Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Страсти по зарплате

Учительская газета, №20 от 18 мая 2004. Читать номер
Автор:

Утверждая бюджет на 2004 год, не предусматривающий даже индексации зарплаты учителя, законодатели обещали: по итогам деятельности страны в первом полугодии из полученных дополнительных доходов они сумеют найти средства на увеличение педагогической зарплаты. Чем ближе срок исполнения обещания, тем больше нарастает напряженность в коллективах – учителей уже так часто обманывали, что и сегодня они не испытывают никакой уверенности в том, что все будет так, как предсказывали депутаты.

Еще в конце прошлого года у работников образования большая надежда была на введение отраслевой системы оплаты труда, однако она не сбылась, несмотря на то что Министерство образования РФ и ЦК Профсоюза работников народного образования и науки разработали согласованный вариант такой системы. Остановка была за малым – за увеличением в 2-3 раза фонда оплаты труда и установлением государственных гарантий, позволяющих ввести единый уровень оплаты педагога независимо от региона, в котором он живет и работает. Педагоги не получили ни того, ни другого. Правительство на утверждение гарантий не пошло, а Минфин высказал категорическое несогласие с тем, что бюджетникам надо столь существенно увеличивать объем выделяемых средств. Но без этих двух условий переход на отраслевую систему оплаты труда был невозможен. Поэтому, как сказал Андрей Исаев, председатель Комитета по труду и социальной политике Госдумы РФ, с 1 января 2005 года будет скорее всего проведен эксперимент по переходу на новые условия оплаты труда только в одной отрасли – в здравоохранении. Если эксперимент пройдет нормально, то с 1 января 2006 года перейдут на отраслевую систему оплаты и образование, и наука, и культура. Почему решили начать со здравоохранения, непонятно, ведь на недавнем заседании рабочей группы под руководством депутата Госдумы РФ Валентины Ивановой выяснилось, что лучше всех готова к переходу на отраслевую систему наука, причем даже без выделения больших дополнительных средств. Однако не она станет пионером в введении новых форм оплаты труда. Вполне вероятно, что здравоохранение выбрано потому, что именно в этой системе предусматривается введение широкого спектра платных услуг. Между тем уже на стадии разработки различных отраслевых форм оплаты труда специалисты полагали: для каждой сферы должна быть своя система, ибо каждая отрасль имеет свои специфические особенности. Поэтому и непонятно, как результаты эксперимента, проведенного в здравоохранении, могут быть использованы потом в образовании, где объем оказываемых платных услуг куда меньше, чем в медицине. Но пока можно сделать один вывод: до поры до времени ЕТС останется и речь пойдет исключительно о ее совершенствовании до тех пор, пока государство не найдет средств для введения отраслевой системы оплаты труда.

Что касается государственных гарантий, против которых так яростно выступал бывший министр труда и социального развития Александр Починок, навязывавший свой проект отраслевой системы оплаты труда без гарантий для регионального и муниципального уровня, то сегодня Профсоюз работников народного образования и науки предлагает вместо них ввести законодательно государственный стандарт оплаты труда бюджетников. Это более приемлемый вариант, потому что введение государственных гарантий становится невозможным в сегодняшних межбюджетных отношениях, когда федеральный центр ничего не может диктовать бюджетам региональным и муниципальным. Введение государственного стандарта оплаты бюджетников обяжет и субъекты РФ, и органы местного самоуправления его соблюдать. Представляется, что это вариант более реальный, чем введение гарантий.

Активно обсуждаемая штатно-окладная система оплаты труда учителя, судя по всему, введена не будет. Во всяком случае, против довольно резко высказались председатель Комитета по образованию и науке ГД РФ Николай Булаев и председатель Профсоюза работников народного образования и науки Галина Меркулова. Позиции законодательного и общественного органов совпадают в том, что нельзя по меркам высшей школы строить оплату труда школьного работника, что в рамках установленной законодательством продолжительности рабочего времени учителя и установленной нормы учебной нагрузки невозможно расширять объем его обязанностей без снижения качества образования, что нельзя обязать учителя решать проблемы семьи, общества, государства, ибо это приведет к разрушению всего организационно-педагогического уклада школы, а по большому счету и системы образования в целом.

Третий вариант, который, по мнению некоторых экспертов, может улучшить положение работников образования, – это перевод их в ранг государственных служащих. Что и говорить, вариант очень привлекательный, если учесть недавнее существенное повышение зарплаты госслужащих, к тому же два последних года он весьма активно прорабатывается в Совете Федерации РФ. Но дело в том, что надежды на установление учителю такого же оклада, как у регионального или муниципального чиновника, призрачны, а вот потери от обретения нового статуса у учителя могут быть весьма ощутимыми. Ему не станут предоставлять отпуск продолжительностью 56 рабочих дней (у госслужащих он равен 30 дням, дополнительный же – в зависимости от должности – составляет от 5 до 15 дней), не дадут досрочную трудовую пенсию, запретят продолжать работу после получения обычной пенсии. Профсоюз не сможет более защищать его права, потому что госслужащий не может быть членом профсоюза, да и многие свободы, предусмотренные для учителя-негосслужащего, для учителя-госслужащего будут весьма ограничены. Но обретение нового статуса на протяжении уже довольно долгого времени весьма заманчиво для педагогов, тем более что есть успешный мировой опыт и учителя имеют статус госслужащего в Германии, Испании, Португалии, Греции. Там действительно высокая зарплата, но и высокая нагрузка учителя, составляющая в среднем 46 – 57 часов в неделю. Так что сторонникам изменения статуса есть о чем поразмышлять.

Сегодня профсоюзные организации высшей школы предлагают, не вводя нового статуса, приравнять работников образования к госслужащим хотя бы в части прав на доплаты и надбавки, на установление научно-педагогической пенсии по принципу исчисления государственной. Это поможет, вне всякого сомнения, материально поддержать педагогов, сохранить лучшие педагогические кадры, привлечь в образование молодежь. Прецедент для таких предложений имеется. Дело в том, что недавний указ президента, увеличивающий вознаграждение труда чиновников, по сути дела, оставил их оклады такими же, какими они были до того, или увеличил их в незначительное число раз. Однако система установленных надбавок и доплат позволяет поднять оплату труда чиновника практически в 10 раз. Нехватка средств, на которую обычно ссылаются, когда звучат предложения об увеличении зарплаты учителям, не помешала увеличить денежное содержание чиновников. А их гораздо больше, чем кандидатов и докторов наук в высшей школе России. Поэтому было бы справедливо для начала приравнять по оплате и материально-социальным благам профессора и чиновника. Во всяком случае, авторитета власти этот шаг прибавил бы куда больше, чем прибавка денег чиновникам.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту