Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10
А Вы читали?

Сорок историй о гадком утенке

Ожидая нападения, бьем друг друга
Учительская газета, №29 от 20 июля 2021. Читать номер
Автор:

Травля и дедовщина – безнаказанные коллективные издевательства над беспомощной жертвой – объединяют, как это ни страшно, школу и армию с тюрьмой. Распространенность этих явлений и отношение к ним – одна из очень показательных характеристик общества, индикатор того, насколько в нем укоренены «законы» уголовного мира.

Книга Светланы Моториной – всестороннее исследование травли в детских и подростковых коллективах. Она составлена из рассказов бывших жертв травли или ее очевидцев. Временной охват составляет приблизительно четыре последних десятилетия – от позднесоветского периода до наших дней. Травля – очень устойчивое явление, благополучно пережившее застой, перестройку, 90‑е и первые декады 2000‑х. Всего в сборнике сорок историй, каждая из которых могла бы лечь в основу романа или сценария.

Сама Светлана Моторина выступает здесь в нескольких ролях. Она и составитель сборника, и автор первой истории, в которой рассказывает о том, как спасала от травли собственного сына-младшеклассника, и комментатор, выступающий с двух позиций – матери и бывшего педагога. Светлана Моторина – боец и защитник, ее книга имеет целью оказать помощь тем, кто подвергается травле сейчас, научить их сопротивлению, дать им понять, что в своем несчастье они не одиноки. Книга, полностью обнажающая уродство явления и предлагающая эффективные средства борьбы с ним, в целом очень конструктивна и, можно сказать, позитивна. Но при этом сами рассказы жертв производят крайне тягостное впечатление. Что же мы узнаем из этих рассказов?

Во-первых, травля, как тяжелая болезнь, грозит жертве самыми серьезными последствиями. Ребенок, попавший в положение изгоя, на себе ощутивший тотальную несправедливость, перенесший издевательства и унижения, имеет все шансы остаться нелюдимым мизантропом-отшельником (ведь это только в сказке Золушка терпеливо сносит все издевательства и сохраняет при этом любовь к ближним), нажить фобии и комплекс неполноценности, взвалить на себя груз воображаемой вины, возненавидеть себя или стать зеркальным отражением своих гонителей и превратиться в мелкого негодяя. Самый легкий исход – навязчивые ночные кошмары, а самый страшный – суицид.

Во-вторых, в случае если травле никто решительно не противодействует, агрессоры и пассивные наблюдатели получают очень весомые доказательства того, что ставку в жизни нужно делать на подлость, наглость и грубую силу. Ведь они своими глазами увидели, что именно так проще всего самоутвердиться и занять позицию неформального лидера.

В-третьих, травля в детском коллективе возможна только при попустительстве взрослых. У большинства же взрослых травля вызывает три типа реакции. Многие вообще не видят в ней ничего опасного и страшного. Им только не нравится слово «травля», они предпочитают эвфемизмы – «закалка характера», «инициация», «преодоление трудностей»… В рамках этих представлений травля – вполне допустимая воспитательная мера, а гуманизм и «всякие нежности» – проявление слабости. Причина состоит в том, что, по меткому замечанию Светланы Моториной, мы живем в «вечном ожидании нападения». Нападения на всех уровнях: друг от друга, внешнего врага… В качестве иллюстрации автор приводит слова одного из своих знакомых, кому она рассказала об успешной профилактике насилия в финских школах: «Мой друг все это слушал-слушал, а потом сказал: «Ты знаешь, наверное, финские дети более психически здоровы, чем наши. У них меньше детских травм. Наверное, в целом нация более счастливая и спокойная. Но вот если на них кто-то нападет, они же сдадутся сразу, моментально поднимут руки, даже сопротивляться не будут. Они же непривычны к агрессии». Нельзя не заметить, что такое восприятие вещей очевидно противоречиво: его носители, с одной стороны, считают европейцев изнеженными слабаками, а с другой – именно с их стороны и ожидают внешнего вторжения. Есть и еще один вопрос, который возникает в связи с таким взглядом на проблему: кто из участников травли приобретает в ходе нее бойцовские качества? Обреченная малолетняя жертва, которой приходится в одиночку противостоять всем своим одно­клас­сни­кам, а иногда еще и их родителям? Агрессор, который силен только против заведомо безответной жертвы? Свидетели, которые накапливают «бесценный» опыт молчания и признания права сильного? Кто здесь потенциальный воин дракона?

В других случаях взрослые сваливают вину за травлю на того, кого травят. Ребенок переживает нервный срыв и находится на грани самоубийства – кто в этом виноват? Ответ: он сам.

И, наконец, еще один тип реакции – замалчивание. В подавляющем большинстве описанных в книге историй администрации школ и ответственные работники, вместо того чтобы положить конец травле, предпринимают все усилия, для того чтобы ее скрыть, сделать вид, что все в порядке и проблемы не существует. Традиционно фасад фальшивого благополучия оказывается намного важнее сути дела.

В-четвертых, родители либо не умеют, либо даже и не хотят защищать своих детей. Включаются растерянность, выученная беспомощность, привычка к подчинению или полная безответственность. Это губительно для ребенка. Весь корпус рассказов разделен автором на две части. В одну собраны истории о детях, которых травили в школе, но поддерживали дома, в другую – о школьниках, которые не находили понимания и помощи нигде. Читая первые, все время задаешься вопросом: почему родители так долго терпят издевательства над собственным ребенком, почему не действуют решительнее? Читая вторые, просто застываешь в немом ужасе.

В-пятых, погоня за высокими академическими и рейтинговыми показателями иногда вынуждает преподавателей применять к детям метод кнута и пряника – дрессировку. Функцию кнута в данном случае выполняют жесткая дисциплина и страх, которые для некоторых детей оборачиваются тяжелейшим стрессом. Тех же, кто ломается и не справляется с давлением, отбраковывают, то есть выживают из класса. Такая система не просто консервативна, она глубоко архаична.

Книга Светланы Моториной касается еще многих важных аспектов широкой проблемы насилия. Это исследование нуждается в продолжении в самых разных направлениях, поскольку разнонаправленно и само насилие. Ожидая нападения извне, мы то и дело бьем друг друга.

Светлана Моторина. Травля: со взрослыми согласовано. 40 реальных историй школьной травли. – М. : Эксмо, 2021.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt