search
Топ 10
В российском регионе вводят всеобщий карантин для школ – младшие классы отправят на каникулы Закроют ли школы на дистанционное обучение в 2022 году – студентов и учеников Тувы перевели на удаленку Школьников и студентов отправляют на дистанционное обучение – ковид бьет рекорды Для учителей и воспитателей Подмосковья установили выплату в 5 тыс. рублей Постановление Роспотребнадзора о сокращении карантина до 7 дней вступило в силу Мне есть что спеть: 25 января – день рождения поэта, барда, актера Владимира Высоцкого Москва отказалась от локдауна и длительного дистанционного обучения для школьников и студентов В Госдуме предложили доплачивать учителям за работу в классах, где выявлен ковид Низкий поклон: в Санкт-Петербурге открыли памятник учителям, работавшим в блокаду Урок на «удаленке»: полезные советы педагогам от Учителей года России

Суета сует Столб как объект повышенного интереса

Степаныч, как истинный представитель своей профессии, терпеть не мог беспорядка. В любых его проявлениях. Два раза в день, хоть проверяй по нему часы, он появлялся на пришкольном участке с метлой в руках. Взглядом полководца окидывал поле сражения и начинал борьбу с негативными проявлениями сил природы и плохого воспитания отдельных граждан. Вжик – вжик – вжик – принималась скрести листву метла с асфальта дорожек. Битва продолжалась обычно часа полтора-два и заканчивалась подведением итогов с выкуриванием трубки на скамеечке у флагштока, на школьном дворе.
Степаныч помнил, как по нему когда-то взлетал ввысь флаг, а строй пионеров отдавал салют – приветствие. Но было это давно. С той поры многое изменилось: верхний блок заржавел, подъемный тросик исчез, а пионеры перешли в разряд былинных героев. Стоял железный шпиль, никакой пользы не принося. Разве что ребятишки во время футбольных баталий использовали его в качестве штанги для ворот.
Но вот уже несколько дней подряд Степаныч являлся свидетелем необычного интереса школьников к железному столбу. Началась эта загадочная эпопея три дня назад.
Собрав, помнится, мусор в кучку на краю площадки, он в задумчивости уставился на столбик математических расчетов и геометрических фигур у подножия шпиля. Не детские рисунки, не квадраты классиков и не привычные слова дразнилок…
– Надо же, как культурно набезобразничали! – профессионально оценил тогда он содеянное.
Дальше – больше.
На столб, периодически съезжая с него, настойчиво пытался влезть известный Степанычу по разбитым окнам футбольный хулиган. Пришлось пригрозить ему своим орудием производства: “Не балуй!”. Но тот, не отказавшись от своей затеи, в течение дня еще несколько раз появлялся вблизи объекта со своими друзьями. (Поспорили, что ли?)
В тот же день несколько девочек-отличниц, наблюдая за тенью шпиля, изрисовали весь асфальт меловыми линиями. (И эти туда же?)
Вечером вблизи объекта прогуливалась молодежь. (К чему бы это?)
Утром второго дня Степаныч установил, что была совершена попытка выкопать достопримечательность. Не предполагали похитители, что под слоем рыхлого асфальта окажется несокрушимый бетон.
Ажиотаж продолжался.
На шпиль пытались закинуть лассо. (Но с легкостью такое выходит только в ковбойских фильмах).
По соседству с ним вверх при помощи подкидной доски было запущено несколько десятков камней с одновременной фиксацией по секундомеру времени их полета. Один приземлился на ногу запускавшему. (А мог бы и на голову. Не доводят такие игры до хорошего).
Под шум и крики школьников на столб карабкалась испуганная кошка с веревкой на задней лапе. (До верхушки не долезла. Слабо кричали живодеры).
Верхушку шпиля с разных позиций сквозь бумажную трубочку изучала группа школьниц. (Что за диво? – навел позже туда свой цейсовский бинокль Степаныч. Но ничего стоящего не увидел).
У подножия культового столба было разбито зеркало, которое ребятишки перекладывали с места на место, пока не наступили на него. (А что я говорил про эти игры!).
Одна девчушка с согласия Степаныча сфотографировала его в полный рост у объекта повышенного интереса. (Давно пора. Жаль только, что не при параде). А затем, испросив разрешение, измерила рост сантиметровой лентой. (А это зачем?)
В темноте, сетуя на малую продолжительность светового дня, кто-то мигал фонариком у загадочного шпиля. (Может, что-то днем потеряли?). Утро третьего дня тайны не прояснило. Все та же оживленность.
Несколько проказников штурмовали корявое деревце, имевшее несчастье произрастать вблизи шпиля. Результат: порванная куртка и сломанная ветка.
Три девочки с согласия часового Степаныча осуществили вблизи объекта подъем на нитке шарика, наполненного гелием. Но сильный порывистый ветер явно мешал их непонятной затее.
Во второй половине дня у шпиля остановилась машина. Мощный двигатель поднял стрелку с люлькой к его вершине. Но лампочку ввинчивать никто не собирался, папаша девочки (той, что крутилась здесь на днях), вытащив из кармана спецовки катушку ниток, привязал к концу нити гайку и стал деловито спускать ее вниз.
“В чем причина такой познавательной активности? – ломал голову дворник. – Почему хулиганят? Чего хотят?”
На самом деле вся эта суета имела простое и логичное объяснение. Все дело в том, что школьный учитель после повторения в классе темы “Законы геометрической оптики” дал своим ученикам творческое задание (на оценку, конечно же): определить косвенным методом высоту какого-либо объекта. Махнул рукой из окна на школьный двор, а там флагшток оказался.
– То, что нам надо! – определил объект учитель.
Полагал, что применят ребятишки на практике то, чему учил их в теории. Решение казалось таким простым. Таким очевидным. Реальность же превзошла все его ожидания. Справились! Да еще как!
Учителю еще предстоит в тиши кабинета, листая страницы отчетов, подивиться разнообразию представленных методов. Поразмышлять, оценить погрешность измерения каждого и сделать надлежащие выводы.
Сергей КИРИЛЛОВ,
учитель физики
Москва

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте