Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10
Философия образования

Сомнительные выгоды

Педагогические противоречия Ницше
Учительская газета, №49 от 8 декабря 2020. Читать номер
Автор:

Продолжение. Начало в №42-48 «Учительской газеты»

Фридрих Ницше – один из незаслуженно забытых в России немецких мыслителей и педагогов, книги которого в недавние времена были запрещены. Считалось, что из его трудов Гитлер черпал свои идеи национализма. Но тот, кто читал труды Ницше, а не пользуется вымышленными версиями, без труда убедится в отсутствии у него нацистских устремлений, как и приписываемой ему идеи о преимуществе арийской расы. Напротив, ни одна нация не подверглась в книгах Ницше такой иронии, порой обидной, как немецкая. «Немецкое воспитание юношества, – утверждал Ницше, – опирается на ложное и бесплодное представление о культуре». Ну как после этого можно обвинять Ницше в восхвалении немецкой нации?

Фридрих Ницше

Иронии и сарказма у Ницше хватало, он не щадил никого. «Кант сделался идиотом, – пишет он о своем великом соотечественнике. – И этот роковой паук считался немецким философом!» В той же в книге с грозным названием «Антихрист. Проклятие христианству» он так зло обрушивается на религию и Церковь, что это оскорбит любого верующего читателя. Изложенные в виде кратких афоризмов, многие его высказывания порой не поддаются однозначной интерпретации, вызывают дискуссии. Ницше, как, впрочем, и Канта, нелегко понять, порой и нелегко принять, но невозможно вычеркнуть из истории, в том числе и из истории педагогики.

Говоря о наследии Ницше, чаще всего вспоминают его философские идеи сверхчеловека («Так говорил Заратустра»), отрицания Бога («Антихрист…»), но мало придают значения его взглядам на человекостроение в целом («Человеческое, слишком человеческое»). Среди трудов Ницше есть и работа, прямо посвященная проблемам образования, – «О будущности наших образовательных учреждений». Подобное не удивляет, ибо логика основных работ Ницше не могла не вывести его на проблему формирующей человека образованности.

Фридрих Ницше разделял понятия «образование» и «образованность». Образование он трактовал как процесс, который завершается получением диплома, что само по себе не всегда является свидетельством образованности. Соглашаясь с его подходом, приходишь к пониманию, что критерием человеческого потенциала любого общества должна стать не статистика уровня полученного образования, чем принято гордиться сейчас и чем привыкли отчитываться государственные органы, а степень развития экономики и культуры страны как следствия образованности ее граждан. Или некие комплексные показатели счастья, к измерению которых сейчас переходят многие страны, его индекс для России вдвое меньше мирового и постоянно падает. В надежде или от отчаяния в правительстве Камчатского края недавно решили создать Министерство счастья. Любопытно, чем завершится этот административный эксперимент?

В Ницше надо видеть прежде всего педагога. Сразу по окончании Лейпцигского университета он был приглашен на должность профессора филологии Базельского университета. В том же году на основании опубликованных еще студентом статей ему была присвоена степень доктора. Профессор, доктор наук в 24 года – беспрецедентный случай в истории университетов Европы, блестящий пример для студенчества, молодых ученых. Пример не только раннего становления, но и высшего педагогического мастерства. «В течение семи лет, когда я преподавал греческий язык, у меня ни разу не было повода прибегнуть к наказанию; самые ленивые были у меня прилежны» – заметим, речь идет не об увлекательных областях знаний, а о сухом предмете древнего языка.

Миссии учительства Ницше отводил решающую роль в понимании молодежью смысла и целей жизни. В своем излюбленном критическом ключе он оценивает распространенный тогда догмат: «Цель и результат образования – польза, вернее, нажива, как можно большая денежная прибыль». Спустя полтора века ЮНЕСКО во Всемирном докладе «К обществам знания», по сути, повторило вывод Ницше: «Слишком большое значение придается экономическим и профессиональным целям образования в течение всей жизни, тогда как проблема развития личности отодвигается на второй план». В указанной тенденции просматривается недостойная демократического общества цель снижения роли человеческого капитала, забвения миссии образования, обязанного формировать не только специалиста, но и личность. В современной России прагматизм образования проявляется в стремлении к ускоренной подготовке рабочих и специалистов, расширении масштабов так называемого прикладного бакалавриата в вузах и коротких программ обучения в колледжах. В духе замеченной Ницше тенденции студентам навязывается модель быстрого и выгодного, но не истинного знания.

Урезание образования, по мнению Ницше, превращает человека в подобие «фабричного рабочего, который в продолжение всей жизни не делает ничего, кроме определенного винта или ручки к машине». Разумеется, специализация была и останется элементом профессионального образования, связанным с разделением труда. Сегодня она еще заметнее, чем во времена Ницше. Наш великий химик Дмитрий Менделеев – современник Ницше, обсуждая университетское образование, предлагал готовить специалистов по математике, физике, химии и биологии на одном факультете. С тех пор объемы научных знаний многократно выросли, увеличилось и число наук, а значит, их специализация. Ницше выразил эту мысль довольно образно: «Вавилонская башня наук выросла до чудовищных размеров, а вместе с ней – и вероятность, что философ уже во время учения утомится и «специализируется».

Пределы специализации в будущем – это большой и неоднозначный вопрос. Ясно лишь, что узкая специализация не должна сопровождаться деградацией личности, сведением жизненных функций и способностей к узкому направлению труда. Впереди, считал Ницше, надо видеть не только углубление наук и технологий, загоняющих человека в «пределы специальности», но и расцвет культуры, носителями которой являются люди всех возрастов и профессий. Должен быть базис образованности, и лишь к нему – специализация. Говоря более обобщенно, важно не утратить курс на гуманизацию образования в целом, включая сюда и профессиональное образование. Последнее важно для России, где сегодня образовательные стандарты подготовки рабочих и специалистов разрабатываются на основе профессиональных стандартов, составляемых работодателями. Вряд ли работодатель будет включать в них вопросы этики, экологии, тем более обучения хорошим манерам. Работодателю нужны «выгодные» знания, «дорога к легчайшей добыче денег» (по Ницше).

Компромисс может быть достигнут путем повышения статуса государственных образовательных стандартов. Законом РФ (ст. 2, п. 6) предусмотрено, что стандарты утверждаются федеральным образовательным ведомством. Требуется поднять их статус от ведомственного норматива до уровня общественного договора, ведь за облик будущего поколения отвечает не министр, и даже не президент страны, а общество. Такой звоночек прозвучал в начале 2020 года, когда по требованию Российской академии образования было отложено внедрение подготовленного Минпросом РФ стандарта общего образования. Правда, надо быть готовым к тому, что при передаче обществу (родителям, педагогам, ученым, учащимся) права определять стандарты образования они будут радикально изменены, возможно, до неузнаваемости. Как и принципы обучения.

Государство склонно монополизировать сферу образования (и не только ее), не будучи в состоянии поддерживать и развивать в объеме растущих потребностей. Ницше указывал причину этого: «У правительств больших государств имеется два средства удерживать народ в зависимости, страхе и повиновении: более грубое – войско, более тонкое – школы». Укрепление власти не может быть мотивом и целью развития образования, власть меняется, как меняется и порождающее ее общество. С излишним огосударствлением Ницше связывает и «препятствия развитию частной школы и особенно домашнего воспитания», что также актуально для современной России. Наученные советским, да и более поздним опытом, мы понимаем – там, где нет конкуренции, развитие угасает. Это касается и сферы образования, где конкуренция, бурно начавшись в нулевые годы, ныне сведена на нет. Закон (ст. 3, п. 12) предусматривает «сочетание государственного и договорного регулирования отношений в сфере образования», но пока применяется больше государственное. Об этом и предупреждал философ, говоря об опасности огосударствления как препятствии развития образования.

Некоторые педагогические взгляды Фридриха Ницше нуждаются в критическом рассмотрении. В научном мире, например, подвергнута сомнению нашумевшая гипотеза о развитии любого общества исключительно за счет выдающейся личности, сверхчеловека, которую продвигал Ницше. «Нашей целью, – писал он, – будет не образование массы, а образование отдельных избранных людей, вооруженных для великих и непреходящих дел». Такая точка зрения вызывала неприятие уже у его современников. В противовес Ницше известный русский ученый, педагог Василий Вахтеров видел миссию образования в формировании «не отдельных гениев, а целой гениальной расы».

«Для чего нужен государству этот переизбыток образовательных учреждений и учителей?» – такое высказывание Ницше на фоне движения современного мира к всеобщему (пока не везде равному) образованию сегодня может быть оценено только как анахронизм. Казалось бы, Россия уже им переболела, закон (ст. 3, п. 2, 4) установил «недопустимость дискриминации в сфере образования» и «единство образовательного пространства». Но, вопреки очевидному, в последние годы у нас появился модный тренд на поиск будущих «сверхчеловеков» и их «точечное образование». Отбор одаренных ведется по сомнительным методикам, преимущественно из крупных городов, их изолируют в центрах типа «Сириуса», где происходит таинство рождения юных гениев. Выпускного парада талантов еще ни разу не было, но образовательный бюджет потрепан изрядно. Субъективный отбор одаренных противостоит цели классического образования – единого, равного, всестороннего.

Классик не пророк, он человек и потому может заблуждаться, особенно в прогнозах будущего мироустройства. Труды Ницше не истина в последней инстанции, а вместилище идей, способных развиваться и изменяться. Сегодня общепринята противоречащая взглядам Ницше точка зрения о том, что никакая личность не в силах изменить объективный процесс общественного развития, она может его ускорить или замедлить, и то лишь на небольшом отрезке истории. Не смогли изменить вектор исторического развития захватившие полмира Александр Македонский, Чингисхан, Наполеон, Гитлер, как и великие для своего времени российские вожди Ленин, Сталин, Троцкий, мечтавшие о пожаре мировой революции. Не дано это и национальным лидерам нашего века. Никому.

Игорь СМИРНОВ, доктор философских наук, член-корреспондент РАО

Читайте в следующем номере очерк Игоря Смирнова «Превыше веры. Цель образования, по Канту, в повышении качества семейного воспитания».

 


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt