search
Топ 10

Судьба

Love story

Диснейленд для Ирины

Пять лет ухаживал австралийский миллионер за чемпионкой мира из России. Сейчас они – самая счастливая семейная пара.

Cреди прыгунов в воду, состязавшихся на чемпионате Европы в Стамбуле, самой титулованной была Ирина Лашко, двукратная чемпионка мира, серебряный призер Олимпийских игр в Барселоне и Атланте. И нынче она не осталась без награды, завоевав два “серебра” турецкой чеканки, уступив на трех- и метровом трамплинах россиянке Вере Ильиной. Но главный сюрприз Ирина преподнесла товарищам по сборной год назад: вместе с четырехлетней дочерью Алиной переехала жить в Австралию. Вышла замуж за миллионера Кэрола Феза. Но спорт не бросила. По-прежнему выступает за российскую сборную. Кстати, на подготовку к чемпионату в Стамбуле Ира в сопровождении Кэрола прилетала в июле в Москву. Когда я их увидела вместе, ни за что бы не сказала, что супруг старше Ирины почти на сорок лет…

Знакомство

– Ирина, как вы встретились с Кэролом?

– Случайно! Четыре года назад я выступала в Австралии на этапе “Гран-при”. Мне надо было передать посылку, и Кэрол приехал забрать ее. Вежливо раскланявшись, мы расстались. Я вернулась в Екатеринбург и, поскольку Кэрол чуть позже передал мне свой телефон, решила позвонить ему. Просто так. Захотелось пообщаться с человеком. Я вообще общительна. Звоню и наговариваю на автоответчик: “Вы, наверное, меня уже не помните”. Тут Кэрол хватает трубку и кричит: “Конечно, помню!”.

– И что было потом?

– Потом я каждый год приезжала в Австралию на “Гран-при”, раз пять-шесть, по-моему. И Кэрол следовал за мной повсюду – соревнования проходили в разных городах. Сам он живет в Мельбурне. А перед чемпионатом мира 1998 года в Перте мы находились на сборах в Мельбурне. Кэрол пригласил меня пожить у него дома. Я согласилась и поняла, что он очень одинокий человек. Его жена умерла давным-давно, детей у них не было. Короче, после чемпионата мира я вновь улетела в Мельбурн.

Через несколько месяцев мы поженились, и я привезла в Австралию дочку.

– Вы сразу влюбились в Кэрола?

– Нет, я ведь его совсем не знала. Но очень быстро просто голову от любви потеряла. Мой муж – уникальный человек, добившийся успеха своим трудом. Он еще школьником начал работать. Развозил хлеб по пекарням. Устроился ассистентом к частному сыщику. А потом сам стал детективом. Когда ушел на пенсию, стал тренером по теннису. Сейчас он занимается распространением аттракционов, устройством развлекательных программ, в том числе и на своем ранчо. Там у него настоящий Диснейленд! На родине он известный специалист.

– Простите, вас не смущает разница в возрасте?

– Ни капельки! Тем более вы же видите, он прекрасно выглядит. Кэрол всю жизнь занимался спортом – водными лыжами, восточными единоборствами и так далее. Не пил и не курил. Правда, жаль, что он родился немножко раньше меня или я – позже.

– Он, наверное, окружил вас роскошью?

– Главное – любовь. Я почувствовала себя настоящей женщиной. Все остальное не имеет значения.

– Интересно, а какие подарки он вам дарит?

– Каждый день – цветы! Самые красивые цветы Австралии всегда на моем столе!

– Ссоры между вами бывают?

– Нет! С Кэролом просто невозможно поссориться. Иногда какие-то мелочи меня раздражают, но муж сглаживает острые углы и не идет на конфликт. Он во всем со мной соглашается. И Алинку мою просто боготворит. Я с умилением смотрю на эту парочку. Дочка от Кэрола без ума!

Дом

– У вас, видимо, шикарный дворец?

– Ничего подобного. Просто небольшой, по меркам состоятельных людей, дом. Всего-то четыре комнаты, правда, они огромные.

– Но ведь в Екатеринбурге у вас была крохотная квартирка. Каковы были ваши ощущения, когда вы увидели этот особняк?

– Кэрол сказал мне: “Закрой глаза”. А когда я их открыла, то почувствовала, что попала в сказку. Это настоящий рай! Пальмы, окружающие дом, кажутся игрушечными. Океан рядом – в пяти минутах езды.

– У вас служанка или вы сами управляетесь с таким хозяйством?

– Служанки нет. Я все делаю по дому сама, причем с удовольствием. Я вообще хозяйственная женщина. И в саду мне нравится “копаться”. У меня там теперь и экзотические цветы растут.

– Балуете супруга русскими народными кушаньями?

– Знаете, я сама предпочитаю азиатскую кухню, и Кэролу она нравится. Но, конечно, он уже успел полюбить и борщ, и пельмени.

Прошлое

– Часто вспоминаете о том, как вы жили в Екатеринбурге?

– Поначалу только о доме и думала. Никак не могла адаптироваться на Зеленом континенте. Чужая страна, все вокруг чужое. Но Кэрол сделал все возможное для того, чтобы мне не было здесь скучно.

Ну как я жила в снежном Екатеринбурге? У меня была маленькая отдельная квартира, комната – четырнадцать метров. Глава местной администрации после Барселоны обещал выделить олимпийцам места для строительства коттеджей, ссуду. А я попросила вместо этого квартиру. Какое-то время жила без телефона. Какое-то время не могла устроить Алинку в детский садик поближе к дому. Перед Олимпиадой в Атланте мама сильно болела, лежала в больнице. Я не высыпалась, всюду дочку с собой таскала. И порой я долго не могла завести замерзший двигатель своего автомобиля, с тем чтобы ехать на тренировку – бассейн находился далековато от меня. Так что приходилось “прогуливать”.

– После Олимпиады в Барселоне вы решили родить ребенка. Молодая перспективная прыгунья. В принципе это могло поставить крест на вашей карьере.

– Я уже до родов знала, что буду прыгать дальше. Мне, правда, все гораздо проще представлялось. Ребенок – вроде не так сложно. На самом деле все по-другому оказалось. Очень сильно мне помогла мама, взявшая на себя заботы о дочке. Четыре месяца Алинке было, когда я приступила к тренировкам.

Будущее

– Что заставляет вас выступать за сборную России? Тут ведь на женском трамплине огромная конкуренция.

– Откровенно говоря, энтузиазм.

– А за Австралию не хотели бы прыгать?

– Хотела бы, почему я должна быть против, если я за всю свою карьеру не заработала столько денег, сколько получила бы здесь за один олимпийский год. Но российское спортивное руководство пока не позволяет этого сделать.

– Но после Олимпиады в Сиднее вы, вероятно, закончите прыгать?

– Не думаю. После Сиднея я как раз намерена выступать за Австралию. И возраст тут, а мне будет 27 лет, не помеха. Важно оставаться в хорошей форме.

– Что собой представляет мельбурнский клуб “Виктория”, в котором вы тренируетесь?

– Это предел мечтаний любого прыгуна! Тут отличные трамплины, ванны, сауны, кафе, гидромассаж и так далее. Полным-полно ультрасовременной аппаратуры, видеосистем. Скажем, человек отпрыгал и тут же “просмотрел” по видику свой прыжок. Это на редкость эффективная форма учебы. Там, конечно, за тренировки надо выкладывать немалые деньги. Но я тренируюсь бесплатно, поскольку мой вид в Австралии необычайно популярен, меня знают, и считается, что я рекламирую прыжки в Австралии.

Жаль, что со мной рядом нет Николая Мамина, который по-прежнему остается моим тренером. Чувствуется нехватка “профессионального плеча”, хотя иногда он приезжает в Мельбурн. Может быть, однажды я открою собственную школу и непременно привлеку сюда Мамина с перспективными ученицами. Таланты должны расти в хороших условиях.

Рассказывает Кэрол:

– Ирина в перспективе хочет стать тренером, и я, разумеется, ей в этом не препятствую. Не могу же я “заточить” ее в четырех стенах. Я уважаю любое решение своей жены и готов последовать за ней в Россию, если ей придется работать здесь.

Мне очень нравится ваша страна, здесь столько красот. Я и на Урале у Иры дома был, тут такие замечательные люди! Понятно теперь, почему Ира такая выросла – искренняя, порядочная. Я слышал, что русские жены – самые лучшие, и готов это подтвердить. Я и сам, например, могу неплохо вести хозяйство, но супруга не позволяет мне ничего делать. Бережет, наверное. Я счастлив, что судьба подарила мне Иру и Алину!

Дарья СРЕБНИЦКАЯ

Российский Гименей справок не дает

Браки между россиянами и иностранцами – дело обыденное. Причем обыденное настолько, что им, по крайней мере в Москве, не придается особого значения. И в поле зрения статистики они не попадают. От заграничного жениха или невесты требуется только перевод на русский язык всех нужных документов и справка о том, что он или она не состоит в браке у себя на родине. Функции государства у нас сводятся к тому, чтобы зарегистрировать очередной международный брак или же расторгнуть его в случае необходимости. И то, и другое по закону совершается на общих основаниях. Все остальное никого, кроме самих новобрачных, не касается. Нечем со мной было поделиться и работникам Московского Дворца бракосочетаний ? 4 – единственного в столице регистрирующего международные браки.

На парадной лестнице Дворца я обратил внимание на две пары, переминающиеся с ноги на ногу в ожидании начала церемонии. В одной и жених, и невеста – россияне, в другой новобрачный выделялся явно арабской внешностью. А ведь действительно, какая разница?

Руслан ЦАРЕВ

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте