search
Топ 10
Школы в регионах переводят на дистанционное обучение Дистанционное обучение в школах, «Высшая лига» учителей года, отмена ЕГЭ - новости образования Учителям потребуется подтверждать, что именно они подготовили победителей Всероссийской олимпиады школьников Акт вопиющего физического воздействия и морального насилия: что случилось в школе под Калугой Эксперт подсказал выход из ситуации с самой юной студенткой МГУ Алисой Тепляковой Для учителей и воспитателей Подмосковья установили выплату в 5 тыс. рублей Постановление Роспотребнадзора о сокращении карантина до 7 дней вступило в силу Мне есть что спеть: 25 января – день рождения поэта, барда, актера Владимира Высоцкого Школьников и студентов отправляют на дистанционное обучение – ковид бьет рекорды Гурманы отметят необычный праздник – Международный день эскимо, которому исполняется 100 лет

Спасти ребенка Каждый ли из нас сумеет это сделать?

“Ребенок, подравшись с одноклассником на перемене, по случайности разбил окно и порезался стеклом. Из раны на предплечье медленной струей вытекает темная кровь. Учитель вызвал скорую и, пытаясь оказать мальчику первую помощь, положил на рану мокрое полотенце, а выше нее на голую кожу наложил жгут из подручных средств (ремня). Рука ниже места наложения импровизированного жгута посинела, отекла, кровотечение из раны усилилось. Назовите тип кровотечения. Какие ошибки допущены учителем при оказании помощи? Грамотно, в отличие от учителя, окажите первую помощь”.

Такая вот задачка, сразу и теоретическая часть, и практическая. А задали мне ее в Центре догоспитальной медицинской помощи Воронежской областной БСМП – больницы скорой медицинской помощи. Если уж быть совсем честной, главных действующих лиц в этой задаче я заменила, там речь шла о пострадавшем муже и жене, которая ну не умеет жгут накладывать, и все тут. Однако от моей подмены задачка нисколько не пострадала в смысле правдивости и реалистичности. Что, у нас в школах мало стекол разбивается или мало травм получают ребятишки? Предвижу вопрос: почему это учителю вздумалось самому жгут накладывать, а не к школьному врачу ребенка вести? Да потому, что врача на месте не оказалось и медсестры тоже (если они вообще в этой школе есть). А что касается жгута – вспомните, чем и насколько укомплектованы медкабинеты в школах, при этом учтем, что в иных учебных заведениях медпункта просто нет.
Сталкиваясь с подобными задачками (не на бумаге, а в суровой нашей реальности) ежедневно, врачи “скорой помощи” насмотрелись всякого. Александр Чурсин, директор учебного центра автономной некоммерческой организации Центр догоспитальной медицинской помощи, не раз выезжал по вызовам в школы: были и сложные травмы, и банальные – “в столовой кушал, да и подавился”. Сама жизнь доказывает, что взрослые в большинстве подобных случаев теряются, не знают, что делать, а если и оказывают ребенку помощь, то подчас она превращается в медвежью услугу. Средней тяжести черепно-мозговая травма может обернуться многодневным пребыванием в реанимации только потому, что ребенка вовремя не повернули на бок после падения и он наглотался рвотных масс.
– Статистика показывает, – говорит Александр Александрович, – что помощь, оказанная в первые девять минут после происшествия, позволяет спасти до 90 процентов пострадавших. А через 18 минут – уже только 15 процентов. Из 75 детей, умерших от травм в отделении реанимации 7-й городской детской больницы Воронежа, только двое получили первую доврачебную помощь!
Это, а еще общение с учителями подтолкнуло врачей к идее проведения специальных курсов для школьных педагогов. О работе Центра услышал преподаватель ОБЖ 8-й городской гимназии, по его просьбе медики бесплатно провели цикл ученических лекций. То, с каким вниманием слушатели отнеслись к новой теме, только подтвердило необходимость подобных курсов. Но когда попробовали с одной группой, поняли, что за один день, за восемь часов, толком ничего не объяснишь.
– Это до такой степени мизер! Как минимум нужно от трех до пяти дней занятий. Поэтому мы связались с Валерием Ивановичем Лыковым, деканом деканата воспитательной работы Воронежского областного института повышения квалификации учителей, курирующим преподавателей и преподавателей-организаторов ОБЖ.
– Меня поразила, – рассказывает Валерий Иванович, – оснащенность Центра, его материальное обеспечение. Это во-первых, а второе – педагогическое обеспечение: все преподаватели – практики высокого уровня! Плюс знание теории, как и положено профессионалам, врачам “скорой помощи”. Из-за нашего незнания, неумения сегодня гибнут дети – на дорогах или от отравления угарным газом, тонут или получают поражение электрическим током. Все эти бытовые моменты изучаются в курсе ОБЖ.
– Чем предпочтительнее Центр, нежели институт повышения квалификации?
– У нас в учебной программе есть часы на медицину, но их недостаточно. И потом, всегда лучше, когда занятия проводят профессионалы высокого уровня, владеющие самыми последними передовыми знаниями в своей области, когда используются качественные, проверенные практикой наглядные материалы и такое же оборудование. Врачи Центра разработали учебную программу, включающую минимум необходимых для оказания первой доврачебной помощи знаний и навыков. Программа расписана по дням. То, что дается сейчас учителям в ВОИПКРО, – это гораздо меньший объем, всего шесть академических часов на медицину. Конечно, мы еще читаем педагогику, психологию, основы военных знаний – это все входит в ОБЖ. Планируем увеличить количество часов на медицину, но главное все-таки – где и в каких условиях будут проводиться занятия. Здесь, на базе Центра, учителя получат несравнимо больший объем знаний.
Что именно поразило Валерия Ивановича, я поняла, когда сама увидела то самое материальное обеспечение. Не говорю о таблицах и плакатах, составленных сотрудниками учебного центра, – вся эта “наглядная агитация” не просто легкодоступна для понимания, но и создана не ради теории, а исключительно с опорой на практические действия и реальные жизненные ситуации.
– По всем темам у нас есть слайды, – поясняет Чурсин, – большая часть которых сделана нами же. То есть это не то, что можно запросто купить, как плакаты. Кстати, к ним, даже самым современным, претензий предостаточно: много ошибок, они неудобочитаемы. Приходится самим переделывать. Вот, например, плакат “Внезапная смерть. Комплекс реанимации”. Мы показываем, что в нем отражено неправильно – нарушен порядок действий. Сейчас мы работаем над своими плакатами, чтобы точно и ясно было видно, что нужно делать и в каком порядке. Но плакаты с таблицами – это одно, а вот настоящие манекены, которые, если делаешь им искусственное дыхание, кажется, вот-вот задышат, – это нечто другое, на порядок выше. У этих “помощников” даже имена свои есть – Максим, Витим (Витя), Анна Датская. Почти все сплошь “иностранцы”, то есть заграничного производства.
Обычные курсисты учебного центра – энергетики, руководители охранных агентств, работники почты, водители. А чем учителя хуже?! Как раз им-то и надо быть здесь одними из первых, хотя бы тем, кто непосредственно связан с охраной безопасности жизнедеятельности. Все очень просто: если тебе хоть раз покажут прием американских полицейских, да не на ком-нибудь, а на тебе самом, ты уже не забудешь его до конца дней своих и всех коллег-учителей научишь, чтобы не колотили ребенка кулаком по спине, если он за едой подавился, а быстро, безболезненно и правильно освобождали ему дыхательные пути. Этот прием еще называется способом Хеймлика. Или другой пример. От сильного удара мячом в область сердца ребенок может запросто умереть, даже не дождавшись “скорой помощи”. И мало кто знает, что спасти ему жизнь может… еще один удар, нанесенный по нижней трети груди. Кстати, в разработанной врачами учебной программе курсов на теорию отводится один час, а на практические занятия – четыре! Здесь же мне показали и специальную аптечку для школьных учреждений – хочется верить, что хотя бы в некоторых школьных медкабинетах она имеется.
Представьте ситуацию: летняя жара, ребенок изнывает на солнцепеке во время лагерной линейки или, зарабатывая деньги в столь популярных нынче учебно-производственных бригадах, ползет по грядке, мечтая добраться до горизонта (кепку забыл, ему про нее не напомнили). Итог – тепловой удар. Взрослые в ужасе, единственное лечение – тенек под кустиком и холодная вода. Время идет, а ничто не помогает, ребенок продолжает, как говорит Чурсин, находиться в состоянии комы, развивается отек мозга. Но если под рукой аптечка, из нее достаются два гипотермических пакета, в них наливается вода, а там уж дело техники: идет реакция, выделяется холод, и на сорок минут у вас в руках два полноценных куска льда. Приложили к голове ребенка и спокойно ждете вызванную “скорую”.
Татьяна МАСЛИКОВА
Воронеж

Простые советы

Если ребенок упал на уроке в обморок, следует прежде всего расстегнуть воротник его одежды, затем положить так, чтобы ноги находились выше головы примерно на 45 градусов, похлопать по щекам, громко назвать по имени, чтобы установить контакт. Если контакт отсутствует, вызывайте “скорую”.

Если у ребенка потекла носом кровь, нужно приложить к переносице холодный мокрый носовой платок. Если в течение 4 минут кровотечение не прекращается, следует вызвать “скорую помощь”.

Если ребенок упал с высоты и лежит без движения, ни в коем случае не надо его шевелить, двигать. Надо попросить его пошевелить ногами. Если он не может этого сделать и пожалуется на онемение, следует срочно вызвать “скорую”.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте