Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Сто баксов за экзамен. В борьбе с коррупцией в образовании надежда не на чиновников, а на профессионалов

Учительская газета, №05 от 31 января 2017. Читать номер
Автор:

Возможно, мои слова кому-то покажутся банальными или даже наивными, однако страх осуждения меня не остановит. Сказать об этом вслух стоило бы давно, но говорят почему-то шепотом или в узком кругу. Может, поэтому ничего не меняется. В нашей стране никто не несет ответственность за качество подготовки специалистов. Система выстроена таким образом, что о последствиях плохой подготовки ни у кого из представителей руководства вузов (к слову, очень высокооплачиваемых) голова не болит. Их зарплата никоим образом не зависит от того, сколько недоучек-инженеров, медиков, педагогов, экономистов, юристов и прочих «недоспециалистов» они выпустили.

Вы скажете, что так дело обстоит везде и что невозможно проследить реальный уровень обученности студентов, если системы распределения давно нет и выпускники сами ищут себе работу и находят ее далеко не всегда по специальности. Смею вас уверить: так дело обстоит далеко не везде. Во многих странах мира, а особенно в Европе, распространен цеховой, или, если вам этот термин больше нравится, корпоративный аудит. Он совершенно независим от территориальных министерств образования, более того, авторитет профессионального сообщества и принятых им решений гораздо выше, чем авторитет исполнительной власти любого уровня. У нас нет ничего подобного. Хотя специалисты, работающие, скажем, в космической и авиационной сфере, знают, где лучше всего готовят авиаинженеров, а медики знают, на каком факультете медицинского вуза работают самые ответственные преподаватели, в целом по стране погоды это не делает и будущее медицины и промышленности не определяет. – Работаем с теми, кто приходит, – устало сетуют педагоги, инженеры и доктора старой закваски. – А что еще прикажете делать? Доучиваем на месте, хотя далеко не всех «дипломированных специалистов» удается научить. Нередко удивляться приходится, как этому горе-специалисту диплом дали.Вот так примерно все и происходит при получении вузовского брака: посетовали, головами покачали, но никаких рекламаций в вуз не направили. Ректоры-бракоделы продолжают думать, что они прекрасно справились с поставленной перед ними задачей, и без всяких угрызений совести получают огромные зарплаты. Но давайте посмотрим, может быть, действительно справились? Что теперь считается первостепенной задачей руководителей вузов? Ответ знают все, кто хотя бы мало-мальски знаком с нынешней высшей школой. Главное сегодня – привлечь в вузы как можно больше денег. В идеале от ректоров требуют выйти на такой уровень самообеспечения, чтобы привлеченных денег хватало на зарплаты сотрудникам. Скажем прямо, это редко кому удается, но стремиться к идеалу нужно всем. Любым способом, в том числе с помощью приема платников. Причем платников нужно не только набрать на первый курс, но и удерживать как можно дольше, чтобы они не валились с первой или второй сессии, а давали вузу доход в течение хотя бы четырех лет. Понятно, что если именно эта задача обозначена приоритетной, то уже совершенно не важно, какое качество получается на выходе. Это никого не интересует, тем более что только треть выпускников идут работать по специальности. У преподавателей, ставящих тройки с закрытыми глазами, имея два в уме, теплится надежда, что ленивые и нелюбопытные студенты сами осознают свою неготовность, поэтому не сунутся в профессию, по которой у них имеется диплом. Ну а если вдруг такое случится, то руководители на местах сразу раскусят «подделку» и уволят. Беда только в том, что уволить молодого специалиста, тем более в бюджетной сфере, у нас очень трудно, почти невозможно. Случаев знаю немало, когда директор за голову хватается, увидев нижайший уровень принятого выпускника с хорошим дипломом, но сделать ничего, кроме ограничения в нагрузке, не может. Хорошо, если получается договориться по-хорошему. А если нет, то молодой педагог или медик пишет везде и всюду, отстаивая свои права. И закон на его стороне. В законе ведь не рассматриваются случаи, когда под видом специалиста диплом выдается лицу, ничего не знающему и не умеющему. Процедура подтверждения диплома у нас в стране не предусмотрена. А напрасно. Если б директор образовательного или лечебного учреждения по суду мог инициировать ее проведение, он был бы избавлен от многих неприятностей. К чему это я пишу? К тому, что кашу варят ректор и его замы, а расхлебывают потребители некачественного «образовательного продукта» на местах. На них валятся в итоге все шишки и санкции. Эта метафора, кстати говоря, не моя. Об этом написала студентка заочного отделения одного из нижегородских вузов: «Это как сейчас в магазинах есть сыр, а есть сырный продукт… Так и в образовании. Есть студент, а есть студпродукт… Теперь, кто хочет учиться, учится сам либо на очном, либо на заочном отделении».Что имела в виду студентка, поясню. Сама она добросовестно училась в школе, у нее были хорошие учителя, поступив вуз, она надеялась встретить таких же ответственных и заинтересованных в студентах преподавателей. Но глубоко разочаровалась уже на первом курсе, потому что увидела совершенно других – циничных и заинтересованных только в одном – в деньгах. Она и ее сокурсники (не все, конечно, но многие) пришли не за дипломами, а за знаниями, поэтому такой подход к студентам их шокировал. Вчерашние школьники хотят и готовы учиться, но преподаватели не торопятся их учить. Продолжаю цитировать письмо: «Оказалось, что надо бегать за преподавателем, чтобы хотя бы литературу дал. Некоторые преподаватели прямо так и говорят: «Мне за вашу группу не заплатят, я не хочу лекцию читать. Заходите на мой сайт, там все есть, читайте и делайте задание». Один вообще заявил: «Я вас не знаю, предмет не вел, цена вопроса 1500 руб.». Перед сессией нам таксу объявили: «Зачет стоит 1000, экзамен 1500, практика 5000. Мы в шоке дня три проходили». Я не стану ни оправдывать, ни осуждать тех, кто берет со студентов деньги. Вероятно, у них очень серьезные причины так поступать. К тому же я знаю, о каком вузе идет речь (но не стану его называть, чтобы не подвести студентку), в прошлом году там прошла суровая оптимизация, были объединены многие факультеты и кафедры, прокатилась волна сокращений. Оставшиеся преподаватели ведут двойную нагрузку за те же самые деньги, что получали и раньше, у них море отчетности. В результате многие, особенно молодые мужчины, обозлены до крайности, потому что фактически над каждым из них висит дамоклов меч досрочного прекращения договора. По сути, каждый из них уже чувствует себя уволенным и только ждет момента, чтобы уйти на другую работу,  многие в активном поиске нового места. И дела так обстоят не только в конкретном нижегородском вузе и, главное, не только на заочных отделениях. Вот что рассказал мне знакомый, у которого сын учится очно на третьем курсе одного из питерских технических вузов, причем учится почти на «отлично»: «Цены варьируются от бутылки виски до 8 тысяч рублей за зачет. Экзамены от 2 до 6 тысяч. Знаю я это по собственному карману. А технология передачи денег разная. Есть, например, тип, который вообще в вузе не работает, но он уславливается о месте, подъезжает на машине, студент в нее садится и едет по неизвестному маршруту, по дороге излагает суть проблемы. Тот, кто за рулем, называет цену и просит номер мобильного. Потом, обычно на следующий день, он звонит и говорит, куда подойти с зачеткой. Все организовано, как в фильмах про шпионов». Скажу прямо, меня в этой ситуации заинтересовал не моральный облик преподавателей-мздоимцев. Больше всего удивляет другой момент: почему они не боятся так себя вести со студентами? На сайте любого вуза, федерального и регионального Министерства образования размещены номера телефонов для «предотвращения коррупции», куда можно пожаловаться, назвав точные адреса, имена и конкретные факультеты. Почему студенты и их родители не звонят и не жалуются, а послушно отсчитывают купюры? Наверное, потому, что народ не надеется на помощь власти, считает, что декларируемая антикоррупционная деятельность в нашей стране лишь ширма, за которой проворачиваются все сделки – от самых крупных до мелких, частных, шкурных. Не верит, что разбирательство не затронет «бедного» студента, считает, что его будут пытать каленым железом, требуя представить доказательства, а если он их не представит, то его отчислят с позором. Так что в результате не мздоимец может быть наказан, а семья студента, осмелившегося опорочить честное имя вуза и его преподавателей. Поэтому люди выбирают из двух зол меньшее: им проще заплатить несколько тысяч, чем рисковать отчислением.Позволю себе обратиться к истории. Начиная со времен первого Московского университета, день рождения которого мы отметили совсем недавно, в нашей стране отношения с профессорами и преподавателями всегда строились на доверии и уважении. Традиционно считалось, что у работников высшей школы есть ум, честь и совесть. И когда-то на самом деле это представление соответствовало действительности – преподаватели и профессора отличались от прочих сословий более высокими моральными качествами, повышенной ответственностью за результат труда и полным отсутствием шкурных интересов. Науке, как правило, служили. Честно, преданно и несмотря ни на что. В университетах работали интеллигентные люди в самом высоком смысле слова. Купить их или подкупить было невозможно. Истина была для ученых дороже всех остальных, тем более материальных, благ. Но это время прошло. Университеты утратили самостоятельность, а вместе с ней, за редким исключением, и ответственность за качество выпускников. Есть, разумеется, в каждом вузе честные, преданные делу преподаватели, которые работают на совесть и переживают за каждого студента, тем более за лодырей и лентяев, которым лень учиться. Им небезразлична репутация вуза, они работают, думая не о себе, а о том, с какими знаниями и навыками выйдут из вуза их выпускники. Честь и хвала таким работникам высшей школы. Слава Богу, что они еще держат ее, как атланты. Но чаще всего это люди старшего, уже уходящего со сцены поколения. Надеяться на профессионализм, честность и порядочность пришедших им на смену было бы самообольщением. Поэтому нужно создавать другие сдерживающие механизмы, и должны они идти не от чиновников, а от профессионального сообщества. Во всех сферах есть неподкупные люди, которым дорога честь. И сами сообщества должны объединиться и выдвинуть из своей среды экспертов, которым можно доверить будущее нашей страны. Ведь от того, насколько профессионально будут работать врачи, учителя, инженеры, экономисты, судьи и прокуроры, зависит в конечном итоге будущее страны.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту