Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Школьные филологи рассказали на своем съезде о том, что их волнует

Дата: 16 июля 2012, 19:00
Автор:

Всероссийский съезд учителей русского языка и литературы – событие знаковое. С одной стороны, такого рода мероприятия, организованные по инициативе МГУ имени М.В.Ломоносова, проходят при явном одобрении и даже участии Министерства образования и науки РФ, с другой, подобные съезды как раз и стали следствием неумения и нежелания министерства навести порядок в системе и облегчить участь рядовых педагогов.

Ведь когда всё хорошо, к чему ехать за тридевять земель, высказывать и выслушивать наболевшее. А когда надежды нет, приходится массам как-то самоорганизовываться, пытаться наладить взаимодействие на горизонтальном уровне, обмениваться опытом, делиться идеями, смотреть, как те или иные проблемы решают коллеги из других регионов.

Может быть, министерство потому и одобряет съезды предметников, что, благодаря им, одни вопросы решаются сами собой, а другие, которые возникают, можно просто принять к сведению, безо всяких обещаний в кратчайшие сроки исправить ситуацию? Или, не исключено, что как раз по итогам таких съездов рождаются резолюции, из которых руководство Минобрнауки и получает информацию о состоянии дел с преподаванием того или иного предмета, которой не владеет.

Так или иначе, но давайте попытаемся просто выяснить, что же волнует делегатов Всероссийского съезда и с какими проблемами они приехали сюда, в Москву, надеясь на лучшее.

Марина ЗАХАРОВА, заместитель директора школы №50, Краснодар:

– Для меня самая главная проблема связана с нехваткой времени на самоподготовку, так как существует очень много интересного, с чем хотелось бы ознакомиться, но некогда. Сейчас, чтобы повысить размеры зарплаты до более-менее приемлемого уровня, приходится брать больше нагрузки, а в результате ничего не успеваешь.

Современные дети, увы, не те, что были раньше, они ничего не хотят, ни читать, ни учиться, и на их мотивацию тратишь массу сил и времени, стараешься, объясняешь каждое произведение буквально на пальцах, разжёвываешь затронутые там проблемы. Причин подобной нелюбви к литературе много, и одна из них связана с тем, что родители сами читают всё меньше и всё больше времени просиживают у телевизора или компьютера. Уходит в прошлое традиция читать ребёнку на ночь сказки, ведь гораздо проще поставить видеокассету с мультиком. Неудивительно, что многие дети не знают элементарных вещей, не понимают значения многих слов, поскольку родители им ничего не говорят, а они и не спрашивают.

Я думаю, здесь большую помощь нам могли бы оказать СМИ. Телеканал “Культура”- это, конечно, очень хорошо, но ведь и остальные телеканалы должны поднимать те же вопросы и проблемы, нести культуру, воспитывать, а не стремиться только развлекать и воспитывать потребителей.

С другой стороны, конечно, я прекрасно понимаю, что детям сейчас тоже не сладко, при нынешней нагрузке и современном темпе жизни у них тоже очень мало времени на чтение вообще, не говоря уже о вдумчивом чтении, тесном знакомстве с классическими произведениями.

Тем не менее, я всё-таки убеждена, что именно наш предмет имеет особый статус, поскольку все остальные науки ребёнок может постичь, лишь владея способностью читать и понимать написанное.

Елена УШАКОВА, учитель русского языка и литературы школы №13, Подольск, Московская область:

– Дети не читают. Из этой проблемы проистекают все остальные, связанные как с нашими двумя предметами, так и со всеми остальными. И ведь вот что обидно: созданы прекрасные учебники, разработаны отличные программы, учителя всегда готовы идти навстречу любому школьнику, в магазинах и Интернете можно найти абсолютно всё, что хочешь, но детей это не интересует.

Поэтому я поддерживаю ЕГЭ, который сейчас является мощным стимулом для того, чтобы дети хоть что-то читали и готовились к урокам. Подготовка к итоговой аттестации заставляет ребят, особенно, в старших классах, более ответственно подходить к учёбе.

К сожалению, некоторые мои коллеги, как правило, с большим стажем работы, весьма негативно относятся к единому госэкзамену, поскольку не могут и не хотят вникнуть в его суть. Они очень болезненно переживают отмену традиционных сочинений, которые мы с вами в своё время писали. А вот мне, наоборот, нравится современный подход к сочинениям в рамках того же ЕГЭ, где все требования прописаны достаточно компактно, чётко и ясно, этого вполне достаточно, чтобы каждый ребёнок мог высказать свою точку зрения и раскрыть проблему.

Елена ШАШКИНА, учитель русского языка и литературы школы №33, Брянск:

– Мы живём в очень непростое время, когда культура семейного чтения сохранилась далеко не везде. В основном родители заняты зарабатыванием денег, а дети предоставлены сами себе, поэтому так мало читают. На уроках и после них мы стараемся приобщить их к книге, заинтересовать, приобщить к литературе, показать, насколько она может быть увлекательной. Но пока, к сожалению, безграмотность вопиющая, именно незнание русского языка, увы, объединяет нынешних учеников и студентов. Конечно, встречаются и приятные исключения – ребята, которые много читают и, как следствие, хорошо пишут. Но в целом картина безрадостная. К тому же, уровень владения языком у детей очень сильно варьирует, одни умеют свободно выражать свои мысли устно и письменно, другим нужен переводчик.

И ещё хочу отметить такую проблему как слабую материальную базу для ИКТ-обеспечения уроков русского и литературы. Преподавать эти предметы на том уровне, который заложен в ФГОС, крайне сложно, а то и просто невозможно. Да, можно сказать, что учителю-филологу новые информационно-коммуникационные технологии не особо важны, есть книга и тетрадь – сиди, читай и пиши, но ведь это очень серьёзное заблуждение. Учитывая сокращение количества часов, необходимо не просто форсировать темп освоения материала, но и разнообразить процесс, сделать его более интересным, в том числе, с помощью Интернета, мультимедийных досок, программ и пр.

Хотелось бы верить, что здесь, на съезде, будут обозначены какие-то пути решения этих проблем и даны рекомендации, что делать нам, рядовым педагогам.

Михаил МИНДЮК, генеральный директор издательства “Интеллект-центр”, Москва:

–  Как издатель, я считаю, что одна из главных проблем современного учителя – выбор УМК, по которому наиболее комфортно работать.

Необходимо выстроить образовательный процесс с учётом появления новых форм контроля – ГИА и ЕГЭ.

И потом, не совсем понятно, что же на современном этапе нужно изучать, а от чего можно отказаться, ведь учителю всегда хочется познакомить детей со многими произведениями, хотя сами ребята далеко не всегда этому рады. С одной стороны, лучше прочесть мало книг, зато досконально изучить их, с другой, имеет смысл максимально расширить кругозор за счёт разнообразных произведений.

Однако не стоит забывать о том, что учитель перестал быть единственным носителем знаний, точно так же, как книга – их источником. Это раньше какую-то ценную информацию можно было почерпнуть только из книг или узнать из уст учителя (причём не любого, а какого-то вполне определённого), теперь информацией фонтанируют радио, телевидение, газеты, Интернет, и т.д. Школе нужно учиться жить в этих условиях.

Анастасия ЛЬВОВА, учитель русского языка и литературы гимназии №35, Владимир:

–  Лично мне не хватает технических средств для преподавания литературы на современном уровне. Я уверена, что с их помощью можно изменить ситуацию, когда ученику от учителя нужны только те знания, которые потребуются в конце года для сдачи ГИА и ЕГЭ, и ни граммом больше. В крайнем случае, разумеется, можно обойтись и без компьютера, и без проектора, и без интерактивной доски, однако современным детям, как я заметила, мало просто читать книгу, им необходимо видеть то, о чём написано, – портрет автора или героя, иллюстрацию из книги, видеофрагменты фильмов, снятых по тому или иному произведению и пр. Согласитесь, если информацию подавать сразу по нескольким каналам восприятия, она усваивается лучше. Да и куда проще посмотреть оперу или спектакль в записи, чем ехать в театр из деревни, тратя массу времени, сил и средств.

Современные УМК включают в себя CD или DVD, на которых есть много видео- и аудиоинформации, в том числе фрагменты произведений, стихотворения, исполненные профессиональными актёрами. Всё это можно и нужно использовать на уроках, однако без соответствующего оборудования сделать это невозможно.

Меня смущает отсутствие единства в рядах учителей. Один стремится овладеть новыми технологиями, другой вообще ничего не хочет, один поддерживает ЕГЭ, другой категорически против. Отсутствие единомышленников, особенно среди тех коллег-филологов, с кем работаешь в одной школе, конечно же, огорчает. О какой преемственности можно вести речь? Тем более что когда кто-то один начинает внедрять передовые технологии, другие, вместо того, чтобы его поддержать, начинают строить козни, завидовать и пр.

Олег ГАВРИЛОВ, руководитель школьных перспективных проектов издательства МГУ:

– Для педагогов сейчас главная проблема – подогнать свой многолетний опыт и наработки по предмету под ФГОС. Учитывая то, что новые стандартны, мягко говоря, весьма пространные, сделать это людям, привыкшим к конкретным требованиям, очень непросто. Особенно если учесть отношение современных школьников к учёбе вообще и к чтению в частности.

Казалось бы, СМИ должны встать на сторону педагога, помочь ему в этом нелёгком деле, однако их позиция, мягко говоря, весьма неоднозначна. В лучшем случае они забивают головы детей огромным количеством самой разной (как правило – ненужной) информацией, в худшем выставляют педагога в крайне невыгодном для него свете. Детей воспитывает информационная среда, и если они привыкли вместо серьёзного и вдумчивого чтения к восприятию кратких фраз из Твиттера, рекламных слоганов, клипов и т.д., то неудивительно, что потом они пытаются выражаться таким же образом.

Владимир СПЕРАНТОВ, методист-преподаватель кафедры филологического образования Московского института открытого образования:

– Мне кажется, сейчас есть только одна действительно очень серьёзная проблема – зависимость учителя от постоянных приказов, указов, директив, распоряжений, требований, поступающих сверху и, подчас, противоречащих друг другу. В какой-то степени это было и раньше, но никогда, по-моему, ситуация не принимала столь глобальные и катастрофические масштабы. Работники системы образования не чувствуют себя свободными, и это касается всех, от рядового учителя до министерского чиновника, всегда найдётся кто-то, кто вдруг потребует от них что-то из ряда вон выходящего. И дело ведь не в собственно требованиях, а именно в их оторванности от жизни, в иррациональности.

Если же взять проблему рангом поменьше, то, думаю, это будет, как ни странно, всеобуч. Конечно, он имеет ряд неоспоримых плюсов, однако стремление во что бы то ни стало дать всем 11-летнее образование даёт отрицательный результат, особенно когда и сам ученик не желает учиться, ни учитель – его учить.

И, наконец, ещё одна важная проблема: ученики не умеют воспринимать информацию и вообще понимать написанное. Что, в общем, неудивительно, поскольку они не привыкли читать, анализировать, выделять главное, делать выводы. Как ни крути, а главное на уроке русского языка и литературы – работа с текстом, а всё остальное, включая новейшие ИКТ и современные методики, – это лишь инструмент. И чем больше мы будем делать упор на смаковании этих инструментов, забыв о главном, тем чаще ученики на ЕГЭ будут делать банальные логические ошибки, путая причину и следствие, забывая к концу предложения, с чего оно началось и пр.

А выход, между тем, достаточно прост: надо всего лишь учиться читать медленно, осмысленно, не стремясь проглотить как можно больше информации за единицу времени. Хотя именно этому и пытаются нас учить авторы так называемых инновационных подходов.

Людмила ОСИПОВА, директор школы №2, учитель русского языка и риторики, посёлок Усть-Уда, Иркутская область:

– На селе идёт явная деградация личности, и результаты этого процесса касаются, в первую очередь, нас, учителей, поскольку именно педагоги отвечают за нравственное воспитание подрастающего поколения. А работать в этом направлении с каждым годом всё труднее и труднее.

Раньше мы получали исчерпывающую информацию из книг, радио и телевидения. Теперь же одних только телеканалов не перечесть, но у меня создаётся впечатление, что СМИ не владеют ситуацией и очень часто берут сведения с потолка. А ещё хуже, когда то же самое делают представители системы образования. К примеру, Рособрнадзор проводил у нас проверочную работу в 7 классе, дети должны были прочесть отрывок произведения и найти в нём описание проблем, связанных с противостоянием добра и зла. Сам по себе текст для этой цели подходит, однако используемая в нём лексика не выдерживает никакой критики. Неужели те, кто разрабатывал задание, не понимают, что в школе такой материал давать просто нельзя? Однако в районном управлении мне посоветовали не поднимать шума.

Говорят, что материальная база для преподавания не столь важна, было бы желание учителя, а остальное будет. Но нередко одного желания всё-таки мало. Например, моя школа переполнена, вместо 320 детей, которые должны здесь учиться по норме, её посещают 440, а в 2008 году доходило до 570 учеников. Мы просто не умещаемся! Всё это – плоды безграмотного планирования и непродуманной оптимизации, когда одни образовательные учреждения закрывают из-за низкой наполняемости, а вторые набивают под завязку, не создав предварительно никаких условий для того, чтобы можно было нормально работать.

Слава богу, что у нас есть выпускники, готовые помочь материально. Один из них, который занимает очень высокий пост на предприятии “Лензолото”, в прошлом году подарил нашей школе 1 миллион рублей. Правда, пришлось с этой суммы заплатить налоги, а саму её поместить на счёт, причём взять деньги со счёта можно лишь по специальной заявке. Ну не глупость, а?

С нас требуют повысить качество образования. Однако если его и раньше не было, откуда же оно внезапно возьмётся? Если раньше в классе было столько-то неуспевающих, вряд ли они за короткий период превратятся в хорошистов и отличников, разве только учителя не начнут писать за них работы или ставить липовые отметки.

Елена КОНЯЕВА, учитель русского языка и литературы школы гимназии №12, Белгород:

– Интерес к чтению катастрофически упал, как следствие – снизилась культура речи. Правда, тут есть изрядная доля вины социума, ибо даже если ученик много читает, всё равно он находится во власти речевых штампов, которые ему насаждают окружающие. Эту проблему отмечают на всех уровнях, в частности, на факультете журналистики Белгородского государственного университета, с которым мы давно и успешно сотрудничаем. Преподаватели вуза потрясены: с каждым годом поступает всё больше абитуриентов, которые не могут грамотно выразить свои мысли, не умеют правильно использовать синонимы. А ведь это будущие профессионалы, которые потом станут влиять на всё население страны через средства массовой информации!

Конечно, всегда можно сказать, что всё зависит от учителя. Действительно, сейчас на уроках почти не занимаются таким рутинным занятием как пересказ, считается, что это устаревшие методы, есть более совершенные, передовые. Однако если судить по результату, новые методы весьма мало способствуют развитию речи. К тому же, современный учитель лишён той свободы в выборе целей и средств, которая была у его коллег раньше. Если ему внушают сверху, что необходимо всячески внедрять ИКТ, он обязательно должен это делать, причём на каждом уроке, хотя любой здравомыслящий человек понимает: тот или иной инструмент следует использовать только там, где он нужен, и только тогда, когда в нём есть необходимость. Но нам продолжают твердить, что урок без ИКТ – не урок, что хороший педагог всегда найдёт место новым технологиям и т.д.

За учителем постоянно следят, его проверяют, ему не доверяют. Возникает ощущение, будто государство, подготовив профессионала, не считает его таковым, и всячески стремится подловить на чём-либо, доказать его некомпетентность, неспособность и неумение работать.

С другой стороны, учитель имеет ничуть не меньше поводов для того, чтобы упрекнуть государство в некомпетентности. Ну что это такое – теперь в старших классах гуманитарной направленности вообще нет физики! Даже мы, литераторы, считаем это вопиющим безобразием, и как бы ни было мало уроков у самих, готовы выделить хотя бы час на преподавание этого крайне важного для формирования мировоззрения предмета.

Сейчас любят говорить, мол, в советские времена учитель работал в строгих рамках идеологии, ему сверху диктовали, кого изучать, а о ком лучше не упоминать вовсе, на какую тему писать сочинение и что именно писать. Однако если сравнить то, что было, с тем, что есть, сравнение явно не в пользу текущего момента. Наоборот, как раз сегодня за нами следят, как бы мы чего лишнего не сказали, подозревают в том, что мы можем не тому научить. Неужели это и есть модернизация образования?..

Александр ДАНЮК, учитель русского языка и литературы школы №58, Пенза:

– Дети не читают, их очень тяжело мотивировать и невозможно заставить читать. Как следствие – они потрясающе неграмотны, причём они не только плохо пишут, но и плохо говорят, не умеют выразить свои мысли и чувства. В этом можно, конечно, обвинять ЕГЭ, но проблема ведь была очевидна и до ЕГЭ. К тому же, ещё неизвестно, что первично, а что вторично. Ведь они могут не испытывать интереса к чтению как раз потому, что они плохо умеют читать, а не наоборот. Когда ребёнок читает по слогам, вряд ли он будет испытывать интерес к этому занятию и быстренько переключится на куда более лёгкий способ восприятия информации – например, через экран телевизора или компьютера.

А плохо читают они из-за элементарного отсутствия навыков, соответствующего воспитания, в чём можно винить, в первую очередь, семью, а уже потом – школу и учителей, не сумевших разбудить интерес к книге. Кстати, педагоги тоже не всегда стремятся зажечь детей своим собственным примером, многие просто заставляют читать, и не потому, что это интересно, а потому, что надо, хочешь ты этого или нет. А всё, что делается из-под палки, полюбить невозможно.

Надо признать, однако, что учителю сейчас гораздо труднее работать, нежели 20, 30, 50 лет назад. Раньше он был единственным источником информации, теперь ученик может за 5 минут найти в Интернете почти любые сведения и ответ на любой вопрос. Зачем ему читать всё произведение, если он может ознакомиться с кратким содержанием любого романа? То же самое и с сочинениями – раньше дети в них излагали то, что думали сами, теперь за них думают авторы подборок “Золотых сочинений”.

Конечно, для того, чтобы пользоваться сокровищами Глобальной паутины, ребёнок всё-таки должен уметь читать, как ни крути. Но это совсем не то чтение, которое имеет в виду учитель литературы. Опять же, можно сказать, что сейчас очень многие подростки успешно осваивают некоторые произведения посредством планшетников и смартфонов, читая текст с экрана. Плюс появились специальные устройства для чтения электронных книг. Но, во-первых, таких книгоманов много только в крупных городах, например, здесь, в Москве, в провинции их почти не встретишь. А во-вторых, всё-таки и это тоже не совсем то, к чему мы стремимся.

Эльза ШЕВЯХОВА, заместитель директора по учебной работе школы №4, посёлок Раевский, Республика Башкортостан:

– Перестали читать не только дети, но и взрослые. Правда, в Москве, в метро, всё ещё немало людей сидит, уткнувшись в книги, газеты и журналы, но, по-моему, они делают это только чтобы убить время, ведь вряд ли можно таким образом читать серьёзную литературу.

Сейчас в Сети можно найти любую информацию. Как ни странно, такое положение дел скорее мешает детям, чем помогает им учиться, воспринимать то, что нужно, так, как нужно. Интернет нередко изобилует весьма сомнительными или откровенно лживыми фактами и трактовками, к тому же, там очень много запрещённого контента, который отвлекает внимание, уводит детей в сторону с тропы познания.

К сожалению, нельзя отрицать того, что современный учитель несвободен, он очень сильно зависит от воли начальства, всевозможных распоряжений, указаний, приказов, нормативных инструкций и т.д. Ему не до творчества, не до полёта мысли, нужно заполнить кучу ненужных бумаг и выполнить массу непонятных требований. Раньше с нас тоже много и строго спрашивали, но требования эти были вполне осознаны, мы понимали, что и зачем. А сегодня я не могу понять, почему из программы убрали одних авторов и поставили других. Если те, кто составлял программу, хотели дать как можно больше, чтобы показать литературу во всей красе, они просчитались, поскольку теперь у детей в голове сплошная каша, набор из обрывков фрагментов произведений разных писателей. Да нам и самим некогда читать – ни перечитывать старых, ни знакомиться с новыми, современными авторами. Почти всё свободное время убивает отчётность.

Виктория АЛЕКСЕЕВА, учитель русского языка и литературы Школы народного искусства императрицы Александры Фёдоровны, Санкт-Петербург:

– Для меня проблема в том, что ученики в 10-11 классе не хотят писать сочинения, искренне высказываться, так как требования ЕГЭ этому ни коим образом не способствуют. Но я молодой преподаватель, и, возможно, у меня просто не хватает опыта для того, чтобы побудить их к творчеству.

С другой стороны, мне, как начинающему педагогу, кажется странным подбор авторов и произведений в программе по литературе. Будь моя воля, я бы преподавала совершенно иначе, но, увы, сделать этого не могу, так как моё видение школьной программы не соответствует принятым стандартам. Можно было бы давать то, что я считаю нужным, для дополнительного чтения, но мне, честно говоря, жалко детей, они очень сильно перегружены, особенно в старших классах. Ребята готовятся к ЕГЭ, а я, получается, их отвлекаю своей “ненужной” литературой. И это притом, что наше образовательное учреждение – частная православная школа, где главный упор сделан на воспитании.

Как ни странно, одна из проблем связана с отсутствием чёткого взаимодействия между школой и семьёй. Нередко бывает так: объясняешь что-либо детям, а они заявляют, что дома им говорят иначе, не так. То есть там одни установки и требования, здесь – другие, и очень трудно найти компромисс.

Фото автора


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt