Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Сквозь прозрачные стены. Если распоряжение директора можно истолковать двояко, ищите коррупцию

Учительская газета, №10 от 7 марта 2017. Читать номер
Автор:

Окончание. Начало в №8 от 21 февраля 2017 года и №9 от 28 февраля 2017 года

Один из тринадцатиОднажды Константин Битюков, доцент кафедры социального образования Санкт-Петербургской академии постдипломного педагогического образования, задал вопрос 13 учителям истории и обществознания, принимаются ли меры против коррупции в их школе.Педагоги думали пятнадцать минут, но припомнили и прозрачную запись в школы и детсады, и антикоррупционный телефон доверия, и громкие судебные процессы против высокопоставленных чиновников…Всего за несколько лет изменилось кое-что и в семьях их учеников: «Дети больше не пытаются получить отметки за подарки», «Финансовые отношения «ученик – учитель – родители» свелись к минимуму», «Родители стали интересоваться правовыми вопросами, в особенности алгоритмом подачи жалоб в судебном порядке».Только один из тринадцати ответил: ничего этого нет.Мы все под подозрением О чем он при этом подумал? Наверное, вот о чем. Современная школа не знает родителей. Ей просто некогда. Лишь немногие школы – обычно те, которые работают со сложным контингентом, – пытаются включать в образовательный процесс семьи учеников.В 2016 году Центр исследований современного детства Института образования НИУ ВШЭ провел опрос 2000 родителей из разных городов России и убедился, что благополучные и образованные родители из крупных городов живут в постоянной тревоге.«Современные родители не доверяют никому, – констатирует  Катерина Поливанова, доктор психологических наук, директор Центра исследований современного детства Института образования НИУ ВШЭ. – Они сомневаются в медицинских советах, отвергают опыт дедушек и бабушек. Все больше родителей заявляют, что хотят забрать детей из школы и учить их дома».Каждый родом из собственного детства, детство этих родителей пришлось на смутные 90-е. Тогда россиянам представилось много возможностей убедиться, что общество устроено несправедливо, человек слаб, а соблазнов много…В 2014 году больше половины россиян согласились с высказыванием фонда «Общественное мнение»: почти каждый человек будет брать взятки, если ему предложат. В 2015 году на вопрос ВЦИОМ, есть ли, по их мнению, коррупция в их населенном пункте, лишь 1% россиян ответили «нет»!Родители учеников – это всякий раз Россия в миниатюре. И неудивительно, что они подозревают каждого и повсюду видят коррупцию, даже в сборах денег на цветы учителям.Нет противоречия в том, что те же самые родители способны обсуждать как вполне естественную вещь подарок учителю в обмен на хорошие оценки для своего ребенка. В 2014 году 39% опрошенных ФОМ допускали, что когда-нибудь дадут взятку должностному лицу, 47% отвергали эту мысль, а 23% признались, что уже давали ее. Они не понимают, какие изменения произошли в школе с 90-х годов. Они отправляют детей в школу, которой уже нет.Слеза секретаршиИ часто у них есть основания для недоверия. Для того чтобы посеять подозрительность между родителями и администрацией школы, достаточно одного небрежно составленного распоряжения директора. Это в 90-е годы секретарша могла написать его от руки и закапать слезами в неподходящем месте. И потом все ломали головы, что  означает нечитаемое слово. Сегодня эти приказы и распоряжения называются локальными актами, вносятся в память компьютера и должны вывешиваться на школьном сайте. По ним судят о школе люди, которые ее никогда не видели. И зачастую судят слишком строго.«Надо различать те локальные школьные акты, которые прямо нарушают закон, и те, которые можно назвать потенциально коррупциогенными (то есть создающими условия и возможности для коррупции), – говорит Анна Вавилова, кандидат юридических наук, старший научный сотрудник лаборатории образовательного права МГПУ. – Вот локальный акт, который гласит, что, если родители не сдадут деньги, ребенка отстранят от участия в образовательном мероприятии, предусмотренном образовательной программой. Это безусловное нарушение законодательства. А другой локальный нормативный акт регламентирует, в каком порядке дети участвуют в конкурсах. Предполагается, что для участия им нужна рекомендация или разрешение классного руководителя, либо педагога-предметника. На первый взгляд это безобидно. Но у родителей может возникнуть вопрос: нет ли в этом предпосылок для коррупции? А вдруг рекомендации получит не самый талантливый, а тот, чьи родители, например, финансово помогают школе?»По мнению юристов, самые коррупциогенные локальные акты (как ни удивительно) – это различные положения о школьных конкурсах и праздниках.«Например, для победителя предполагается ценный приз из фонда школы, – говорит руководитель юридической клиники (консультации) Юридического института МГПУ, юрисконсульт московской гимназии №1544 Сергей Феклин. – Критерием для оценивания его работы является, условно говоря, инновационность. Но как быть, если в документе нет определения, что такое инновационность? Это новое может быть новым для ученика Васи, но не для ученика Пети. Значит, определяет учитель, причем по непонятным критериям. Вот уже Вася победил, и ему – ценный приз. Это коррупция? Коррупция».Случается, что администрация школы, словно нарочно подставляя себя под удар, все равно продолжает выпускать невнятные приказы и распоряжения одно за другим. А родителям, которые и без того никому не верят, остается только взволнованно шептаться.Ищите непонятные слова!«Иногда родителям советуют проводить экспертизу школьных локальных актов. Кто будет проводить эту экспертизу и на какие средства? – возражает Оксана Лысенкова из Московского родительского клуба. – Экспертиза совсем не дешевое удовольствие, и к тому же обычным родителям директор имеет право отказать в предоставлении локальных актов. Только члены управляющего совета могут их потребовать, но будут ли они проводить экспертизу за свой счет?»Анна Вавилова считает, что эта проблема решаема.«Если локальных актов нет на сайте школы, значит, содержание этого сайта не соответствует требованиям законодательства об образовании, – объясняет она. – Даже если документы не выложены на сайт по каким-то техническим причинам, школа все равно совершила нарушение законодательства, отказав родителям в доступе к информации. В таком случае обращайтесь к директору школы или к ее учредителю: интересующий родителей документ должны тут же опубликовать».Сергей Феклин дает родителям простой совет: не надо приглашать юриста, чтобы провести экспертизу. Ищите в документе непонятные слова! Если таких слов много – у вас в школе, скажем так… проблема.«Любой локальный акт может рассматриваться как коррупционный, если в нем содержится хотя бы одно слово, не понятное родителям, – объясняет Сергей Феклин. – Главное требование – чтобы школьный документ был составлен прозрачно. Каждое его слово должно быть понятно всем участникам образовательного процесса – директору, учителю, родителю. Если, к примеру, пять человек прочли распоряжение директора и истолковали его по-разному, то тогда можно задаться вопросом о коррупции в школе».Правда, проблемой может оказаться… все та же секретарша директора, которая не знает русского языка.«Может быть, все будет хорошо и это просто неудачная формулировка в документе? – прибавляет Анна Вавилова. – У нас ведь в школьных администрациях далеко не все  юристы… Но предпосылки для коррупции созданы, и рано или поздно опасения могут оправдаться. Ждать нарушения закона – это не лучшая позиция».А что делать?На самом деле лучший выход для родителей – читать школьные локальные акты еще на стадии проекта.«Если родители проведут собрание, зафиксируют факт создания совета родителей (законных попечителей) учеников, выберут его членов и председателя, известят об этом школьную администрацию, передадут директору документы, например, протокол создания совета и свои координаты, то в соответствии с федеральным законодательством их мнение должно будет учитываться в обязательном порядке в определенных законом случаях, – говорит Анна Вавилова. – 30-я статья Закона «Об образовании в РФ» требует принимать локальные нормативные акты, которые регламентируют образовательный процесс, с учетом мнения этого совета. Родители смогут знакомиться с проектами школьных локальных документов, участвовать в их обсуждении и предварительной оценке и реагировать на стадии их подготовки».Все это хорошо. Но смогут ли родители повлиять на решение школьной администрации? На этот счет есть оговорка: «В определенных законом случаях». При решении многих важных проблем влияние родителей сужается до размеров булавочной головки. И юристы это признают.«Учет мнения родительского комитета еще не означает, что администрация школы с этим мнением согласится. Она имеет право утвердить любой локальный акт в своем варианте», – подчеркивает Анна Вавилова….Выходит, прав был один из тринадцати учителей, сказавший, что борьба с коррупцией в школе не более  чем образцово-показательное мероприятие?Педагоги вправе задаваться вопросом: а для чего нам тогда антикоррупционное образование? Чтобы ученики в будущем не давали взяток и не брали их? Чтобы разоблачали тех, кто их дает и берет? Константин Битюков, который предложил учителям вопрос о коррупции, тоже задумался.«Если цель – активная жизненная позиция, нужно ли школьникам в качестве практики проводить собственные расследования о коррупции в школе? – спрашивает он. – Возможно ли сотрудничество школ с общественными организациями, такими как Международный центр антикоррупционных исследований и инициатив Transparency International Russia?»И вот что его окончательно смутило: один ученик предложил, например, поискать на сайте www.goszakupki.ru закупки школы, в которой он учится…P.S. Надо ли говорить со школьниками о коррупции и, самое главное, как? Ваши мнения присылайте по адресу: ug@ug.ru


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту