Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10
Учитель года

Сколько видов воробьев в Калмыкии?

Информация о красоте мира должна передаваться из поколения в поколение, считает Марина Бербенцева
Учительская газета, №24 UG от 15 июня 2021. Читать номер
Автор:

Так получилось, что дорога в школу и в учительскую профессию для Марины Бербенцевой оказалась длиннее, чем обычно бывает. Привычная для многих последовательность «школа – педвуз – школа» в ее случае нарушилась. В десятый девушка не пошла, а поступила в Элистинский педагогический колледж. С детства много читала о природе и мечтала стать учителем, но не в начальных классах, а учителем биологии. Поэтому после колледжа подала документы на биологический факультет Калмыцкого государственного университета имени Городовикова.

На биофаке активную студентку заметили, привлекли к работе, и в 2001 году, еще обучаясь на пятом курсе, она стала сотрудником государственного природного биосферного заповедника «Черные земли». Орнитологом Марина Борисовна проработала три года, а любовь к птицам и знание их остались на всю жизнь. Когда через три года вернулась в родной колледж учителем естественных дисциплин, первые уроки у пятнадцатилетних студентов начинала с вопроса: «Сколько видов воробьев водится в Калмыкии?» Студенты сначала молчали в сильном недоумении, а потом очень удивлялись, что воробьев на самом деле может быть не один вид, а несколько.

Через 14 лет работы в педколледже ее пригласили методистом в методический отдел родного университета, и там в течение трех лет она готовила учителей окружающего мира. Перед этим в вузе провели анкетирование среди студентов, и выяснилось, что главная проблема, которую они испытывают во время учебы, заключается не в том, что им тяжело учиться по предмету, а в том, что нет нужного понимания между преподавателями и студентами. Они как бы разговаривают на разных языках, потому что, по мнению студентов, мало быть профессионалом своего дела и отлично знать предмет, в своих преподавателях они еще хотели бы видеть хороших педагогов. В этом должны были помочь методисты. Но какой бы интересной ни была работа в вузе, как говорит Марина Борисовна, ей всегда хотелось попробовать себя в роли школьного учителя. Поэтому, когда появилась возможность устроиться в школу недалеко от дома учителем биологии, она ею воспользовалась и уже три года ведет любимый предмет в Русской национальной гимназии имени преподобного Сергия Радонежского в городе Элисте Республики Калмыкия. А в 2020 году стала победителем регионального конкурса «Учитель года Калмыкии».

Кто ты в этом мире?

На мой вопрос, не жалеет ли она, что выбрала школу, отказавшись от большой зарплаты и возможной карьеры преподавателя, Марина Борисовна отвечает, что в школе сейчас зарплата тоже неплохая, а школьное образование не менее интересно для самореализации:

– Здесь все начинается с чистого листа, ты видишь, как взрослеют дети. Личность учителя очень много значит, так как мы формируем научную картину мира и мировоззрение человека. Мне хочется, чтобы наши дети понимали и видели, чтобы получали удовольствие от общения не только со мной, но и с нашей природой. Она у нас уникальная! Мы здесь, в школе, можем решать проблемы, которые сегодня решает весь мир. Например, сохранение биоразно­образия. В Калмыкии цветут замечательные цветы, очень много видов тюльпанов, ирис карликовый – это прекрасные первоцветы, которые занесены и в Международную Красную книгу, и в Красные книги России и Калмыкии. Хотя все равно до сих пор кто-то их срывает, чтобы просто сфотографироваться с ними! И если ты донесешь до своих друзей и близких мысль, что надо их беречь, а не срывать, ты уже будешь причастен к мировому движению. То же относится и к сайгакам, которых необходимо сохранять. Надо понимать, что, если ты участвуешь в этом, ты делаешь уже очень многое. Сейчас развивается экосистемный подход, это направление надо изучать и внедрять в обычную образовательную деятельность. Этот подход интересен. Я думаю, что вопрос, какова моя миссия в этом мире, должен транслироваться не только на уроках биологии, но и на всех остальных предметах.

– Означает ли это, что вы, придя в школу работать учителем, нашли большее применение своим силам, творчеству и знаниям, чем в вузе?

– Скажем так: и в колледже, и в вузе тоже есть где развернуться. Только там ты работаешь с более взрослыми, устоявшимися людьми. А здесь ты начинаешь формировать человека. И хочется сделать так, чтобы учиться в колледж пришел ребенок, который уже знает, сколько видов воробьев водится в Калмыкии! Хочется, чтобы информация о красоте мира не заканчивалась, а передавалась из поколения в поколение.

У нас огромное количество детей, для которых недоступно высшее образование, родители не могут оплачивать репетиторов. И отправляют детей получать среднее специальное образование. Поэтому я всем своим говорю: «У нас есть прекрасный педагогический колледж» и направляю детей туда. Если ты не захочешь быть учителем, не будешь, но если захочешь, не лишай себя этого удовольствия!

Кстати, в 2020 году Элистинский педагогический колледж имени Х.Б.Канукова отметил свое 100‑летие. Мы вместе с Мариной Борисовной Бербенцевой поздравляем ее родное учебное заведение с юбилеем! И очень рады, что у колледжа есть такие благодарные и успешные выпускники, пусть их будет еще больше. Ведь на сегодняшний день, как посетовала Марина Борисовна, подготовка учителей – это большая проблема. Педагогических вузов в стране мало, а в классических университетах биологов, физиков и математиков готовят по классическим программам, квалификация «учитель» в дипломах выпускников не предусмотрена. Поэтому изучать такие необходимые для учителя понятия, как дидактика и психология, приходится дополнительно и часто за дополнительные средства. В такой ситуации роль педагогических колледжей возрастает. «Наш колледж, – говорит Марина Борисовна, – это кузница педагогических кадров для всей Республики Калмыкия!»

О самом наболевшем

Не могли мы не поговорить и о ситуации с преподаванием любимой биологии. По мнению Марины Бербенцевой, то, что здесь сейчас происходит, «все непросто». Это и разные линии учебно-методических комплексов, которые не готовят ребенка к ЕГЭ. И терминологическое старение, когда термины, которые не изучаются в пятом классе на ботанике, возникают в 9‑х и 11‑х классах на итоговой аттестации. Когда ребенок должен знакомиться с этой терминологией? Каждый учитель вынужден решать эту проблему сам. Хорошо, если у кого-то есть предпрофильное образование, и тогда есть возможность знакомить с терминологией и с биологией как с наукой. Но не всегда такая возможность есть. Еще одна проблема – это огромное количество учебников по предмету «Биология», и они не синхронизированы. А когда дети получают ВПР с вопросами, которые еще не изучали, как на них отвечать?
Поэтому учителям приходится работать на опережение. К заданиям и тестам вообще много вопросов. Иногда складывается впечатление, что разработчики слабо понимают разницу между зоологией и ботаникой или анатомией и зоологией.

– За всеми этими проблемами остается время на себя и какие-то другие, не связанные со школой увлечения?» – спрашиваю я Марину Бербенцеву.

Она говорит, что да, и главное – это семья: муж и двое детей. А так как у мужа свое хобби, причем тоже «зоологическое», ему помогают всей семьей – выращивают хрюшек вьетнамской породы и бройлерных кур. В доме живут еще две собаки, а на «сладкое» есть виноградники – можете реализовывать любовь к природе и животным в самых разных направлениях.

– Еще я вяжу, – говорит Марина, – вышиваю, но все равно главным увлечением остается чтение. В основном это книги, близкие к работе. Антропогенез, происхождение человека, развитие человечества – все это очень интересно, к тому же в последнее время сильно меняется взгляд на эти вещи. К сожалению, в наших учебниках это не отражено. Но я стараюсь давать ребятам что-то интересное.

Начать урок с проблемного вопроса

Учитель рассказывает о том, с чего начинается ее обычный день, – программе о животных. Рядом с телевизором всегда лежат ручка и блокнот, и пока готовит завтрак, успевает записать что-то новое из услышанного. Вполне возможно, что это и будет началом урока в виде проблемных вопросов, например. Потом вместе будут искать ответы, а связать это с текущим материалом всегда можно.

– Вот такие увлечения, – улыбается Марина.

– На ваш взгляд, какие сегодня ученики и родители?

– Когда у меня спрашивают, каким должен быть идеальный ученик, я всегда вспоминаю слова своей коллеги, долгое время работавшей и в дошкольном образовании, и методистом. Она рассказывала, как к ней приходил родитель и жаловался на своего ребенка: «Мой никогда на месте не сидит, бегает и скачет, игрушки ломает, а напротив сидит тихонько девочка и рисует. Что с моим не так?» Но ведь на самом деле ребенок и должен бегать, ломать и познавать этот мир, а если он все время сидит и рисует, тут уже надо задуматься. То есть я хочу сказать, что у нас абсолютно нормальные дети! Есть непоседы, а есть «публицисты», которые любят выступать и говорить. И есть дети, имеющие серьезные психологические проблемы, и это связано с семейными проблемами.
У меня в классе был мальчик, который тяжело переживал развод родителей и устроил матери бойкот. Он ни с кем не общался, ушел в виртуальный мир. Единственным плюсом для него было то, что в классе он нашел таких же мальчишек-единомышленников, для которых виртуальный мир оказался интереснее реального.

Родители не должны подрывать авторитет учителя

Когда общаешься с родителями, понимаешь, что они говорят ту же вещь, которую 15 лет назад говорили те, кто тогда растил детей: «Я работаю, я устаю, я кормлю, одеваю, а воспитывать – прерогатива школы». То есть ничего не поменялось. Единственное изменение – мы сегодня выращиваем поколение потребителей. И родители для этого создают все условия. Они создают культ детей. И хотят, чтобы мы тоже транслировали этот культ детей. Мы объясняем родителям, что воспитание – это то, что иногда идет против воли детей. Но родители настаивают, чтобы все было так, как хочет ребенок! И вот мы уже подошли к тому, что ребенок с порога заявляет: «У меня аллергия на траву, я с вами не пойду». А всего-то и требовалось убрать пришкольный участок. Но этого сегодня нельзя без письменного разрешения родителей. Но родители говорят, что у них аллергия, и дети повторяют вслед. А ведь выстирать свои носки и убрать вокруг себя и своего рабочего места – это нормальное поведение. Если мы этому сегодня не научим своих детей, они завтра не научат своих, и мы все утонем в грязи или зарастем травой!

Есть и еще одна проблема, которая Марину Борисовну тоже волнует. В последнее время родители все чаще обсуждают и осуждают учителей в присутствии детей. Это само по себе плохо, потому что человека ругают – чаще всего делают именно это – за его спиной, тем самым даже не оставляют ему возможности оправдаться или защититься. И второй отрицательный момент заключается в том, что таким поведением родители подрывают авторитет учителя. Он и раньше годами нарабатывался, а сегодня авторитет приходится завоевывать, и делать это все труднее и труднее, зато разрушить можно в один миг, достаточно пары пренебрежительных отзывов и свободных детских ушек по соседству.

– Для ребенка учитель в школе замещает родителей, и родители должны объяснять это детям, – считает Марина Борисовна. – И конечно, не обсуждать учителей в присутствии детей. Если есть претензии и вопросы, выяснять их надо с самим учителем.

Татьяна МАСЛИКОВА, Элиста, Республика Калмыкия


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt