search
Топ 10

Совмещение центров, или Геометрия жизни массовой школы

Как выжить сегодня массовой школе? Как выдержать конкуренцию с лицеями, гимназиями, частными школами? В плане образовательном и в плане экономическом.

-Да, наша школа массовая, обычная, – говорит директор УВК N 556 Геннадий Сергеевич Яковлев, – но задачу для себя мы поставили, до конца, наверное, в массовой школе никогда не осуществимую, – индивидуально работать с каждым учеником.

Что мы сделали? Мы ввели у себя рейтинговую систему, то есть решили создать разноуровневые классы. В каждой параллели у нас четыре класса, один из них класс коррекции (в 1-9-х). При поступлении в школу и при переходе из класса в класс определяются возможности ребенка. Раз в полугодие по решению педсовета один, два ученика переводятся в классы более высокого уровня. Но такие случаи все-таки редки, и не по причине, что дети не развиваются. Вовсе нет. Дело в том, что из классов коррекции, вроде бы непрестижных, редко кто хочет уходить. Почему? Да потому что в таких классах занимаются по 10-12 детей, а в обычных – до 30 и больше. Учитель в классах коррекции не просто имеет возможность индивидуально заниматься с каждым ребенком – собственно, это и составляет его главную задачу. Программа коррекционных классов отличается от базовой разве что более медленным ритмом ее прохождения.

Десятых классов у нас три, то есть мы дали почти всем девятиклассникам возможность продолжить образование, найдя тем самым золотую середину между статьей Закона “Об образовании” о конкурсном наборе в 10-й класс и указом президента о том, что в 10-й класс надо брать всех. Это – первое, если говорить о решении задачи индивидуального подхода к ребенку. Вторая ее составляющая – в сегодняшнем названии школы. Об’единение с детским садом дало возможность работать с каждым ребенком начиная с трехлетнего возраста. Создание комплекса школа-сад и стало одним из проявлений нового мышления в образовании – его реальным воплощением. Насилия в таком об’единении, конечно, быть не могло. И никакие указания свыше, тем более требования, вряд ли бы поспособствовали созданию комплекса. Нужны были другие подходы, другие решения. Как экономические, так и психологические.

В прошлом году здание сада было полностью отремонтировано за счет общих средств. Школа – во многом благодаря своему директору – много выигрывает за счет экономии средств, уже имеющихся. Доходы распределяются пропорционально между школой и детским садом. Помогают сближению и совместные дела начиная с педсоветов и кончая праздничными вечерами.

Я бы назвал партнерство, на каком бы уровне оно ни развивалось – будь это отношение учителя и ученика, одного педагогического коллектива (например, школьного) с другим (допустим, коллективом детского сада), совмещением, накладыванием центров. Это вовсе не легкая, не механическая задача.

Ведь редко кто из людей допускает другого в святая святых самого себя, в центр себя. Сколько обручей, по прочности далеко превышающих самые прочные металлические, нужно разорвать в себе, чтобы раскрыть себя, развернуть как скатерть-самобранку перед другим. Не у всякого есть на это силы. Совмещение центров я бы еще назвал совмещением сердец, как бы начинающих биться в одном ритме, заряжаясь одно от другого и заряжая собою другое.

Это лирическое отступление я позволил себе перед разговором о вещах, сугубо прозаических, однако превращающихся в поэзию особого рода, когда к ним подходят творчески. Речь пойдет о том, как можно делать деньги (фи, какая проза, действительно!) из ничего.

Это легче легкого. Знаете? Надо взять это самое НИ-ЧЕ-ГО, аккуратно порезать на мелкие кусочки, тщательно перемешать, посолить, добавить специй, дать настояться и т.д. и т.п.

…Эх, были бы готовые рецепты не только для кулинарных блюд, но и для решения житейских задач! Но – для жизни каждый пишет рецепты сам, ею научаемый. Надо только быть у нее прилежным учеником. Вот таким, например, как Геннадий Сергеевич Яковлев:

– У нас были хорошие шефы. Монтажно-строительное управление Министерства среднего машиностроения. Тогда Минсредмаш (а это космос, ракеты) деньги имел. Я приезжал к ним и говорил – мне нужны трубы… Тогда это бесплатно было… Вот если меня сейчас спрашивают: “Где взял?”, я говорю: “В подвале”. В свое время, как Плюшкин, все тащил, и сегодня и сарай, и подвал забиты разными нужными в хозяйстве вещами. Тогда труба эта стоила копейки, а сейчас достаточно дорого.

Потом, когда деньги хоть какие-то есть, стараюсь их экономить. В чем экономия? В самом элементарном. Например, сейчас достаточно дорого стоят тепло и горячая вода. С 1 июня по 25 августа школе практически горячая вода не нужна – столовая не работает, уборку летом можно проводить холодной водичкой. В прошлом году мы сделали что. Написали письмо в нашу теплосеть – мол, настоятельно просим лишить школу сего блага с такого-то по такое-то число. Немного, конечно, но 15 миллионов мы тогда сэкономили, а потратили эти деньги в основном на ремонт школы. Мы стараемся не нарушать Уголовный кодекс и вообще законодательство. Естественно, что зарплату из этих денег мы не могли выдать – не та статья. Но ждем не дождемся выхода Закона “Об образовании”, той его части, где сказано о финансировании – когда школе будет выделяться какой-то норматив и когда он не будет разбит по статьям. И когда, даже сэкономив на электроэнергии, мы сможем выплатить учителям премию. Сейчас это невозможно, потому что зарплата – это одна статья, питание – другая, коммунальные услуги – третья. Сейчас достаточно много денег тратится на организацию питания, а не на само питание. Машина, которая в школу привозит продукты, обходится в месяц в 2,5 миллиона рублей. А вот если бы у нас была своя машина, пусть небольшая, мы могли бы не только себя обслуживать, но и, например, окружающие детские сады, и зарабатывать на этом деньги…

Не думаю, что Геннадий Сергеевич раскрыл все карты (наверное, чуть приподнял одну), я имею в виду картину действия хозяйственного механизма школы. Но кое-какие подходы наметил, исходя из которых можно начинать строить и свою экономическую концепцию.

Уметь экономить – значит уметь сдерживать себя. А сдерживание родственно терпению, понятию уже христианскому. Экономия, по Яковлеву, не есть скупость, а есть выращивание из зерна колоса, а из колоса колосьев. Экономия как сдерживание, как терпение – качество, которое присуще только человеку внимательному, вглядывающемуся в вещи, мимо которых другой пройдет и не обратит внимания. Поэтому Геннадий Сергеевич выкраивает время, чтобы принять участие во всех семинарах директоров, которые раз в полгода организует Южный учебный округ. Как внутренних (по Москве, такие бывают чаще), так и выездных (Подмосковье и другие города России). Наиболее запомнились ему семинар в Подмосковье, на котором директора знакомились с основами работы на персональном компьютере, и выездной семинар по программе “Педагогический мост Москва – Санкт-Петербург”, в рамках которого руководители московских школ побывали в нескольких учебных заведениях Красносельского района Санкт-Петербурга.

Так совмещение центров развивает школу и обогащает школу.

Александр ФУРСОВ

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте