Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Страница юного гражданина

Учительская газета, №8 от 2 марта 2004. Читать номер
Автор:

С некоторых пор моя жизнь похожа на бег, и я не знаю, где и когда остановлюсь. Начался этот кошмарный «марафон» далеко от заснеженной России. В то время мне шел пятый год.

Меня зовут Френсис Увизейе. Я родом из Кигали, столицы Руанды. В 1994 году в жизнь моей семьи ворвалась гражданская война. Я вздрагиваю от страха, вспоминая ночные перестрелки враждующих сторон, огненные точки трассирующих пуль, шипение и свист рвущихся снарядов, прерывистое дыхание мамы, укрывающей нас от беды. Горели дома, и казалось, что пришел конец света. Так, в одно мгновение Руанда превратилась в «горячую точку» планеты. Защищаясь от насилия и смерти, мы вынуждены были бежать из страны, которая не смогла гарантировать нам право на жизнь.

Пограничный город Игисеньи не оправдал наших надежд на мир и покой. Однажды ночью меня разбудил все тот же ужасный крик: «Вставай! Война!». По сей день у меня всякий раз замирает сердце, когда я слышу хотя бы одно из этих слов. С потоком таких же обездоленных мы покинули временное прибежище. После утомительного перехода нас приютил лагерь для беженцев в Гома на территории Заира. Согласно статье 2 Всеобщей декларации прав человека каждый имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход, который необходим для поддержания здоровья, благосостояния его самого и его семьи. И право на обеспечение на случай утраты средств к существованию по не зависящим от него обстоятельствам. Перенаселение, нехватка воды и пищи, инфекционные болезни, недостаток медикаментов, умершие люди, которых вовремя не убирали, – вот условия пребывания в лагере руандийских беженцев, включая детей. Я убеждался, что государства, вынужденные принимать спасающихся от войны людей, не всегда добросовестно выполняют эту благородную миссию. Ссылаются на войну, в которой «не до жиру», как гласит русская поговорка. Те, кто был посильнее, предпочитали вернуться на родину, чтобы с оружием в руках бороться за мирную жизнь. Старики, женщины и дети продолжили свой мучительный путь за лучшей долей.

С трудом наша семья перебралась в Танзанию. Место для проживания было приемлемым, но то обстоятельство, что мы должны были сами заботиться о пропитании, вносило дискомфорт в наши будни. Учитывая, что у нас не было денег, вещей, которые можно было бы обменять на продукты, моя семья обрекалась на голод. Мы были маленькими, и мама не могла оставлять нас одних, чтобы подрабатывать. Да и работа, которую предлагали беженцам, не могла бы удовлетворить даже самых элементарных потребностей людей. Я знаю, что такое всегда хотеть есть. Помню, как мама делила на шестерых детей на несколько дней гуманитарный ООНовский паек, который, как мне казалось, можно было съесть за один раз. Танзания буквально терпела беженцев. Мы ощущали себя ненужными в этой стране, вот почему в очередной раз двинулись в путь по знойной Африке.

«Достойную» материальную поддержку мы впервые получили в Кении. Здесь же обратились в Организацию Объединенных Наций за защитой своих прав. Я очень повзрослел за два года скитаний. Меня мучил вопрос: «Почему права человека, прописанные в международных документах и ставшие законом жизни людей, приходится в буквальном смысле выстрадать кровью и почему те, от кого зависит их выполнение, не спешат, а порой и не хотят этого делать?» В течение двух лет мы не смогли получить документы, дающие нам возможность официально жить, учиться, работать в Кении. Без них нам надо было за все платить. Кроме этого правительство страны поставило нас перед перспективой выселения, как людей без документов. Оставался единственный выход – вновь искать счастье на чужбине.

При поддержке Красного Креста, знакомых и друзей мы пересекли океан и оказались на другом континенте. Затем была Россия. Нас приютил маленький городок Новосокольники на юге Псковской области. Сейчас у нас есть свой дом, огород, небольшое хозяйство, которое кормит семью.

Мы окружены заботой и вниманием простых людей, не отказывает в помощи и местная власть. Вместе с братьями и сестрами я учусь в школе, где нет разницы в том, белый ты или чернокожий. Здесь получают знания и познают мир дети беженцев и переселенцев из бывших советских республик. У меня много друзей, а язык уже не является барьером для общения. Я чувствую, как меня любят и уважают здесь.

Год назад наша семья добилась получения вида на жительство сроком на 5 лет. Вроде бы все хорошо, но волнение не покидает нас. В этом учебном году мой старший брат Джон заканчивает одиннадцатый класс. Через год это предстоит сделать мне. Не дает покоя проблема: «Сможем ли мы получить аттестат российского образца и продолжить обучение в вузах России?» Ведь у нас нет главного – гражданства этой страны. До сих пор моя мама и дядя Франсуа не могут получить работу по этой причине. Передо мной Декларация прав человека, статья 15 которой гласит, что каждый человек имеет право на гражданство. Я хочу жить в России, приносить пользу ее людям, помогать маме и своим младшим братьям и сестрам. Реально это сделать уже через два-три года, но я – не гражданин. Это унизительно – не иметь полноправного существования. Но мы не сдаемся.

Недавно Государственная Дума России приняла поправки к Закону о гражданстве, которые еще больше ужесточили процедуру его получения. Сейчас я больше всего не хотел бы вновь срываться с места и бежать в неизвестность за справедливостью.

Френсис УВИЗЕЙЕ, ученик 10-го класса, участник конкурса «Права человека в современном мире», Новосокольники, Псковская область

Вместе мы – сила

Природа и человек непосредственно связаны друг с другом. Леса – это легкие нашей планеты. Благодаря им мы дышим, они предотвращают высыхание рек и озер. Роль леса в жизни человека велика. Не будь его, ветер так бы разгулялся на просторе, что сдул бы с поля весь плодородный слой земли, высушил его. Лес для человека самый щедрый друг. Всего, что дает лес, и не перечислишь. Еще он дарит людям свою красоту. Приходи, любуйся сколько хочешь!

В прошлом леса покрывали большую часть территории земли. Теперь лесные площади сильно сократились. И повинен в этом человек. Он неумеренно пользуется дарами природы, не заботясь об их восстановлении. Бездумная вырубка деревьев, сорванные охапки цветов – все это наносит природе непоправимый ущерб. Но самый большой враг леса – пожар. Вред, нанесенный пожарами, огромен и трудно поправим. Случаются, конечно, и стихийные бедствия, но чаще всего виновником пожаров также становится человек. Люди не соблюдают правил пожарной безопасности: оставляют непотушенные костры, разжигают костры под деревьями, бросают непотушенные сигареты, стеклянные бутылки.

С каждым годом на Земле остается все меньше нетронутых уголков природы, где можно увидеть первозданный облик лесов, степей или пустынь. Чтобы сохранить типичные или редкие участки с редкими видами растений и животных, государство объявляет их заповедниками. Территория заповедника должна бы навсегда остаться в своем естественном виде, чтоб и наши потомки смогли увидеть здесь природный мир во всей его красоте и богатстве. Значение заповедников трудно недооценить, ведь это еще и научные лаборатории в природе. Заповедников в России не так уж много, и их число не увеличивается, а те, что есть, подвергаются опасности.

Средства массовой информации все чаще сообщают о том, что на территории заповедников незаконно охотятся, возводят постройки, вырубают леса. Я считаю, что это неправильно, потому что такими поступками люди, которые это делают, разрушают условия нормального существования не только неселения нашей страны, но и всей планеты. Чтобы это предотвратить, надо создать больше заповедников, привлечь к ним общественное мнение, организовывать общества любителей природы, куда войдут и школьники.

Вместе мы сила, и если мы объединимся и станем на защиту природы, то мы не дадим ей погибнуть, и она отплатит нам тем же.

Арсентий УРБАН, 5-й класс гимназии, Раменское

Раскаяние нам необходимо

Меня зовут Ольга. Мне 17 лет. Я увлекаюсь театром, журналистикой. Люблю петь, играть на моем любимом музыкальном инструменте – фортепиано и веду здоровый образ жизни. У меня очень много друзей. И мне кажется, что я умею находить общий язык с разными людьми. Уже с восьмого класса моя классная руководительница отправляла меня договариваться о различных мероприятиях для класса, например о дискотеках, поездках, соревнованиях и т.д. Всем, что я умею, чего достигла, я благодарна своему воспитанию. Я выросла в достаточно благополучной семье. У меня очень хорошие родители. Они меня любят и стараются ни в чем мне не отказывать (конечно же, если это в пределах разумного). Я чувствую себя в жизни легко и свободно. У меня есть все, что необходимо мне. Я учусь в хорошей школе. Класс наш очень дружный и веселый. Когда я прихожу из школы, меня встречает моя маленькая племянница, ее зовут Жанна. Ей почти три года. Ее безоблачный детский смех и нежные объятия придают силы, и кажется, что я, как она, такой же ребенок.

Да, действительно, дети – это прекрасно. Они приносят много радости. Возможно потому, что у них чистая душа и они не желают никому зла. Но, как ни странно, именно они, эти безобидные маленькие существа, подвергаются насилию и унижению от рук взрослых, умных, образованных людей. Вы недоумевая скажете: «Каким образом это может быть?» Ответ очень прост: когда матери убивают своих детей во время абортов.

Также вы, наверное, зададите еще один вопрос: «Почему эта проблема коснулась именно меня, 17-летнюю девчонку, у которой все так хорошо в жизни?».

А все началось с одной беседы. Однажды мы с подругами разговаривали о жизни, о планах на будущее. Мы делились друг с другом своими перспективами, надеждами, мечтами. Разговор вскользь зашел и о детях. И одна из моих подруг, которую я считала достаточно умной, чтобы делать правильные поступки в своей жизни, вдруг сказала: «Дети – это обременение жизни. Я не люблю их и не хочу их иметь. Я хочу жить только для себя и лучше сделаю аборт…»

Эти слова удивили меня. Я сразу вспомнила свою маленькую Жанну. Как она может быть «обременением жизни»? Забота о ней – приносит большую радость. Может, я слишком субъективна? Но нет, никто не имеет права отнять у кого-то жизнь.

В этом, я думаю, есть противоречие в законах нашего государства. Убийство уже рожденного человека преследуется по закону, а еще не рожденного, т.е. аборты, официально разрешено. Мало того, наша страна была первой, кто разрешил и узаконил искусственное прерывание беременности не по состоянию здоровья. Именно из-за этого у нас много проблем.

Говорят: «Жить мы стали плохо. И с каждым годом все хуже и хуже: войны, засухи, бедствия… Словно рок какой-то висит над нашей страной, проклятие какое-то…» А что, может, и вправду рок? Еще бы: убивать 8 миллионов детей в год! Да у нас руки по локоть в крови! И как Господь Бог такое терпит? Может быть, потому и терпит, что жаждет осмысления нами происходящего? И раскаяния жаждет? Поймем ли мы его необходимость? Надеюсь, что да.

Ольга ЧЕКУШИНА, ученица 11-го класса, Пенза

Гармония будет восстановлена

Все заметили, что мы лишились фракции правых в Государственной думе, однако мало кто заметил, что у нас, по существу, исчезла сама партия «правых». Она как бы еще существует, но ее мало кто воспринимает как политическую силу, уже не верят, что она может как-то повлиять на ситуацию в стране. Я, как и большинство думающей молодежи, относилась к Борису Немцову и его партии с симпатией, взгляды «правых» мне были близки, и я за ее кандидатов голосовала. И на последних выборах в Государственную думу тоже.

Кстати сказать, демократические взгляды, веру в то, что Россия может стать процветающей, если она пойдет по пути демократии, станет правовым государством, мы вынесли из школы, с уроков граждановедения Валентины Максимовны Павловой. Это она собрала в кабинете истории большое количество литературы о различных формах демократии в разных странах, начиная с древних времен, статьи о правах человека, проводила дискуссии в классе и в школе на политические, социально-экономические темы с участием ученых, журналистов, депутатов. Это расширяло наш кругозор, позволяло самим формировать свои взгляды.

Валентина Максимовна часто говорила нам, что она сама еще не вполне освободилась от коммунистической идеологии, и при этом подчеркивала: «Мои оценки многих фактов и событий довольно устаревшие, составляйте свои, добывая дополнительную информацию путем личных наблюдений, сопоставлений фактов». И это было действительно ценно, что наша учительница побуждала нас заниматься самообразованием, эта привычка сопровождает меня и сейчас, когда я стала студенткой. Я ничего не принимаю на веру, особенно те сведения, которые касаются нашей политической жизни, экономики страны, международных отношений. Мне нравится порой следить за мыслью наших политологов, ученых, общественных деятелей, читая их статьи, слушая их выступления. В чем-то я соглашаюсь, а в чем-то и нет или даже довольно сильно расхожусь с ними во мнении. Если в чем-то сомневаюсь, но не располагаю достаточной информацией, тогда стараюсь ее отыскать, чтобы получить в итоге ответ на вопрос, который сама перед собой поставила.

Моя сестра учится в другой школе и, естественно, у другой учительницы. Она уже в восьмом классе, но до сих пор у нее по многим вопросам нет своего мнения. Чтобы доказать высказанное ею суждение, она не приводит аргументы, а говорит: «так считает Светлана Евгеньевна». И это очень огорчает. Видимо, действительно от педагога зависит, научатся ли его ученики самостоятельно мыслить и иметь собственное мнение. Надеюсь, что она взрослея будет самостоятельно принимать решения, независимо от авторитета учителя или другого глубокоуважаемого человека и голосовать не по принципу, кто более приглянулся на экране, как это делают люди старшего поколения, а по твердому убеждению…

Но вернемся к выборам прошедшим и предстоящим. Впрочем, с прошедшими все ясно. Правое крыло у Думы отсекли, и, по моему мнению, сделали это «правые» во многом сами. В их программе, в их призывах мало что меняется. А ведь Россия за последние пять лет стала другой. Кстати, этой перемены не заметили и коммунисты и потому в значительной мере проиграли.

К Ирине Хакамаде, единственной женщине среди кандидатов в президенты, я отношусь хорошо, однако во многом с ней не согласна. Что она может обещать или просто предлагать?

Мне не нравится, что все кандидаты пытаются завоевать симпатии у избирателей только на основе критики политики нынешнего президента и правительства. А взамен ничего не предлагают. И здесь смыкаются и «правые», и «левые». И не только в этом. Все или почти все, включая Ирину Хакамаду, к примеру, обещают, придя к власти, открыть истинных виновников взрыва домов в Москве. Я уверена, что этого наверняка никто из них не знает, но пытаются на этом нажить политический капитал. И это весьма прискорбно: они спекулируют на людском горе и вводят народ в заблуждение. Судя по всему, кризис в «правых» партиях не преодолен.

Вот такая ситуация сложилась с правым движением. И тем не менее там, кроме руководителей, которые поднадоели многим, в том числе и молодежи, есть немало достойных, умных, интересных людей, которые возродят партию, стоящую на демократической платформе, и гармония, которую они сами нарушили, будет восстановлена.

Светлана НОВИЦКАЯ, студентка, Москва


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту