Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Служивые всех волостей, объединяйтесь!

Учительская газета, №7 от 17 февраля 2009. Читать номер
Автор:

Нашим журналисткам Светлане Потаповой и Наталье Яковлевой не составило особого труда разыскать завсегдатаев «Директорского клуба» со славным армейским прошлым. Но, господа солдаты (офицеры всех званий – тоже солдаты), может быть, и вам есть что рассказать своим коллегам? Например, о том, какую роль служение Отечеству сыграло в вашей судьбе. Ждем ваших писем в «Директорский клуб».

Дмитрий АДАМС, директор гимназии №30, Тула: Полтора года и… 86 суток

Я был призван в армию в 26 лет после того как окончил Тульский педагогический институт и пять лет проработал учителем в деревне. Полтора года проходил службу в Прикарпатском военном округе. Поскольку я был взрослым человеком, мне было легче, чем 18-20-летним мальчишкам. Радиоэлектронная разведка – серьезное дело, и на такую службу отбирались люди с образованием. В моей роте было пятеро военнослужащих с высшим образованием. И, надо сказать, отношения между офицерами и солдатами сложились очень уважительные. Дедовщины не было. У нас образовалась прослойка людей с более высокой культурой и образованием, которых побаивались и офицеры, потому что в тот период, кстати, не всякий офицер, нося погоны, имел высшее образование. Этот факт сейчас, наверное, мало кто помнит.

Об армии я вспоминаю с теплотой. Говорю так: я не поумнел в армии, но приобрел те качества, которых мне не хватало до нее. На 95 процентов воспоминания о службе положительные. Впрочем, это психологически вполне объяснимо, я думаю. Чему учили, то мы и делали. Служили честно.

В 1980-х годах я работал в школах Тульской области. А в 1988 году как старший лейтенант запаса был направлен в Чернобыль.

Меня назначили офицером оперативной группы особой зоны на Чернобыльской АЭС. ОГОЗ руководила всеми работами, производимыми военнослужащими по дезактивации в особой зоне, а также на так называемых могильниках, куда закапывали зараженные радиацией предметы – автотехнику, стройматериалы, различные конструкции, которые невозможно было дезактивировать. Суммарно на моем счету 86 суток работы в зоне Чернобыля, из них непосредственной работы на АЭС – 79. С 12 июня по 6 сентября 1988 года – обе даты я не забыл до сих пор.

Страшновато было, не скрою, но мы выполняли то, что от нас требовали, и, надо сказать, выполняли хорошо. На самом деле это была очень опасная и грязная работа. Из 25 офицеров нашей ОГОЗ в живых на данный момент остались, по моим данным, 8-9. Все прошедшие с тех пор годы мы держали между собой связь, перезванивались.

В гимназии, где я сейчас работаю директором, есть небольшой музей, где хранится много материалов о Чернобыле. Есть фотографии, привезенные мной с АЭС. Большой раздел музейной экспозиции занимают уникальные материалы об академике АН СССР Валерии Алексеевиче Легасове, руководившем локализацией последствий аварии. Я провожу встречи с учениками старших классов. У меня сохранилась военная форма тех лет, я надеваю ее и на протяжении полутора часов рассказываю ребятам о событиях Чернобыля, показываю подборки документальных фильмов.

Мой дед погиб в 1942 году под Ленинградом, отец был ранен под Курском. Армия России необходима, и служить Родине нужно. Я поддерживаю мнение моего преподавателя Николая Ивановича Губанова, который в Тульском пединституте вел занятия по гражданской обороне, а когда-то служил адъютантом у Василия Ивановича Чуйкова. Он говорил так: в армии должен служить каждый, кто может держать ложку и котелок. Шутка, над которой можно и нужно задуматься…

Григорий РАУ, директор марьяновской школы № 3, Омская область: Как штык

В нашей семье Рау я первый сибиряк. Родители мои жили в Саратовской области, но когда фашисты стали продвигаться к Волге, Верховным командованием нашей страны было принято решение выселить всех поволжских немцев в глубь страны. На сборы дали 48 часов. Но не было никакой обиды на Родину…

После окончания средней школы в 1965 году меня забрали в армию. И мысли не было, чтобы не пойти, чтобы, как нынче говорят, отмазаться. Тогда тех, кто армии боялся, мы просто презирали. Хотя, когда привезли в часть в город Горький и захлопнулась за мной железная дверь со звездочками, сердце екнуло: на три года отрезан от мира…

Впрочем, от мира я как раз отрезан не был, поскольку получил военную специальность радиотелеграфиста. Вообще армию вспоминаю с удовольствием. Я ж парень деревенский, двор чистить, полы драить – мелочи по сравнению с деревенской-то работой. А учиться – нас готовили 8 месяцев – мне очень нравилось, с отличием курсы связистов окончил. А главное – чувство локтя. В армии я его прочувствовал. Это, знаете, когда товарищ мой лучший Сережка Соболев случайно меня локтем заденет, а я уже знаю, что он сказать хочет и чем ему помочь. Нигде нет больше такого понимания друг друга, такой взаимовыручки, как в армии. Уходил я из армии ефрейтором. И вот что странно – когда та же дверь со звездочками захлопнулась за мной, выпуская в мир, так жалко стало: кончилось братство.

Демобилизовавшись, устроился на работу инструктором по спорту в целинном совхозе «Колыбельский». Но понял, что тянет в школу, к детям. В 1970 году поступил в Омский педагогический институт заочно, семь лет работал учителем немецкого языка, а с 15 августа 1977-го назначен директором марьяновской школы №3. И до сих пор на посту – как штык. Ни разу не пожалел об этом. Кстати, уже когда был директором, специально ради меня в Марьяновку приехал майор – мне присвоили звание лейтенанта-переводчика ВДВ. Горжусь.

Школа была и есть любовь моя. У нас сложился хороший, дружный коллектив. Для детей стараюсь быть не только учителем немецкого языка, но учителем жизни, заслуживая их доверие. Всегда уделял большое внимание подготовке ребят к армии. В советское время у нас был лучший кабинет НВП, мы самостоятельно соорудили и полосу препятствий, и даже подземный тир. Сейчас наш кабинет ОБЖ по-прежнему один из лучших в районе, преподает этот предмет офицер запаса и педагог Сергей Алексеевич Курган, я специально искал человека военного. Насколько я могу судить, мальчишки нашей школы армии не боятся. Отказников у нас сроду не водилось. Зато после демобилизации они непременно заходят в школу – рассказать об успехах. Встречаем как героев. Каждый год проводим вечера встречи. Бывает, и я выступаю, рассказываю про службу. Но чаще мои дембельские альбомы рассматривают мои маленькие внуки.

Андрей ВАСИЛЬЕВ, директор Дома детского творчества «Созвездие», поселок Пушкинские Горы, Псковская область:

С комиссаром Каттани пришлось общаться на английском

До меня в моей семье не было профессиональных военных: мама и отец – педагоги. Дед мой, пройдя всю Великую Отечественную войну до Берлина и получив ордена и медали, надевал их только по большим праздникам и завещал мне как старшему внуку. Когда я получил свои лейтенантские погоны, приехал к деду. Сфотографировались – он при орденах, я в форме офицера. Бережно храню в память о нем это фото.

Я окончил Ленинградский дважды краснознаменный военный институт физической культуры. Служил в Военно-воздушных силах с 1985 по 1992 год. Большая часть службы прошла в Казахстане, Узбекистане и Туркменистане.

В стандартной парадно-выходной форме, в том числе полушерстяном кителе, я впервые вылетел на самолете из Ленинграда в Ташкент. Ночной Ташкент встретил меня 33 градусами жары. Это потом уже я, как и все местные летчики, ходил в ботинках вместо сапог и рубашке без галстука – иначе было невозможно выдержать 45 градусов дневной жары… Я начал службу в Кизыл-Арвате – райцентре Туркмении, что стоит посреди Каракумской пустыни. Утром, выйдя на зарядку с полком, я увидел вдали верблюдов, мирно пасущихся на фоне горного хребта, как коровы у нас на псковских лугах.

Я благодарен судьбе и за то, что она дала мне возможность увидеть эти прекрасные места, и за то, что я служил в Военно-воздушных силах. Красота самолета незабываема. До сих пор она снится мне. Когда огромная машина на твоих глазах рядом взмывает в небо – это зрелище, которое остается в памяти навсегда. Появляется гордость за нашу страну.

В год вывода войск из Афганистана я служил в авиационном военно-транспортном полку под Ташкентом. Движение личного состава войск и техники проходило через наш аэродром. Надо сказать, что я имею музыкальное образование по классу фортепьяно, пою, был лауреатом Псковского областного конкурса патриотической песни. Это мое увлечение нашло применение в полку. Командир доверил мне провести концерт, посвященный выводу войск из Афганистана. Для этого памятного концерта, на котором присутствовали воины-«афганцы» и личный состав нашего полка, был специально организован ансамбль из числа офицеров и солдат нашей части.

Другое необычное событие произошло со мной в Ташкенте в начале 1990-х. Я был в тот день помощником дежурного по части. Позвонил знакомый офицер и сказал: «Ждите у себя в скором времени комиссара Каттани!» Оказалось, в Таджикистане снимался фильм с участием Микеле Плачидо – весьма популярного в то время в СССР комиссара Каттани из телесериала «Спрут». В связи с известными волнениями в Таджикистане съемочной группе пришлось срочно выехать оттуда. У меня сохранился автограф комиссара. Как дежурному по части, мне пришлось с ним общаться на английском, пока съемочная группа ждала самолета. Несмотря на сорванные съемки, Плачидо улыбался и вежливо отвечал, что пребывание в СССР ему очень понравилось…

Рассказываю ли я о своем военном прошлом на нынешней работе? В Доме детского творчества я не только директор, но и ведущий школы вокала, и педагог туристско-краеведческого объединения. С детьми мы часто в походах ведем на эту тему беседы у костра. Не хочется рассказывать об армии на официальных мероприятиях. Такие разговоры должны вестись в душевной обстановке, чтобы дети воспринимали услышанное сердцем, чтобы оно оставалось в их памяти. Рассказываю в таких случаях не только о своем армейском прошлом, но и о Великой Отечественной, о боях, которые велись за родную Псковскую землю…

Евгений ВЫБОРНОВ, директор Кадетской школы по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий №70, Пенза:Армию вспоминаю с благодарностью

Главное назначение дивизии имени Дзержинского, где я служил, заключалось прежде всего в охране правопорядка в Москве во время различных массовых мероприятий. В 1979 году, в последний год моей службы в армии, в городе шла серьезная подготовка к Олимпиаде. Мы часто несли службу на Красной площади во время демонстраций, военных парадов, патрулировали улицы Москвы, обеспечивали безопасность спортивных мероприятий.

Самыми запоминающимися для меня стали первомайские демонстрации и военный парад на Красной площади. Моя роль заключалась в том, чтобы распределить своих подчиненных по определенным постам на площади. Практически каждый ее участок находился под контролем. Мы должны были за считанные секунды перекрыть выход и вход на Красную площадь в определенном месте в случае возникновения непредвиденной ситуации, причем незаметно. Тяжелая работа и в то же время очень ответственная.

Человеческая жизнь довольно-таки продолжительна. Казалось бы, что значат в жизни человека два года? Ведь это такой краткий срок. Но получилось так, что два года армейской службы стали для меня очень значимыми в жизни, и армию я вспоминаю с благодарностью.

Помню день своей демобилизации. По традиции в этот день перед нами, 10-12 командирами, увольнявшимися в запас, прошел весь батальон из 600 человек торжественным маршем, отдавая нам честь. У меня сохранилась тетрадь, в которую курсанты вклеили свои фотографии и написали пожелания и мнения о том, какой я человек. Для меня всегда более значимыми были не должность и звание, а то, как ко мне относятся люди. Когда сейчас перечитываю эту тетрадь, становится приятно, что два года жизни не прошли даром, что я смог что-то передать тем, кто шел за мной.

Наверное, во мне, как говорится, погиб кадровый военный. Но армия, оставив в моей душе глубокий след, навела меня на мысль о создании в 1999 году на базе простой общеобразовательной школы первой в России кадетской школы МЧС. Наша школа до сих пор остается в некотором отношении уникальной, поскольку кадеты у нас учатся с 1-го по 11-й класс, и примерно 30 процентов из них – девочки. Я убежден, что патриотическим традициям ребенка надо обучать с 6-7 лет.

Воспитанники нашей школы – четырехкратные чемпионы России среди кадетских школ и классов по программе «Юный спасатель», победители Всероссийского конкурса на лучшую организацию туристско-краеведческой работы. В прошлом году к нам приезжали делегации из 12 городов России для того, чтобы перенять наш опыт и создать подобные школы у себя. По большому счету мы выпускаем будущую военную элиту страны! И все это благодаря нашим преподавателям-женщинам и четырем педагогам-мужчинам – настоящим энтузиастам своего дела, для которых и зарплата-то не очень важна.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту