Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Сильный, державный

Учительская газета, №26 от 26 июня 2007. Читать номер
Автор:

Личность императора Александра III – одна из самых малопонятных для изучающих историю в прошлые десятилетия и сильно оболганных в советской историографии. Сегодня об этом царе опубликовано немало книг, статей, исследований, и все, может быть, за некоторым исключением они сходятся в одном: Александр III был великим правителем. Историки недавнего прошлого нарушали главную заповедь, которой они должны следовать: нельзя правду намеренно искажать.

Положительное делать отрицательным, отрицательное – положительным. И все это сознательно в угоду какой-то идеологии, в угоду правящему режиму. Цицерон писал: «Первая задача истории – воздерживаться от лжи, вторая – не устанавливать правду, третья – не давать никакого повода заподозрить себя в пристрастии или в предвзятой враждебности».

Передо мной три книги, посвященные Александру III. Две из них написаны французскими авторами: Анри Труайя (французский писатель русского происхождения) и Павлом Мурузи. Мурузи – известный французский писатель (1915-2002). У него, как и у Труайя, Александр III – выдающийся правитель, старавшийся установить стабильность в государстве. И это ему удалось. Автор третьей книги и самой объемной – писатель, преподаватель истории и политологии Тимирязевской академии Иван Дронов. Его книга называется «Сильный, державный. Жизнь и царствование Александра III».

В главе «Александр III у власти» у Павла Мурузи читаем: «Большинство историков писали об Александре III с некоторой странной пренебрежительностью. С какой легкостью, однако, судили о нем! Не так все просто. Может быть, стоило подумать, каким же умом, какой гениальностью нужно было обладать (к тому же, к несчастью, он был воспитан на принципах честности и имел привычку постоянно подвергать свою совесть суровому анализу), чтобы целиком и полностью удовлетворить этот многонациональный народ, живущий в центре Европы, добиться доверия всех и каждого?»

Господин Мурузи изучал царствование Александра III, когда в нашей стране была советская власть, и, конечно, в советской исторической науке к личности Александра III, как, впрочем, к любому русскому царю, было отношение чисто отрицательное, а к Александру III еще хуже, чем, скажем, к его отцу, которого с большими оговорками называли царем-освободителем. Александра Александровича считали человеком недалеким, большее, на что, как утверждали, он был способен, по мнению тех историков, – это управлять полком в какой-нибудь провинции. Тринадцать лет царствования Александра III называли скучнейшим периодом в жизни России. Может быть, потому что не было войн и революций? Наверное, так думали любители острых ощущений, которые они получали от революций. Этот период считали также реакционным. А за царя в это время якобы правили всесильный Константин Победоносцев и другие временщики. Однако несмотря на это, в отличие от советского времени, в ту эпоху выходили оппозиционные газеты, журналы, печатались оппозиционные книги.

Александр III улучшил условия труда рабочих, он отказал владельцам предприятий самим, по своему усмотрению устанавливать внутренний распорядок на своем заводе или фабрике.

Император «почти как лидер будущих профсоюзов, – пишет Мурузи, – для защиты прав трудящихся требовал сокращения рабочего дня. По настоянию государя министр Бунге потребовал принятия особого законодательства для защиты положения женщин и детей, чей труд использовался в промышленности. Менее чем через год после своего восшествия на трон Александр создал для своего народа рабоче-крестьянское законодательство».

Уже в начале XX века американский президент Тафт писал, что в России самое совершенное в мире рабочее законодательство. Тогда почему большевики утверждали, что именно в России пролетариат самый угнетенный класс, и возбуждали его на революцию? Чтобы поднять народ на что-то, нужна большая ложь. А она состояла в обещании: заводы, фабрики – рабочим, земля – крестьянам. А потом забыли о своих обещаниях, и народ лишился даже того, что имел.

А теперь посмотрим, что пишет об этом же наш российский писатель Иван Дронов. Основываясь на документах, он сообщает, что принятые царем в 1886 году законы запрещали сверхэксплуатацию капиталистами наемного труда и ставили взаимоотношения хозяев и рабочих под государственный контроль. Появилась фабричная инспекция, расчетные книжки. В случае необоснованного увольнения, снижения расценок, несвоевременной выдачи зарплаты владельца предприятия должны были судить.

Французский писатель, который работал над своей книгой, когда у нас была советская власть, и он тоже использовал доступные ему документы и материалы, писал о многотрудной деятельности Александра III.

«Император понимал, что труды, начатые его отцом, следовало продолжать, продолжать ради благополучия народа, но делать это несколько иначе. Он принял ряд мер, направленных на облегчение финансового бремени. Он распорядился принять закон, либо сокращающий, либо в некоторых случаях вообще отменяющий подушную подать, которая тяготела над самыми обездоленными сословиями общества со времен Петра I.

Его министр Бунге, человек абсолютно бескорыстный, в своем департаменте создал отдел налоговых инспекторов. Он открыл государственный поземельный банк, который выдавал наиболее неимущим крестьянам ссуды на приобретение участков земли, которые погашались ежегодно. Государство с этой целью выделяло пять миллионов рублей.

Про Александра III в советской истории писали, что он не очень умен, ленив, безволен, настолько инертен, что вечно казался сонным. А еще он любил играть в карты и много пил.

Павел Мурузи говорит об этом прямо противоположное: «Природная скромность государя, его незапятнанная репутация, его очень простые вкусы, образцовая семейная жизнь и его склонность к трезвому образу жизни были для многих примером».

Сам много работающий, отчего на сон и отдых почти не оставалось времени, Александр III на всякого рода паразитический, нетрудовой доход смотрел неблагосклонно. В мае 1885 г. он утвердил закон о налоге на рантье, по которому любые доходы с вкладов в частных и государственных банках, а также с процентных бумаг обкладывались 5-процентным сбором. При этом «работающие деньги», вложенные в акции предприятий, таким налогом не облагались.

Многое было сделано в царствование Александра III и для развития просвещения. Число церковно-приходских школ увеличилось с 4404 в 1881 году до 31835 в 1894 г., или более чем в 7 раз. В 33 раза выросло количество учеников. За десять лет было построено 9200 новых школьных зданий. Ассигнования на содержание этих школ из государственного бюджета в 1893 году превысили три миллиона рублей.

Россия в царствование Александра III приобретала еще большую мощь и уважение на Западе. Вот что писал Павел Мурузи: «При правлении этого императора интеллектуальная Россия получила громадное развитие, постоянные обмены между русскими и французскими писателями имели благоприятное влияние на обе страны, Россия внезапно вторглась в социальное сознание не только французских интеллектуалов, но и среднего француза, не воспринимавшего ее теперь только как великую державу, от которой во многом зависели враждебные франко-прусские отношения, но и как страну, чье присутствие ощущается во многих областях жизни.

Теперь парижские улицы осветились лампочками русского изобретателя Яблочкова. В Париже прошел первый международный конгресс литературы под председательством Виктора Гюго, его вице-президентом единогласно был избран Иван Тургенев. В театрах ставились пьесы русских драматургов – Островского, Гоголя, Толстого, Тургенева. Могучий русский реализм овладевал романтической мыслью французов».

И это, заметьте, пишет француз. Он, на удивление, восторженно восхваляет русскую литературу и культуру того периода, он восхищается самой Россией, критикуя маркиза де Кюстина, говоря, как можно судить о России, не зная при этом русского языка.

«За годы его царствования экономика страны постоянно развивалась, повседневная жизнь в крупных городах модернизировалась».

Отвечая тем, кто Александра III обвинял в тирании, Павел Мурузи писал: «Но можно быть и абсолютным монархом и посвятить свою жизнь созиданию во всех областях».

Несмотря на предпринятые меры, революционеры, профессиональные боевики, которые объявили монархической власти террор, продолжали свою разрушительную деятельность. «Народные террористы» считали своей главной целью убийство Александра III.

«Если рассказать во всех подробностях историю многочисленных покушений на царя, – пишет в своей книге Иван Дронов, – то можно понять состояние постоянной тревоги, в котором находился государь, тревоги тем более невыносимой, что он не хотел ею делиться с близкими, запрещая об этом рассказывать своей жене и детям».

Но были и такие бунтари, которые разочаровались в революции, среди них оказался Лев Тихомиров, который готовил убийство инспектора тайной полиции Судейкина, потом раскаялся и был помилован императором. Он сам писал так о своем перевоплощении: «При Александре III Россия стала вставать в виде какой-то громадной национальной силы. Это производило огромное впечатление даже на эмигрантов».

Многие политэмигранты подавали прошение о позволении вернуться в страну. Те, которые не были непосредственными убийцами, были прощены. Другие, живя за границей, продолжали сражаться с Александром III путем злобных пасквилей. Убийца генерала Мезенцова Степняк-Кравчинский писал, что барон Рейтерн, родственник министра финансов, был застрелен императором, потому что заподозрил в нем террориста. Был якобы убит царем полковник Вилльсон. А вот что написал в своем дневнике помощник министра иностранных дел: «Только что нас ввели в театр, как входит царская семья. Очень близко от меня стоит полковник Вилльсон, о котором английские газеты писали, что он убит государем. Его величество направляется к нему и шутит по этому поводу, замечая, что он очень счастлив видеть полковника здравым и невредимым, так же как и полковника Рейтерна, убитого им еще раньше».

При Александре III бурно росло промышленное производство. Скажем, выплавка чугуна с 1881 года по 1892 год выросла более чем на 100%. Потребление импортного чугуна сократилось с 33 до 11%. Дмитрий Менделеев отмечал, что «стальные балки, стоившие у нас в конце XIX века выше трех рублей за пуд, через десять лет они будут стоить менее двух рублей». Ученый добрыми словами вспоминал Александра III.

Стремительный рост был отмечен во всех отраслях промышленности. За 13 лет выплавка стали увеличилась на 70%, добыча нефти – на 1468%, производство керосина – на 978%. На треть удлинилась общая протяженность железных дорог. Контроль над основной частью железнодорожной сети позволил правительству установить единый тариф на грузовые и пассажирские перевозки, что облегчило хозяйственно-экономическую деятельность.

«В царствование Александра III были национализированы некоторые военные предприятия. При этом Александр III, радея о государственных нуждах, отнюдь не считал возможным под предлогом государственной необходимости топтать законные права и интересы частных собственников. Примером тому может служить деприватизация Обуховского сталелитейного завода, производившего артиллерийские орудия, корабельную броню и т.п. В 1883 г. принимается решение о его выкупе в казну. Поскольку в ходе модернизации, проведенной Морским министерством, предприятие было фактически создано заново, притязания государства на обладание Обуховским заводом были справедливыми. Однако руководство Морского министерства не позаботилось о надлежащем юридическом оформлении своих инвестиций. Подвергшиеся экспроприации собственники подали жалобу, и государь, тщательно разобравшись в деле, в 1889 г. повелел оплатить бывшим акционерам их паи по рыночному курсу, что составило более трех миллионов рублей».

Грандиозным проектом того времени было строительство Транссибирской магистрали. Царь очень хотел соединить Центральную Россию с малоосвоенными территориями Сибири и Дальнего Востока. В первый год своего правления он направил в Комитет министров докладную записку генерал-губернатора Восточной Сибири Д.Анучина, где тот писал о крайне неудовлетворительном состоянии местной администрации. Император сделал такую приписку: «Прочел с большим интересом и более чем смущен этим грустным, но правдивым описанием правительственного забвения столь богатого и нужного для России края. Непростительно и даже преступно оставлять подобное положение дел в Сибири».

Сооружение железнодорожного пути, соединившего бы Европейскую Россию с Сибирью и Дальним Востоком, сделалось заветной мечтой Александра III. Горячего сторонника этого проекта государь нашел в лице Сергея Юльевича Витте, который прекрасно понимал экономическое и стратегическое значение Транссиба.

«При жизни Александра III, – сообщает далее Иван Дронов, – успели проложить рельсы до Омска. Первый транссибирский экспресс проделал путь от Петербурга до дальневосточной станции Манчжурии в 1900 году. Сооружение Транссибирской магистрали до сих пор остается самым грандиозным предприятием в истории железнодорожного строительства. Все материалы были произведены русской промышленностью».

В Петербурге был потом поставлен конный памятник Александру III, на котором была сделана надпись: «Строителю Великого Сибирского пути».

Заканчивает главу «Консервативная революция» в книге «Сильный, державный» Иван Дронов таким выводом: «Помимо чисто экономической и материальной выгоды, осуществление «проектов века», в частности и Великого Сибирского пути, открывало поистине безграничные перспективы в социальной и политической областях. По мере продвижения железной дороги в глубь Сибири стремительно нарастал поток переселенцев из Европейской России, ослабляя аграрную тесноту в центре, а окраину превращая в исконно русский край. Россия становилась подлинно тихоокеанской державой, полноправной участницей международной политики, с которой отныне приходилось считаться всем».

Подробным, почти детальным обзором всего периода царствования Александра III Иван Дронов доказывает очень убедительно, что царь-миротворец и в самом деле был сильным, державным правителем.

А французский писатель Павел Мурузи, тоже исследовавший эпоху Александра III, проникся глубоким уважением, близким к поклонению, тоже считал его главным миротворцем в Европе: «Александр III хотел только одного: жить в полном согласии со всеми европейскими державами. Сохранение мира, по его мнению, являлось главным условием счастья для каждого человека».

А о смерти этого императора Павел Мурузи писал: «В свои сорок девять лет ушел из жизни Александр III, этот могучий, щедрый, прямолинейный человек, лишив свою страну такого императора, которого у нее давно не было. Он хотел, чтобы Россия всегда оставалась Россией. И в этом он сам подавал самый лучший пример.

В память о нем в Париже был построен самый красивый мост через Сену, и по сей день носящий имя императора Александра III».

Этот памятник французы сохранили, а памятник Александру III в Петербурге был снесен, память о нем самом хотя и не была предана забвению, нельзя же вычеркнуть из истории России этот тринадцатилетний период, прошедший без войн и революций. Однако были преданы забвению его дела, скрыта правда о его честном и бескорыстным служении горячо любимой им России, а имя было опорочено. Не надо переписывать историю, надо только все называть своими именами, показывать, как все было на самом деле, снять позднейшие и не столь поздние наслоения клеветы и умалчивания.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту