Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Слово поэта. «Видели ли вы…»

Учительская газета, №05 от 31 января 2017. Читать номер
Автор:

​Приведу полностью одну работу, которая при всех ее недостатках подкупает меня зоркостью и чистотой чувства. Напомню, что все это написано за один урок.

«В стихотворении Есенин рассказывает о смерти, о смерти всего живого, замене машинами и механизмами. Есенин описывает поезд так, что кажется, будто это железное чудовище, «в туманах озерных кроясь», крадется на своих «лапах чугунных». Сразу рисуется мрачная картина чего-то неизбежного, чего-то такого, что подминает под себя все, что станет у него на пути. И это чудовище «бежит», и уже ничего не может его остановить. Но вот за ним появляется «красногривый жеребенок». Он «скачет», но это уже не тот бег поезда, который невозможно остановить. Он скачет, «тонкие ноги закидывая к голове». Его ноги – это уже не чугунные «лапы» поезда. По сравнению с поездом жеребенок кажется хрупким существом, которое неспособно противостоять натиску поезда. Но жеребенок не знает, что «в полях бессиянных той поры не вернуть его бег». И Есенину грустно и больно от этого. Ведь это его родина: и красногривый жеребенок, и озерные туманы, и большая трава, и плес – все это теперь разбужено скрежетом неживого существа. Ему грустно и больно оттого, что «за тысячи пудов конской кожи и мяса покупают теперь паровоз».В течение многих лет меня спрашивали ученики, что обозначает слово «бессиянный». Проверял в словарях – нет такого слова. И вот в 1998 году впервые прочел в ученической работе: «Жеребенок – совсем ребенок. И как природа в стихотворении Есенина по-детски наивна и потому завоевана «стальной конницей», у Есенина поля названы «бессиянными», то есть они потеряли то волшебное сияние нетронутости, которое было когда-то, и его не вернуть». Я показал эту выписку академику Н.М.Шанскому. И он отметил тонкое чувство слова у этой ученицы. В 2002 году и в 2006-м уже несколько человек обратили внимание на это слово: «Он говорит о новом мире: «бессиянные поля», «разбуженный скрежетом плес».Что касается смысла стихотворения, то писали о противопоставлении старого и нового, деревни и города, живого и железного, мира традиционного и мира революции.12 человек написали, что это стихотворение о себе: «жеребенок такой же в новом мире, как и он сам». При анализе сочинений напоминаю две цитаты: «Я, отовсюду гонимый, чрез железных врагов прохожу», «Остался в прошлом я одной ногою, стремясь догнать живую рать».За все десятилетия, что я провожу эту работу, однажды было сделано наблюдение поразительно тонкое, увидено и то, чего я сам не видел: «Может быть, и самому поэту не угнаться за эпохой, как не угнаться «милому, смешному дуралею» жеребенку за стальным конем. Да и покупают ОНИ, а не Я, не МЫ».Но только немногие, 8 человек, то есть 12,5%, увидели, что это стихотворение о смене ценностей, мироощущений, миропонимания, образа жизни, которая осталась позади с ее ценностями и устоями. «В погоне за временем люди не будут видеть прекрасное». «Наступает мир бездуховных ценностей». «Бездушные машины никогда не смогут заменить все живое, что есть на нашей планете, ведь они сами не умеют чувствовать, радоваться, грустить». «На смену чему-то красивому, живому, природному, милому приходит что-то чугунное, неживое».Читаю выписки из сочинений, написанных об этом же стихотворении в прошлые годы. Я всегда делаю так, когда что-то в сочинениях года нынешнего не прозвучало достаточно полно и весомо.«Жеребенок – символ чего-то нежного, ласкового, теплого, живого. Жизнь распорядилась по-иному. Нужнее всего не живое, чистое, светлое, а все практичное, железное, стальное, чугунное, холодное». «Меняются люди, они становятся более черствыми, бесчувственными». «Обедняется человеческая душа. Есенина тревожит, что новая жизнь сметает красоту истории». «Суровый практицизм может убить и поэзию в мире, где нет ни гармонии, ни человека». «Люди не понимают, что, если им не нужны живые кони, значит, скоро станут не нужны и степи, и озера, и вообще вся природа. И тогда люди сами превратятся в железные машины. Жеребенок – это своеобразное напоминание людям о природе, о чистоте человеческих отношений». «Начинается стихотворение противопоставлением железно-чугунно-мертво-неотвратимого поезда, который, как наша техническая эпоха, мчится неотвратимо, безнадежно обгоняя жеребенка. По-видимому, в этом есть ностальгия по природе, даже какому-то человечье-душевно-коняжьему прошлому человека, когда его душа была связана с природой, не оторвана от своих корней, корней природы и души человеческой». «По-иному судьба на торгах перекрасила». Торги. Переоценка ценностей. Горечь и тревога за будущее сей природы, тревога, как бы эти дивные леса, реки, поля не стали мерить так же, как сейчас коней, только по пользе, которую они могут принести, забывая про красоту».В стихотворении Юрия Левитанского есть такие строки:Всего и надо, что вчитаться, -боже мой,всего и дела, что промедлитьнад строкою -не пролистнуть нетерпеливою рукою,а задержаться, прочитать и перечесть.Вот вам и программа преподавания литературы в школе. Но это, как говорят математики, условие необходимое, но недостаточное. Важно еще вписать прочитанное в контекст творчества писателя и поэта, в контекст его времени и в контекст времени нашего. В этой связи расскажу о двух последних (сдвоенных) уроках, на которых я заканчиваю уроки, посвященные Есенину.В годы перестройки были опубликованы фрагменты из романа Николая Островского «Как закалялась сталь», снятые при подготовке первого издания. В одном из них рассказывается о комсомольской вечеринке на квартире Риты Устинович, где собрались некоторые делегаты VI съезда РКСМ (Российского коммунистического союза молодежи), состоявшегося 12-18 июля 1924 года, то есть еще при жизни поэта. Заходит речь о Сергее Есенине. «Это красивый жучок в навозной куче», – говорит Крамер. «Еще не все из нас понимают, – вступает в разговор Павел Корчагин, – как враждебна нам лазурно-слюнявая лирика этого кабацкого поэта». (Отметим, что сам Островский не раз цитировал в своих письмах Есенина.)А в повести «Завтра была война» Бориса Васильева рассказывается о старшеклассниках последнего предвоенного года. Одна из девушек любит стихи Есенина, не расстается с его томиком, дает его почитать своей близкой подруге. Но для школы все это чужое, чуждое, даже враждебное, с комсомолом несовместимое.Егор Лигачев, один из руководителей Коммунистической партии Советского Союза последних лет ее существования, тоже рассказывал о том, какие у него были неприятности из-за томика стихов Есенина в юности.А вот рассказ Владимира Тендрякова «Донна Анна» о страшных днях летнего отступления 1942 года. Мы знакомимся с младшим лейтенантом Гадчевским, который «испепеляюще ненавидел» Есенина: «Мещанин! Люмпен! Кулацкая душа! Быть нытиком во время революции!»Почему же поэзия Есенина воспринималась и утверждалась официальной идеологией как враждебная? И почему сам Есенин, революцию принявший («приемлю все»), воспринимал новую юность как чужую? Если в «Руси советской» «другие юноши поют другие песни», то скоро в стихотворении «Спит ковыль. Равнина дорогая…» уже «чужая юность», которую поэт видит как сильного врага? Отвечая на эти вопросы, мы лучше поймем и самого Есенина, и умонастроения послереволюционной эпохи, и даже последующих десятилетий. Отмечу, что сам я в школе поэзию Есенина не изучал. В советскую школу вместе с «Преступлением и наказанием» Достоевского и Блоком она вернулась в 1968 году.Рассмотрим в этой связи два ряда причин и обстоятельств. Начнем с понимания национального, патриотизма, родины в официальной идеологии, а потом в массовом сознании советского общества на первом этапе его развития.«Никакая сила в мире, – говорил Ленин на состоявшемся в марте 1919 года в Москве VIII съезде РСДРП, – не задержит хода мировой коммунистической революции ко всемирной Советской республике». Ему вторил в докладе на том же съезде Зиновьев: «Победа, безусловно, обеспечена, которая в ближайшее время приведет к международной коммунистической республике».Сам Ленин не раз говорил об этом. Так, в речи 6 ноября 1920 года по случаю трехлетия начала революции им было сказано: «Мы и начинали наше дело исключительно в расчете на мировую революцию». Уже после смерти Ленина 23 апреля 1924 года его соратник Каменев пророчествовал на съезде горняков: «Только идя по дороге ленинизма, доживем до того момента, когда, подойдя к мавзолею Ленина на Красной площади, принесем ему радостную весть о том, что ленинизм, а значит, и пролетарский коммунизм победил во всем мире».Продолжение  следует


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту