search
Топ 10

Стоит ли доводить дело до аборта?

Городскому консультативно-диагностическому центру «Ювента» исполнилось 20 лет, и все два десятка лет, как говорит главный врач «Ювенты», главный детский и подростковый гинеколог Северо-Западного федерального округа, профессор Павел Кротин, учреждению …мешали работать. Казалось бы почему? Ведь вопросы охраны репродуктивного здоровья для целевой группы посетителей – а это на 61 процент подростки в возрасте от 15 до 17 лет – очень актуальны.

В чем только не обвиняли «Ювенту», какие только безнравственные устремления не приписывали, однако время показало, что ее наличие в городе необходимо прежде всего самим подросткам. Именно они проголосовали «за». Причем ногами. Мало того, большое число бывших пациентов являются пациентами нынешними, консультирующимися уже платно, потому что сейчас, как утверждают врачи, поколение другое. Ребята считают обязательным пройти хотя бы раз в год осмотр гинеколога и андролога. Может, поэтому «Ювенте» первой в России присвоили звание клиники, дружественной молодежи.

– Мы решили открыть центр, в том числе и потому, что девочки с 15 до 18 лет оказывались вне внимания врачей, – рассказывает Павел Кротин. – До пятнадцати лет взрослые консультации их не брали, а детские врачи уже не смотрели, а ведь очень ответственный возраст для девочек. Со временем из школьных медкабинетов к нам стали направлять все больше и больше подростков, а потом пошел такой поток, что за год из кабинета детского гинеколога при городском центре репродукции мы превратились в консультативно-диагностический центр «Ювента». В штате у нас и детские гинекологи, и психологи.

– Павел Наумович, были времена, когда специалисты приходили в школы и раздавали контрацептивы. К этому очень негативно относились родители…

– Добродетель должна быть обеспечена каким-то количеством знаний, которые помогают ее соблюдать. Об этом еще Виссарион Белинский говорил. Кстати, и наш предыдущий патриарх Алексий II говорил о том же – половое воспитание должно быть обязательной частью работы в семье с ребенком. Знания еще никому никогда не мешали. Но что касается непосредственно вопроса, то в школы мы давно уже не ходим. Сегодня молодежным консультациям, а их в 17 районах Санкт-Петербурга функционируют 23, категорически запрещено приходить в школы. Кроме того, молодежные консультации сейчас являются структурными подразделениями поликлиник и женских консультаций. И нам важно, чтобы ребята сами приходили в молодежные консультации на профосмотры.

– Не секрет, что в вашем центре искусственно прерывают беременность женщинам до 18 лет. Как вы считаете, подростки думают, что можно спать с кем попало, а потом прийти и сделать аборт?

– У сегодняшней молодежи негативное отношение к аборту выражено ярче, чем в прошлые годы. У их мам и бабушек это было единственным способом планирования семьи. Если в 1990-е годы мы делали порядка 2000 абортов в год, то в прошлом году в нашем центре было проведено 367 абортов у женщин до 18 лет.

Кстати сказать, основная часть профосмотра – это беседа, там всегда присутствуют психолог, гинеколог или андролог. Специалисты рассказывают, что происходит в этот период, как нужно относиться к своему здоровью вообще и в том числе в период полового созревания, для того чтобы не иметь нежелательных последствий. Причем беседа касается только общих вопросов. Насильно никого не осматривают, врачи понимают, что ни одну девочку нельзя задержать дольше, чем предыдущую, иначе она сразу станет объектом обсуждения для всей школы. Если задержали, значит, что-то у нее не так. Если есть проблемы, то врач рекомендует прийти на консультацию в индивидуальном порядке. Не все, конечно, но порядка 80 процентов так и поступают. Молодежь сегодня иначе относится к здоровью. Не так, как их родители. Мы разбивались в лепешку, буквально умирали на работе, а они задумываются о том, что больные не будут нужны работодателю, не смогут получить образование и хорошую должность.

Поскольку число абортов существенно сократилось, то помещения мы используем для лечения венерических заболеваний. Сегодня 60 процентов проблем у мальчиков – это самолечение от инфекций, передающихся половым путем. Увы, в каждом 10-11-м классе есть свой «профессор», который двумя уколами или пятью таблетками поможет решить проблему. Да, препараты снимают симптоматику, но не вылечивают. Благодаря этому у нас уже появился хронический подростковый простатит, который раньше был уделом мужчин старше сорока лет. Самолечение или лечение неполноценное, бесконтрольное приводит к внешнему залечиванию, но не избавляет от болезни.

–  А в чем причины раннего сексуального просвещения?

– Ученые считают, что главная причина ранней сексуальности (в 70 процентах случаев!) – отсутствие эмоционального тепла в ближайшем окружении. Прежде всего в семье. За примером далеко ходить не надо. Факт посещения нашего центра большинство ребят скрывают от родителей, об этом рассказывает не более 20 процентов девушек и юношей. Хотя подростки и считают себя взрослыми, но по сути еще остаются детьми. А если в семье их никто не гладит по голове, не выслушивает, то доверия в такой семье нет. В этом возрасте ребят очень волнует их внешность, мучают вопросы, почему они не нравятся противоположному полу. В это время взрослым надо особенно внимательно относиться к своим детям. А они часто спрашивают только об учебе и подготовке к ЕГЭ. Что же удивляться, если на этом фоне у девочки появляется мальчик, и она делает все, чтобы не потерять тепло, с которым он к ней относится. Она готова на все, в том числе даже на совсем еще не нужные сексуальные отношения…

– И что же делать? Запрещать ведь не эффективно?

– Да, запреты бесполезны. Эффективно воспитание в семье высокой нравственности. Прежде всего личным примером. И, возможно, доверительной беседой. Хотя, конечно, с подростком начать разговор на эту тему очень трудно. Да и возраст, когда нужно об этом откровенно говорить, у всех ребят разный. Потому и невозможно заниматься сексуальным воспитанием в школе. Максимум, что можно там дать, – это самые элементарные образовательные моменты. Ведь в одном и том же классе могут быть мальчики и девочки, которые еще в игрушки играют и ни о чем таком не думают, и могут быть те, кто все уже познал. Мы не можем и не должны подходить ко всем одинаково.

Фото Ольги Максимович

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту