выдавать учебники учителям на весь класс, помимо фиксации этого действия на самом учебнике и на обороте учетных карточек, инструкция обязывала создавать специальные вкладыши в читательские формуляры, где выдача каждой книги подтверждалась бы подписью ученика. И хотя ниже (п.36) оговаривалось, что эти вкладыши заполняют сами школьники, но, несомненно, со стороны библиотекаря предполагалась проверка правильности заполнения и последующая раскладка вкладышей по читательским формулярам.

Процесс списания учебников (пп.37-40) предполагал участие библиотекаря в работе комиссии по отбору и ежегодное составление отдельного акта (с указанием автора, названия списанного учебника, года его издания, цены, количества списываемых экземпляров и общей суммы) на книги, пришедшие в негодность, а также аналогичный процесс по списанию утраченных или испорченных изданий, дополненный работой по взысканию стоимости утраты с ученика или его родителей.

Есть еще и достаточно туманный пункт 42, говорящий о том, что «отчет о фонде школьных учебников и об использовании средств на их создание и пополнение составляется по установленной форме». Не обращенный ни к кому конкретно, он тем не менее именно от библиотекаря требовал как минимум подготовки первичных данных (а на деле – отдельного отчета, более того, постоянного мониторинга состояния обеспеченности учебниками с постоянной готовностью дать сведения как руководству школы, так и органам образования). Таким образом, уже с самого начала введения бесплатного пользования учебниками представление о работе с ними школьного библиотекаря как о чисто механическом процессе получения и раздачи было ложным.

Во что же вылилась эта деятельность в сегодняшних условиях? Начнем с того, что в 1999 году только в Федеральный перечень учебников включено 1152 названия, издаваемых примерно 60 издательствами (а издают учебную литературу более 300 издательств и фирм!). Совместно с педагогами школы из них нужно выбрать необходимые (с учетом регионального и местного компонентов), определить экземплярность по каждому названию. Причем любая ошибка, а следовательно, нехватка или излишек учебников вызывает претензии читателей именно к библиотекарю! От него требуется знание репертуара учебников с учетом типа и профиля своего учебного заведения, осведомленность об ориентации каждого из учебников на определенные педагогические технологии, используемые преподавателями каждого предмета.

Получить эти знания школьный библиотекарь может, лишь систематически отслеживая информацию о подготовке и выпуске учебников и новшествах, вводимых в учебный процесс школы. Заказанные книги, в отличие от прежних времен, вовсе не приходят в библиотеку к началу занятий, а поступают в течение всего учебного года, требуя постоянной с ними работы. Работы, никем не замечаемой и не оцениваемой! (Здесь мы не говорим о заботах по доставке, погрузке и разгрузке учебников, а также об удаленности помещений для хранения учебного фонда и их неприспособленности для обслуживания читателей в то время, когда каждый случай запроса учебника требует специального похода за ним, подчас с закрытием самой библиотеки).

Подобный подход к формированию фондов и работе с ними не лучшим образом выделили учебник из общего ряда типов и видов изданий, обрекая его быть в глазах и читателя, и библиотекаря сугубо официальным материалом, подлежащим выдаче в обязательном порядке и в строго определенные сроки. Ребятам практически невозможно свободно взять для чтения любой учебник из библиотечного фонда, если он не рекомендован учителем.

Мне приходилось слышать возмущенные рассказы школьных библиотекарей о «происках» детей и их родителей, использующих и ложь, и давление через администрацию, чтобы получить вожделенный учебник, требующийся для занятий в кружках и на всевозможных курсах (тем более малоэкземплярный, вариативный или экспериментальный!), как обычную книгу. И хотя многолетняя кампания формирования бережного отношения к учебнику ведется повсеместно, места в системе мероприятий по продвижению литературы к читателю ему не нашлось, фонды учебников практически не пропагандируются. Более того, атмосфера секретности невольно поддерживается из-за отсутствия сведений о них в предназначенных для читателей алфавитных и систематических каталогах школьных библиотек.

Если учет наличия учебников обусловлен специальными формами документов, то специального «Дневника учета работы с учебной литературой», позволяющего вести учет обращений читателей за учебниками и количества их выдач, не существует. Не введена и дополнительная графа «Учебники» в традиционном «Дневнике учета работы» школьной библиотеки. Таким образом, хотя фиксация выдачи учебников предусмотрена многократно (на специальном талоне в самом учебнике, на вкладыше в читательский формуляр, на обороте каждой карточки учетной картотеки), общий итог этой работы подводить негде.

Чем же объяснить эту атмосферу секретности? Объяснение простое. Еще в начале создания фондов так называемых бесплатных учебников за работу с ними вводилась дополнительная оплата, размеры которой зависели от объема учебного фонда. Впоследствии размер доплаты менялся и сейчас составляет до 30% должностного оклада работника, ведущего эту работу.

Желание сохранить эту доплату и определяет обособленность работы с учебниками, невключение ее ни в положение о библиотеке, ни в должностные характеристики, ни в традиционные учетные и отчетные документы библиотеки. Это поддерживается и тем, что методическое руководство по общим проблемам работы школьной библиотеки осуществляют библиотечные методические центры (во главе с ГНПБ им.К.Д. Ушинского), а по проблемам работы с учебной литературой – методические службы органов образования.

Сегодня объемы работы с учебным фондом давно намного переросли объем основной деятельности библиотеки (в крупных школах – в несколько раз!), и закрывать на это глаза – значит отрицать функцию школьной библиотеки, ставшую для нее основной.

В чем же выход из создавшегося положения? Прежде всего эту работу нужно «рассекретить», ввести данные о ней в традиционные учетные и отчетные документы. На основе этих данных администрация каждой школы может подсчитать нагрузку библиотечных работников (используя «Межотраслевые нормы времени на работы, выполняемые в библиотеках», 1997) и, опираясь на типовые штаты школьной библиотеки как гарантированный государством минимум, дополнительно ввести необходимое число библиотечных работников либо оставить доплату при небольших объемах работы. Это будет шагом по восстановлению справедливости по отношению как к школьным библиотекарям, так и к учащимся, чьи права на получение информации ущемляются (что особенно заметно даже при простом сравнении с возможностями читателей других учебных библиотек, где типовые документы предусматривают при обслуживании до 1 тыс. читателей 4 сотрудника в библиотеке техникума и 9 – в библиотеке вуза).

Кстати, о нагрузках. Типовые штаты школьной библиотеки предполагают максимум 2 сотрудника при наличии более 34 класс-комплектов (т.е. свыше 1000 учащихся). Есть школы, где это количество превышено вдвое и более.

Наиболее дальновидные руководители школ, высоко оценивающие роль своей библиотеки и ее вклад в процесс современного обучения и воспитания, уже сейчас увеличили штат библиотекарей (три и более, например, в Омске, Новом Уренгое), ориентируясь и на расширение ее функций (в частности, работу с нетрадиционными носителями информации). Сейчас со стороны Министерства образования и науки необходимы шаги для расширения номенклатуры библиотечных должностей, применяемых в школьной библиотеке. Здесь должны появиться заведующие отделами, секторами, библиографы, а где-то и главные специалисты. Это позволяют как объемы и содержание работы многих школьных библиотек, так и утвержденные в 1995 году Министерством труда Российской Федерации тарифно-квалификационные характеристики для библиотечных работников.

Хочу призвать всех школьных библиотекарей оценивать свою работу с учебниками как одну из главных функций библиотеки, помочь администрациям школ и методическим службам реально увидеть ее важность и, главное, объемы и добиваться оплаты своей работы в соответствии с ее уровнем и результатами.

Евгения ЗУЕВА, старший научный сотрудник Научно-методического отдела ГНПБ им. К.Д.Ушинского

P.S.

Новое Примерное положение о библиотеке общеобразовательного учреждения (письмо Минобразования России от 23.03.2004 №14-51-70/13), об этих проблемах попросту умалчивает. Но значит ли это, что теперь библиотека вправе не формировать самостоятельный фонд учебников, не вести специальную картотеку (всё чаще требуемую администрацией в электронном варианте), не участвовать в разработке заказа на учебники на очередной год, не выдавать их детям? Имеет ли она право не делать всё то, что уже более двух десятилетий выполняется сверх основной работы за чисто символическую доплату, к тому же далеко не везде выплачиваемую? К сожалению, нет. Поэтому уже давно пора легализовать «теневую» деятельность и ввести в школьные библиотеки дополнительные штатные единицы библиотекарей.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту