Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Сочинение без сочинения. «С кого они портреты пишут? Где разговоры эти слышат?». М.Ю.Лермонтов

Учительская газета, №44 от 1 ноября 2016. Читать номер
Автор:

Лев Соломонович Айзерман сочетает в себе редкий дар педагога и писателя, человека, который прожил яркую, насыщенную, интересную жизнь. Его статьи не только о преподавании литературы и русского языка, о том, как готовиться к написанию экзаменационного сочинения, они о времени, в котором мы живем и которое уже безвозвратно ушло, стало страницами истории. О классиках, с которыми общался Лев Соломонович и которые живы поныне. Лев Соломонович, по сути, пишет о том, что остается неизменным во все времена, – о талантах и бездарностях, о тех, кто широк душой, и о тех, у кого она скудная, о дружбе и предательстве, о чести и бесчестии. Он пишет о нас с вами и о наших детях, ради которых мы и живем…

О сочинительной части ЕГЭ по русскому языку и литературе, которая вначале маркировалась как часть С, а теперь как задание 25, я писал много и в своих статьях, и в своих книгах. Нет смысла повторять написанное, но, поскольку мы живем в эпоху Интернета, я укажу четыре своих статьи, которые легко найти: «Уроки фарисейства» («Знамя», №5, 2011); «Уроки словоблудия» («Литературная газета», «Словесник», №2, 2015), «Виктор Некрасов в обработке ФИПИ» («Знамя», №12, 2015), «Колея» («Знамя», №10, 2016). Но вот в начале сентября 2016 года я покупаю изданную тиражом в 15 тысяч экземпляров книгу «100 экзаменационных сочинений на «отлично», на титуле которой стоит год 2017. Как говорил Маяковский, «надо рваться в завтра, вперед». Ни на обложке, ни на титульном листе имен авторов нет. Да их и вообще нет. Это первый такой случай в моей жизни: книга есть, а авторов нет. То есть на обороте титула стоят шесть фамилий. Но на стр. 8 скромно указано, что «все тексты взяты из пособий», коих названо 7, правда, без положенного в таких случаях указания года издания. А мы все боремся за то, чтобы ученики наши писали свое, отбираем на экзамене мобильный телефон, ставим на экзамене видеокамеры. А тут все просто и ясно: «тексты взяты из пособий». Вы, конечно, помните этот анекдот: увидев, что делают родители в спальне, сын возмущается: «А они еще мне запрещают ковырять пальцем в носу». Книга эта требует тщательного изучения. И вот почему: читая ученические сочинения, написанные на экзаменах или во время мониторинга, я часто вспоминаю слова Лермонтова: «С кого они портреты пишут? Где разговоры эти слышат?» Как с кого? С нас, с нас прежде всего. С наших уроков, с занятий репетиторов, с курсов по подготовке к экзаменам, с многочисленных пособий по подготовке к экзаменам, с Интернета. Но та книга, которая лежит передо мной, имеет особое значение. Поскольку она составлена из шести подобных книг, это ведь своеобразная квинтэссенция передовой методической мысли, ведущей к экзамену. К тому же она учит не только учеников, но и учителей, репетиторов и даже методистов. Вот текст на обложке: «Издание поможет старшеклассникам подготовиться к самому сложному заданию единого государственного экзамена – написанию сочинения по прочитанному тексту (задание 25): даст представление о том, каким должно быть сочинение, поможет оценить уровень своей подготовки к предстоящему испытанию, собрать банк аргументов, потренироваться к написанию сочинений». Самое интересное, что это называется НАПИСАНИЕМ (НАПИСАНИЕМ!) сочинений. И то, что у составителей этой книжки даже не возникает вопроса об уровне своей подготовки к тому, чтобы учить, как надо писать сочинение. Но это старая история: кто может, тот учит, а кто не может, учит других, как надо учить и учиться. Но и это еще не все. Эта книга удостоена монаршего благословения: «Приказом Министерства образования и науки Российской Федерации учебные пособия издательства «Экзамен» допущены к использованию в общеобразовательных организациях». То же самое написано на каждой книжке этого издательства. Тоже случай необыкновенный. Всю жизнь я привык, что на учебниках стоит или «допущено», или «рекомендовано», или «утверждено». Причем относится все это к каждой конкретной книге. Но чтобы допущено и рекомендовано все, что еще и не издано, а скорее всего и не написано, – такого не было. Было бы интересно узнать, кто и каким приказом все это сделал и какова была скромная плата за этот скромный труд. Но и это еще не все. «Рекомендованный комплект пособий для подготовки к ЕГЭ по русскому языку избавляет вас от необходимости покупать множество книг и искать дополнительную информацию в Интернете». И дальше обложки 12(!) книг. На всех из них – 2017. Интересно, как это еще в начале 2016 года смогли рекомендовать (кто, когда?) пособия на будущий год? И не много ли 12 книг для подготовки к одному экзамену? Но если только одна книга стоит 189 рублей, то почему бы и нет? Зато навар какой! Ничего не скажешь, рынок ведь. Итак, как говорил классик, в дорогу! Элементарная истина состоит в том, что только тогда выпускник может хорошо написать сочинение на экзамене, если предложенная ему для размышления проблема близка, отзывается в его личном душевном мире, интересна для него. Как сказал поэт, «когда строку диктует чувство…». Но вот какие проблемы предлагаются среди наших заветных ста: проблема философского осмысления осени; проблема философии жизни; проблема возникновения войн и их причины; проблема оккультных наук; проблема отношения людей к снам; проблема ложной и истинной интеллигенции; проблема массового терроризма. Напомню, что на итоговом сочинении ученик выбирает одну из пяти тем. И в советское, и в постсоветское время на экзаменационном сочинении тоже всегда была возможность выбрать одну из трех или пяти тем. А здесь пиши про то, что тебе достанется. Поэтому когда говорят, что на ЕГЭ все поставлены в равные условия, это не так. Тут многое зависит от везения. А ведь это задание дает 24 балла. Несколько лет назад на экзамене одному из моих учеников достался текст из рассказа Леонида Андреева о русско-японской войне начала века. И там доказывалось, что война нравственно и навсегда калечит человека. В том же классе в той же группе писавших другой моей ученице достался текст из «В окопах Сталинграда» Виктора Некрасова. И тут нужно было доказывать, что именно на войне раскрываются лучшие нравственные качества человека. Что они тебе насеют, то и жать нужно. К тому же экзаменационный текст я сравнил с оригиналом по собранию сочинений Леонида Андреева и обнаружил, что текст фальсифицирован. Это массовое явление. Писателей, очеркистов, публицистов редактируют, наводят на них грим, если это нужно. О том, как это делается, я рассказал в 12-м номере журнала «Знамя» за 2015 год. А достаться может разное. В 2015 году в одном из вариантов нужно было написать о судьбе русского языка, что с ним сегодня происходит. Так получилось, что за две недели до экзамена президент Путин провел объединенный совет – Совет по русскому языку и Совет по национальным отношениям как раз на эту тему. И там обсуждали эту тему специалисты высшего класса, и говорили разное. А тут нате – выпускник школы должен решить такую проблему. И до сих пор не понимаю: ведь там нужно привести два примера из литературы. И не знаю сам, какой пример тут можно привести. И еще. Как вы знаете, после каждого экзаменационного текста для сочинительного анализа стоит вопрос, в котором ученика спрашивают, согласен или не согласен он с автором приведенного текста. В нашей книге во всех ста приведенных сочинениях на «отлично» все сто говорят «согласен», даже «полностью согласен», «во всем согласен». И так в любой книге по подготовке к сочинению. И так, конечно, на самом экзамене. Как спросила однажды меня на уроке одна моя ученица, с работой которой после очередного мониторинга (а это репетиция экзамена) я не согласился: «А разве на экзамене можно говорить НЕТ? Разве не обязательно говорить только ДА?» И она не зря спрашивала. Демократический политес соблюден. Согласен или не согласен? Ты человек свободный. Но существует с первого года введения ЕГЭ и официальный документ: методическое письмо ФИПИ о проверке сочинительной части ЕГЭ по русскому языку. И там написано нечто иное: «Смысл аргументации ученика будет заключаться в том, чтобы в очередной раз показать актуальность, важность, жизненность, нравственную состоятельность, незыблемость этической аксиомы. В таком случае аргументация чаще выступает не как логическое обоснование, а как определенным образом сформулированное личностное отношение к выдвинутому утверждению. Вспоминается Достоевский: «У изуитов научимся!»Продолжение следует


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту