search
Топ 10

Слово, знание и… отсутствие денег – главное оружие депутата-бюджетника. Не приходится бояться за собственный банковский счет

Про него в двух словах не расскажешь и однозначной характеристики так вот сразу не дашь. Недоброжелатели утверждают, что он просто махровый карьерист, друзья считают его неугомонным романтиком, вознамерившимся собственным присутствием в политике изменить к лучшему окружающую действительность… Совершенно точно одно: Воробьев оказался первым воронежским учителем, который, без стеснения и излишней брезгливости, пошел бороться за власть. Сам пошел, а потом и товарищей за собой привел – не за рукав, конечно, тащил, а где делом, где криком, подчас даже эпатируя публику, постоянно доказывал, что умному учителю и директору школы не зазорно заниматься политикой. Больше того, сейчас по-другому нельзя, потому что на ветвях власти такие “фрукты” попадаются, для которых школа – в лучшем случае электорат, а вообще-то просто строчка в бюджете, на которой надо экономить.

Началось все с 94-го года, когда директор 73-й воронежской школы Сергей Николаевич Воробьев “сцепился” с тогдашним главой района – отцом-благодетелем, от которого впрямую зависели финансирование школ, учительские зарплаты и много чего еще. Конфликт длился года три, причем это было как раз то время, когда учителям на хлеб уже не хватало, но к открытому протесту они еще повсеместно не перешли.
– Тогда понятие голода было вполне реальным, – вспоминает Воробьев. – И зарплату учителям не платили. В этой ситуации больше всего возмущало поведение властей, когда они уходили от выплаты налогов в бюджет. Главой района у нас был бывший предприниматель, директор парка. То есть человек со своими финансовыми интересами и интересами его группы. А в тот период обойти закон, сделать так, чтобы деньги шли мимо бюджета, было очень просто – нужно было только желание! Желание и, я считаю, отсутствие ответственности и совести.
Видимо, у воробьевского оппонента оказались большие проблемы по этой части, потому что разговоры один на один с директором школы не действовали, и вскоре Сергею Николаевичу взялся помогать весь школьный педколлектив. Орлова (это фамилия бывшего районного главы) даже вызвали на педсовет, где и высказали ему все.
– Думаю, мы первыми заявили о том, что люди, находящиеся на такой должности, обязаны понимать, что их главная цель – обеспечение достойной жизни других людей, зависимых от них. Зависимые – это бюджетная сфера: детские садики, поликлиники, школы, малоимущие… Если не понимают – не могут они находиться у власти, не должны!
Кончилось тем, что главу района заменили новым, а в городских газетах самой жареной новостью был рассказ о том, как лихо воробей расправился с не в меру “ушлым” орлом. Но на самом деле, если говорить серьезно, все случившееся было первой, да и, пожалуй, единственной для Воронежа акцией такого рода, когда учителя, объединившись, выкинули чиновника из его кресла.
Для самого Воробьева эта победа стала лучшей рекламой накануне выборов в горсовет 97-го года. Директор школы опередил 19 кандидатов – партийцев, предпринимателей – и победил с приличным отрывом. До этого Воробьев уже избирался депутатом районного совета, поэтому опыт работы был, только масштаб поменьше. Весной нынешнего года подоспели очередные выборы, и школьный директор снова пошел в депутаты. И снова выиграл: второе место из одиннадцати кандидатов. Обошел Воробьева лишь заместитель главврача районной поликлиники, он и главный врач шли в паре: один – в горсовет, другой – в областную Думу. Это одна из последних хитростей выборных технологий, вдвоем легче – общие листовки, агитация сразу в двух местах, избиратель лучше запоминает. В итоге получилось, что все депутатские места в 17-м округе достались бюджетникам.
– Нам потом сами предприниматели сказали, что выставлять в этом округе какого-нибудь бизнесмена – это потерянные деньги. Мы, говорят, думали, что ни один из вас – бюджетников – не пройдет, потому что за вами никто не стоит и финансов никаких. Но когда вас выбрали, мы поняли, что, оказывается, есть люди и даже тысячи людей, которые действительно оценивают содержание, а не подарки и подачки: кто кому сколько водки дал и какой подъезд отремонтировал.
Председатель окружной избирательной комиссии, вручая депутатам удостоверения, рассказал об абсолютном рекорде, установленном во время выборов. Депутат Воробьев потратил на свою предвыборную кампанию ноль целых ноль десятых копейки.
– В этот раз я совершенно осознанно и принципиально шел на выборы без всякой агитации, потому что главное – это не словесная мишура, а конкретное знание человека и его дела. В газетах, сами знаете, обо мне много противоречивой информации идет. Я уже 10 лет директор, а школа – это общественно видимая работа. И потом, я четыре года был депутатом того же совета, то есть был на виду, люди меня знают. Поэтому я хотел убедиться в том, что меня поддерживают, а мою работу одобряют.
Противоречивая газетная информация, о которой говорит Сергей Николаевич, – это от большой любви журналистов к таким, как он, людям, у которых по всем вопросам есть своя позиция, а в ее отстаивании они подчас необыкновенно изобретательны. Какому еще депутату придет в голову привести на утверждение бюджета агитбригаду школьников с воздушными шарами и стишками? Воробьев привел! Потому что решался вопрос, сколько из этого самого бюджета “обломится” на питание в школьных столовых. Тогдашний мэр города, одновременно бывший председателем муниципального совета, увидев новоявленную агитбригаду, дал милиции указание детей в зал заседаний не пускать. Воробьев возмутился: вы что, детей боитесь?! Они ж готовились, старались, хотели душевно поприветствовать депутатов! “Артистов” впустили во время перерыва, а потом уже взрослым оставалось лишь кисло улыбаться, слушая бравые стишки:

…Закрывать сады давно
стали почему-то,
Вместо деток – казино,
это очень круто.
Вместо нянек и горшков –
карты и рулетка,
Сколько новых кабаков –
будь счастливым, детка!..

В конце – красивый подарок дядям-депутатам: “Примите вы от нас в подарок бюджета символ – дутый шарик”.
Ребячье выступление было как гром среди ясного неба. Причем не только для депутатов, но и для присутствовавших тогда на заседании журналистов. В последовавших публикациях бюджет оказался лишь поводом к рассуждениям о том, смеют ли учителя прикрываться детьми для защиты собственных экономических (читай – корыстных) интересов. Потому-то я и говорю о большой любви журналистов к таким, как Воробьев: они, можно сказать, живой хлеб для пишущей братии. Одно обязательное условие: такие люди должны обладать крепкими нервами и великолепной способностью к душевной регенерации (как ящерицы к физиологической). Это для того, чтобы, когда тебя со всех сторон грязью обольют, ты смог встряхнуться и снова продолжать любить человечество.
Прежде чем обвинять Воробьева, не мешало бы подумать вот о чем: возможно, в жизни мальчишек и девчонок из этой агитбригады выступление в совете окажется одним из самых “крутых” воспоминаний школьной поры. Они ведь не просто шли, потому что учителя попросили, они выражали свою гражданскую позицию, они участвовали во взрослой жизни на стороне справедливости. В 73-й школе вообще дети интересные. Это они год назад дошли аж до Министерства обороны, в Москву сами ездили и выпросили-таки отсрочку для своего молоденького классного руководителя. Воробьева упрекают, что у него школа переполнена, а родители каждый год все ведут и ведут к нему ребятню. “Да, у нас есть свои правила, – говорит директор. – Берем не только микрорайон, но и детей тех родителей, кто у нас учился. Даже если они живут в другом районе”. Есть к нему и масса других претензий, но, насколько они обоснованны, это уже другой вопрос. Агитбригаду он приводил в горсовет прошлого созыва при прошлом мэре, а на выборах нынешней весной его, видно, сразу решили “отсечь”.
– Знаете, чем сложны были для меня эти выборы? Это была борьба принципов. В феврале уже был месяц задержки по учительским зарплатам, в марте – два. Новый мэр, когда избирался в конце прошлого года, обещал, что бюджетники забудут, что такое задержка зарплаты, что власти будут только думать, как ее увеличить. Мы напомнили об этом, учителя нашей школы были вынуждены на один день приостановить работу. И появилась установка мэра уволить директора школы Воробьева за то, что не обеспечил учебный процесс. Он мне это и в личной беседе обещал, а я ему сказал: вы сначала свои обещания выполните. Посмотрите, почему у нас самая дорогая в Черноземье электроэнергия, почему такие высокие тарифы на тепло, дороги?.. Потом нашлись деньги для оплаты дополнительного тиража областной газеты, где была напечатана критическая статья о школе, разумеется, моя фамилия там тоже была несколько раз упомянута. Газеты бесплатно рассовали по почтовым ящикам по избирательному округу, чтобы показать, какой Воробьев плохой и какая плохая школа. Но люди-то знают, какая на самом деле наша школа! Так что получилось, что я за счет тех, кто статью организовывал, себе рекламу сделал. Считаю, что это были выборы не только депутата, но и власти, ее поведения и отношения к делу.
Воробьев рассказал, что в среднем предвыборная кампания в городскую Думу (так теперь называется муниципальный совет) Воронежа обходится в 20-30 тысяч долларов. Это только на одного кандидата и только на информационный ресурс – выступления, публикации, листовки, рекламу. На всю предвыборную кампанию с декабря по март, когда в Воронеже проходили выборы губернатора, мэра, депутатов облдумы и муниципального совета, кандидатами было потрачено около полутора миллиардов рублей. Как говорится, в целом по области. Но возможно, что и это еще не все. А чтобы было с чем сопоставить, Сергей Николаевич назвал одну цифру: 2,5 миллиарда рублей составил годовой бюджет города Воронежа в 2000 году. Весь бюджет!
Как в прошлом, так и в нынешнем составе гордумы депутат Воробьев председательствует в постоянной комиссии по образованию и культуре. Кроме него еще два школьных директора были избраны нынешней весной в депутаты, а также два главврача и один зам. главврача районных поликлиник.
– В том муниципальном совете одного меня кричать хватало, но не хватало рук для голосования. Столько соратников появилось только сейчас.
У меня сейчас нет цели подробно разбирать депутатскую деятельность Воробьева. То, что за него проголосовали второй раз подряд, уже говорит о многом. Особенно если вспомнить “ноль целых ноль десятых копейки” на предвыборную кампанию. Но если не деньгами, то чем? Каким образом директор школы становится депутатом? И с какими мыслями надо идти воевать за это кресло? И только ли за кресло?
– Первое – оценить себя: ты занимаешь в этой жизни активную позицию или нет? В чем это выражается? Люди избирают тех, кто может и будет отстаивать их интересы, даже если не видит в этом личной для себя выгоды. То есть человек обязательно должен быть борцом, иметь характер, волю и определенное мужество. А еще – профессионализм и жизненный опыт и соответственно возможности широкие.
– Ладно, человек себя оценил, может быть, даже объективно. Что потом?
– Второе – это личные встречи с избирателями. Бывает, что негатив, который высказывают люди, надо просто выслушать и суметь на него ответить. Когда я впервые шел на выборы, то очень много встречался и беседовал с людьми. А во второй раз обошел школы, и учителя мне сказали: “Сергей Николаевич, не трать время! Мы сами родителям все о тебе расскажем: и что ты делал, и с какими планами идешь в Думу”.
– Были ли у вас листовки?
– В первый раз – да, была одна черно-белая листовка, восемь тысяч экземпляров, ксероксная, самая дешевая, остальная агитация – только бесплатный эфир. В этот раз листовок не было, но бесплатный эфир я использовал. При этом знал, что выступить надо, что называется, на полную мощность. У учителя, сами знаете, главное оружие – это слово, убеждение. Я знал, что вот эти пять минут – это то время, за которое люди должны получить максимум четких ответов на свои самые больные вопросы. Причем основная масса телезрителей этих программ – это люди пожилого возраста, и как раз именно они в большинстве своем ходят на выборы и определяют результаты голосования… Но совсем от листовок нельзя отказываться, особенно когда человек еще неизвестен. Минимум агитации безусловно нужен.
Что же касается главной цели… Если идти в депутаты только с мыслью о том, что будешь ты при звании, должности и высоком социальном статусе, лучше тогда вообще не баллотироваться. Потому что, если ты не идешь с конкретным желанием и убеждением воевать за людей – в прямом смысле воевать с исполнительной властью! – так вот, если думать по-другому, лучше не начинать. Потому что мы – единственный орган, который имеет возможность проверять и контролировать исполнительную власть. Если городская Дума выражает недоверие какому-то руководителю подразделения – это повод к увольнению.
– Когда вы шли в депутаты, у вас был лозунг, “кричалка” своя?
– Я директор школы, поэтому моим главным лозунгом было одно: если и дальше все будет так же продолжаться, некого будет учить и лечить. Наши учителя – люди с обостренным чувством справедливости, активности и ответственности. Я своим говорю: поймите, вы – учителя! Вы не должны стоять в стороне от общественной жизни. Обижаются, говорят: что ты всех учишь?! Так ведь на то мы и учителя! Мы и власть будем учить, как работать, если видим, что их надо этому учить. И объяснять им будем, почему нельзя это и это делать.

Татьяна МАСЛИКОВА

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте