Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

«Свой парень» в форме нужен молодежи, чтобы она стремилась в армию

Учительская газета, №27 от 1 июля 2003. Читать номер
Автор:

Жизнь дает немало примеров того, что научное творчество питомцев военных вузов выходит за рамки чисто учебных целей и задач. Они смело берутся за важные армейские проблемы, стремятся внести свой вклад в поиск путей их решения.

Один из примеров тому – исследование «Диагностика отношения к военнослужащим в молодежной среде», проведенное будущим военным психологом, слушателем военного университета младшим сержантом Степаном Мясоедовым под научным руководством подполковника Дениса Давыдова. Несмотря на то, что оно является пилотажным, требует дополнительной оценки надежности разработанной методики, его выводы представляют интерес для повышения имиджа Вооруженных Сил, воспитания в обществе уважения и любви к ним, формирования у молодежи стремления к военной службе, что особенно важно в ходе перевода армии на полностью профессиональную контрактную основу.

Младший сержант Степан МЯСОЕДОВ и его научный руководитель подполковник Денис ДАВЫДОВ рассказывают о результатах исследования.

Сегодня жалобы на то, как плохо относятся к армии и военнослужащим, сменились конкретными шагами изменения образа Вооруженных Сил и военнослужащих в сознании российских граждан, в том числе – молодежи, с которой связана судьба военной реформы. Эта актуальная проблема стала целью исследования отношения гражданской молодежи к военнослужащим.

Общепринято представление, что на формирование межгрупповых отношений существенное влияние оказывают социальные стереотипы (упрощенные, схематичные, эмоционально окрашенные, устойчивые образы каких-либо социальных групп, легко распространяемые на всех их представителей) и связанные с ними установки восприятия.

Стереотипы, влияющие на восприятие военнослужащего, проявляются в доверии или недоверии к нему, в чувстве общности или, наоборот, отчуждения. Для выявления отношения к военнослужащим мы разработали проективную методику. В ее основе – представление о том, что один из важнейших компонентов внешнего облика – одежда, прочие предметы и признаки, с помощью которых достигается его внешнее «оформление». У военнослужащего это военная форма.

Испытуемым предложили 12 черно-белых (чтобы исключить влияние цветовой гаммы) фотоизображений (стимульный материал). 10 из них представляли молодого человека. Часть – в различных видах военной формы (одни однозначно могут быть отнесены к военнослужащим, другие – без знаков различия). На остальных – в гражданской одежде, форме сотрудника милиции и охраны. Чтобы исключить влияние черт лица, они специально были смазаны. Для дополнительной маскировки цели исследования в комплект включили два изображения женщин.

Конкретную цель исследования испытуемым не сообщали, говорили, что оно посвящено изучению особенностей межличностного восприятия и предлагали проранжировать карточки по двум признакам. Первый – по степени доверия к изображенным на них людям (выбрать тех, кому больше могли бы доверять; от кого не ожидали бы плохих поступков). Второй – по степени общности (с кем наиболее легко смогли найти общий язык; кто смог бы хорошо понять).

Испытуемые представляли собой 52 человека в возрасте от 15 до 25 лет. Среди них – учащиеся колледжа, студенты вузов. Обследование проводилось индивидуально. Внимание обращалось на то, что при выборе следует ориентироваться на первое впечатление, долго не задумываясь.

Анализ результатов по современным научным методикам показал высокую степень доверия к военнослужащим. Вместе с тем в отношении к ним проявились низкие показатели степени общности. При этом военнослужащие воспринимаются не одинаково. Показатели отношения к военным в камуфляже более низки, нежели к одетым в повседневную форму (китель, брюки).

Человек в камуфлированной форме без знаков различия (атрибутов военнослужащего) получил низкие показатели как по первому критерию (доверие), так и по второму (общность).

А самая низкая степень доверия проявлена к человеку в одежде молодежно-спортивного стиля, хотя у него средний показатель по общности.

Дополнительно выявлены источники информации о Вооруженных Силах. Анализ заполненных испытуемыми анкет (паспортичек) позволил выделить три основных: рассказы друзей, знакомых (25%), опыт родственников (24%), ТВ и радио (18%). Менее значимы книги и кинофильмы (14%). Список замыкают личный опыт (6%), газеты и журналы (6%) и школьные занятия (4%).

По результатам исследования можно сделать ряд выводов. С одной стороны, исследование не выявило у молодежи негативных стереотипов восприятия военнослужащих. Отношение к ним характеризуется такой чертой, как возможность доверять. А вот возможность найти с военными общий язык оценена существенно ниже. Видимо, несмотря на то, что в сознании молодежи образ военнослужащего наделен такими социально одобряемыми характеристиками, как честность, мужество, ответственность, он для молодых людей является отстраненным, «чужим». Из этого, возможно, и следует то, что, воспринимая военных в целом положительно, очень значительная часть молодежи не стремится связать свою судьбу с военной службой.

Показательно и то, что военнослужащие в полевой форме (камуфляже) воспринимаются со значительно меньшей степенью доверия, чем в повседневной (китель, фуражка). Следует задать вопрос: насколько психологически оправдано введение в начале 90-х гг. полевого обмундирования для солдат и сержантов как повседневной формы одежды (вместо кителя, фуражки, брюк)? Исследование лишний раз подчеркивает, что экономия на форме одежды не способствует престижу Вооруженных Сил.

Практическим следствием выводов исследования могла бы стать ориентация рекламы военной службы на создание образа не только честного, мужественного военнослужащего, но и подчеркивание психологической общности – формирование образа «своего парня».

Конечно, данное исследование требует дополнительной проверки, оценки надежности разработанной методики, ее совершенствования и применения совместно с другими методами. Считаем, что подобные исследования окажутся полезными для создания профессиональной армии, которую будет уважать и любить наш народ.

ОТ РЕДАКЦИИ. На наш взгляд, о многом говорят и оценки источников информации об армии и флоте. То, что ТВ и радио принадлежит лишь 18%, книгам и фильмам – 14%, газетам и журналам – 6%, а школе только 4%, свидетельствует о проблемах эффективности влияния прессы и системы образования, государственных и общественных институтов, причастных к патриотическому воспитанию, реализации соответствующей программы, о которой так много говорится в последние годы. Думается, и эта работа нуждается в корректировке на основе современных научных исследований.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту