Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Школьная химия терпит бедствие национального масштаба

Дата: 21 февраля 2012, 17:08
Автор:

Закончился Всероссийский съезд учителей химии, на который приехали более 700 делегатов со всех регионов страны и ближнего зарубежья. В отличие от предыдущих аналогичных мероприятий, проводимых по инициативе МГУ, здесь было значительно больше рядовых учителей, практикующих педагогов, заметно меньше чиновников среднего звена и практически никого из высшего эшелона власти. От Минобрнауки РФ выступил заместитель министра Максим ДУЛИНОВ, который заявил, что его ведомство очень заинтересовано в проведении подобных съездов, поскольку руководству важно знать, как школьное сообщество реагирует на те или иные нововведения. \”C предыдущих съездов мы получили огромное количество предложений по целому ряду проблем, – сказал он. – И, поверьте, все это рассматривается самым серьезным образом, чтобы мы все могли прийти к какому-то оптимальному решению\”.Какие же проблемы волнуют химиков?

Сокращение количества часов

На это жаловались практически все делегаты. Шутка ли – выделить для изучения столь серьезного предмета всего 1 час в неделю в старших классах! И это притом что требования оставили прежними, а возможности урезали. \”За один урок можно что-либо рассказать только в общих чертах, – возмущается учитель химии лицея №2 Тулы Елена ПРИНЦ, – а ведь химия – наука экспериментальная, нам без практических и лабораторных работ нельзя, но когда их делать-то, если даже на теорию времени не хватает?\”

Очевидно, умные чиновники решили, что если ученику этот предмет не нужен, то ему за глаза хватит и часа в неделю, чтобы имел какое-то представление о молекулах и реакциях. А если химия ему все-таки нужна, то он все равно будет искать себе репетитора, ведь в школе в нынешних условиях подготовиться к ЕГЭ просто нереально.

Некоторые директора пытаются выйти из положения за счет дополнительных занятий, факультативов, элективных курсов. Кое-кто создает профильные классы, где предмет изучают углубленно, а значит, тут по определению должно быть больше часов. Но это все, как отмечают педагоги, частные меры, проблема же на самом деле глобальная, и решать ее нужно системно. Химия нужна каждому школьнику, причем в том объеме, в котором это необходимо для усвоения базовых понятий, развития конкретных знаний, умений и навыков, уверены делегаты. Как минимум нужны два часа в неделю во всех классах начиная с восьмого, а еще лучше – три, как это было когда-то. Плюс, само собой, пропедевтика на ранних этапах, в рамках предметов \”Окружающий мир\” и/или \”Естествознание\”.

Гуманизация и гуманитаризация образования

Именно в этом многие видят причину всех бед. По мнению Виктории КИРСАНОВОЙ, учителя химии элистинской школы №21, Республика Калыкия, в 90-е годы наше якобы чересчур техническое школьное образование решили принудительно сделать более \”человечным\”, для чего урезали программу по физике, математике, химии, биологии, и ввели граждановедение, обществознание, МХК, ОБЖ, москвоведение, валеологию и т. д. Что-то исчезло, кое-что сохранилось и по сей день. Теперь вводят \”Основы религиозной культуры и светской этики\”, грозят ввести психологию как отдельный предмет, плюс дополнительный урок физкультуры, \”Россия в мире\”, проект… \”За счет чего, интересно? – спрашивает Виктория Максимовна и сама же отвечает: – Да за счет всех других предметов, в том числе химии\”.

Однако этого гуманизаторам показалось мало, и они постарались разбавить собственно химию историей химии, в результате время на изучение собственно \”матчасти\” еще больше сократилось. В итоге дети… так и не стали грамотными, разучились читать, гуманности у них (если судить по количеству конфликтов друг с другом и с учителями) ничуть не прибавилось, зато уровень естественно-научных знаний снизился катастрофически. Неужели реформаторы добивались именно этого?

Падение престижа химии как предмета и науки

Это вполне закономерный результат вышеозначенных тенденций, поскольку, если что-то сокращают, значит, оно не особо-то и нужно. Напомним также, что параллельно сертификат ЕГЭ по химии перестали требовать при поступлении в техническое вузы, следовательно, ученики начали относиться к этому предмету как к чему-то лишнему.

Подобную позицию детей, не привыкших загружать себя чем-то сложным, еще можно понять, однако совершенно непонятна позиция наших властей на уровне Минобрнауки и правительства.

\”Химической промышленности необходимы квалифицированные кадры, стране нужны ученые, способные открывать новые соединения и создавать революционные технологии, всем нам постоянно требуются эффективные лекарства, краски, полимеры, ткани, масла, клеи и многое-многое другое, – говорит учитель химии, заместитель директора по УВР московской школы №816 Валентина ЛОБАНЦОВА. – Но откуда все это появится, если у школьников элементарно не будет времени на изучение предмета, а отношение к этой науке в обществе будет выражаться страшилками типа \”химия – это отрава\” и \”без химии – значит, полезно\”?

Дети сегодня \”не те, что раньше\”

Эту проблему, пожалуй, можно было бы пропустить мимо ушей, ведь во все времена взрослые любят жаловаться, мол, \”мы были совсем другими\”. Однако серьезные исследования говорят о том, что опасения имеют под собой почву. \”Современные дети, как правило, все \”цифровые\”, – сказала в своем выступлении главный редактор журнала \”Химия и жизнь\” Любовь СТРЕЛЬНИКОВА. – Они постоянно то общаются в Интернете, то разговаривают по мобильному телефону, то играют в компьютерные игры, то слушают плеер. Их мозг работает в форсированном режиме, поэтому внимание рассеивается, они не способны сосредоточиться на чем-то одном, информация из кратковременной памяти не переходит в долговременную. Более того, ставка на использование всевозможных гаджетов, в том числе и на уроке, не позволяет развиваться лобным долям мозга, а это чревато тем, что у детей ухудшается не только способность проявлять волю и трезво анализировать информацию, но и сопереживать, сострадать\”.

О той же проблеме заявили и рядовые педагоги, правда, они связывают ее не с ИКТ, а с ЕГЭ. \”Введение единого госэкзамена очень сильно повлияло на развитие устной речи учеников, поскольку с детей теперь никто не требует умения грамотно говорить, надо только уметь писать и ставить галочки, – считает учитель химии тихвинского лицея №8, что в Ленинградской области, Виктор БАШМАКОВ. – А отсутствие устного опроса привело к тому, что дети перестали читать, у них ухудшилась способность к запоминанию, к воображению. И это принимает характер эпидемии\”.

Учебники и учебные программы

В существующем многообразии учебной литературы химики видят определенный плюс, поскольку это позволяет им выбирать то, что им по вкусу. Однако здесь плюсы и заканчиваются, ведь если вы выбрали одно, а ваши коллеги другое, неминуемо настанет момент, когда возникнут нестыковки в трактовках, темах, подходах. Все бы ничего, но в итоге страдают дети, особенно когда переходят из одной школу в другую и вдруг выясняют, что один материал они уже прошли в прошлом году, а другой, вам давно знакомый, впервые видят.

Как правило, это связано с существованием двух принципиально разных систем – линейной и концентрической. Напомним, что введение концентрической системы в 90-е годы объяснялось отменой всеобщего полного среднего образования, а значит, всю химию надо было завершить уже в 9-м классе, а потом, если кто пожелает остаться, еще раз \”прогнать\” в 10-11-х, уже на более серьезном уровне. Но, поскольку теперь ситуация изменилась и полное среднее вновь стало обязательным, может быть, имеет смысл всем вновь вернуться к линейной системе? Хотя, как выясняется, многие уже успели привыкнуть к концентрам и теперь не хотят от них оказываться.

Проблема усугубляется и тем, что во многих книгах сплошь и рядом встречаются неточности, ошибки, жаргонизмы. \”Например, в одном учебнике автор пишет о том, что периодическая таблица напоминает дом, где каждому элементу отведена своя \”квартира\” на определенном \”этаже\”, – возмущается академик РАО, заслуженный профессор МГМУ им. И.М.Сеченова Владимир ПОПКОВ. – Позвольте, но такая терминология не имеет ничего общего с научной, и таких сравнений в учебниках быть просто не должно!\”

Материальная база

Практически все учителя жалуются на то, что база эта сильно изветшала, несмотря на все их старания. Многие преподаватели до сих пор пользуются штативами, пробирками и химикатами, которые были поставлены в школу во времена СССР. Более того, они даже предпочитают все это новым реагентам и оборудованию, поступившим в рамках нацпроекта. Причин тут несколько – современные комплекты нередко плохого качества, зажимы и фиксаторы часто ломаются и не держат, реактивы представлены в микроскопических количествах и порой загрязнены примесями, колбы малого объема, хрупкие и т. д, и т. п.

\”Лично мне вообще непонятно, как может подобный низкосортный товар стоить таких больших денег, – возмущается учитель химии брянского лицея №1 Марина РУЛИНСКАЯ. – Откровенно жалко средств, потраченных впустую\”.

Конечно, можно сказать спасибо нашим властям за компьютеры и интерактивные доски, но все это не заменит того, что необходимо для проведения опытов, а заменять реальный эксперимент виртуальным вряд ли имеет смысл, если мы хотим, чтобы каждый ребенок научился что-то делать своими руками\”.

Кадры, которые решают все

\”По мнению многих моих коллег, если бы они знали, к какому состоянию придет школьная химия, они бы сменили профессию, несмотря на любовь и преданность к ней\”, – честно признался заслуженный учитель РФ, учитель химии гимназии №9 Екатеринбурга Сергей МОСКВИН.

Эти слова во многом отражают настроение, царящее на съезде. С одной стороны, именно благодаря самоотверженному труду тех, кто до сих пор работает в школе, удается хоть как-то решать проблемы, организуя дополнительные занятия, закупая реактивы за свой счет, разрабатывая свои собственные методики обучения решению задач, налаживая связь с вузами, привлекая работодателей и т. д. С другой стороны, есть вопросы, которые учителя самостоятельно решить не в силах, поскольку это зависит исключительно от вышестоящих органов.

Педагоги жалуются, что их не готовят к введению новых ФГОС. Как по ним работать пока не ясно, а институты повышения квалификации до сих пор не проявляют должной активности в обучении преподавателей новым подходам. Профориентационная работа находится в загоне, и вузы почему-то вовсе не горят желанием помочь в этом школе, хотя, казалось бы, наоборот, именно сейчас они должны быть заинтересованы в том, чтобы привлечь к себе как можно больше потенциальных абитуриентов. И, конечно же, вместо того чтобы все силы сосредоточить на вопросах преподавания, учителя вынуждены львиную долю своего рабочего и личного времени тратить на заполнение всевозможных отчетов, планов, таблиц.

Если Минобрнауки РФ, по словам Дулинова, так внимательно следит за ситуацией на местах, что же мешает Андрею Фурсенко (который, кстати, не посетил ни один из организованных МГУ съездов учителей) прислушаться к словам рядовых педагогов и избавить их от вала никому не нужных – а это, к сожалению, так! – бумаг?

Вместо послесловия

На съезде было принято решение о создании общественной организации – Межрегоинальной ассоциации учителей химии России, призванной объединить все ранее созданные на местах ассоциации. Предполагается, что это сообщество поможет не только координировать их работу, но и выработать коллективные предложения по решению тех или иных проблем, чтобы направлять их в Минобрнауки РФ. И если не удастся добиться своего, то хотя бы создать эффективную структуру самоуправления, в пику дискредитировавшей себя вертикали власти в лице государственных органов образования.

Опрос «Учительской газеты»

Что вы ждете от съезда? И каковы, на ваш взгляд, самые главные проблемы школьной химии? Эти два вопроса наш корреспондент Вадим Мелешко задавал во время съезда его участникам. Ниже мы публикуем их ответы.

Назовите самые главные проблемы школьной химии

Галина СЕРДЮКОВА, преподаватель химии гимназии №1, Руза, Московская область:

– Конечно же, малое количество часов – в 10-11 классах всего по одному часу в неделю. Плюс к этому плохая материальная база, некачественные реактивы. Делаем эксперимент и не знаем, что получится, так как исходные вещества грязные. Результаты опытов далеко не всегда соответствуют ожиданиям, приходится рассказывать, что на самом деле вы должны были наблюдать не то, что получилось, а то, что в теории.

Тяжело работать по современным книгам, не все предлагаемые пособия (например, обновленный учебник Рудзитиса) нас устраивают. Поэтому сейчас стараемся все активнее использовать дистанционные курсы или работаем по Габриеляну, у него материал очень грамотно изложен.

Галина СЕМЕНЮК, учитель химии, заместитель директора по УВР гимназии №1, Оренбург:

– Главная проблема – учебный план. Такое мизерное количество уроков по такому сложному предмету просто недопустимо. Химия сегодня – наука всех наук, она всех кормит, лечит, одевает, а в школе почему-то ее всего один час в неделю изучают.

Учебников очень много, все они рекомендованы, но нет ни одного, который бы не вызывал нареканий. Очень слабое методическое обеспечение, похоже, что существующие пособия не отработаны в школе, плохо апробированы. Вроде бы хороший учебник, начинаешь работать по нему, и уже в процессе выясняется, что тут нестыковка, там что-то упущено…

Химию невозможно изучать без опытов, экспериментов, однако материальная база настолько устарела и так давно не обновлялась, что учитель объясняет все на пальцах, на доске. Причем даже если какие-то комплекты оборудования и реагентов и можно приобрести, то качество и компоновка вызывают массу нареканий. Например, нужен какой-либо один реактив, но его отдельно приобрести невозможно, предлагают сразу взять набор, в котором всего понемногу, а стоит дорого. Да и оборудование некачественное, пару раз завернул винт на штативе и сорвал резьбу.

Сейчас упор делают на использование компьютеров, мультимедийных досок, проекторов. Но одно другого не заменит, и если ученик не приучен писать формулы от руки, если у него не выработана моторная память, то эффект будет совсем не тот. Я пользуют ИКТ в основном на открытых и вводных уроках, а обычно предпочитаю работать по старинке, с мелом и тряпкой.

Валентина ЛОБАНЦОВА, учитель химии, заместитель директора по УВР школы №816, Москва:

– Ученики перестают учиться, познавательная способность стремится к нулю, мотивация падает. Дети стали прагматичные, и если ребенку химия не нужна для поступления в вуз, он ее в школе не учит вовсе. Тем более учебники не всегда отражают современное состояние дел в химии.

Наполняемость классов большая, абсолютно не хватает времени, чтобы дать детям материал даже в пределах программы, не говоря уже о повторении, о дополнительных знаниях. Что такое один час на органику для того, кто решил поступать в медвуз? Школа в нынешних условиях не способна подготовить к ЕГЭ по химии.

Многообразие учебников и программ – вроде бы хорошо, но, с другой стороны, нередко это сильно мешает и учителям, и ученикам. Приходит ребенок из другой школы, и выясняется, что тот материал, который мы уже прошли, он в глаза не видел, зато ему дали темы, которые мы будем только на следующий год изучать. У Суровцевой, Рудзитиса и Габриеляна разные подходы к изложению информации, к тому же одни ориентируются на концентрическую систему, другие сохранили линейную. Я не говорю, что одно лучше, а другое хуже, каждый подход по-своему хорош, но проблемы связаны именно с нестыковкой этих программ.

Ольга ПОПОВА, учитель химии, заместитель директора по УВР лицея №28 имени Н.А.Рябова, Тамбов:

– Новые стандарты по предмету уже введены, но материальная база для их реализации пока еще слишком слаба. К примеру, у нас в лицее всего три интерактивных доски. Правда, мы выиграли по конкурсу кабинеты химии, биологии, микролаборатории, но чтобы проводить научно-исследовательскую работу и осуществлять проектную деятельность, о которой так много сказано в стандартах, этого слишком мало. Поэтому мы сотрудничаем с различными университетами, которые предоставляют для исследований свои лаборатории, делятся реактивами, а их преподаватели ведут у нас занятия. Спасает то, что все это близко от школы, а вот как быть тем школам, которые в глубинке?

Также хочу сказать, что на курсах повышения квалификации преподаватели ИПКРО мало времени уделяют вопросам внедрения ФГОС, поэтому педагогам приходится самим как-то крутиться.

Виктория КИРСАНОВА, учитель химии №21, Элиста, Республика Калмыкия:

– Сокращение часов – самый главный минус. Одного часа для непрофильных классов недостаточно для того, чтобы сформировать картину мира. В 8-м классе хотелось бы иметь 3 часа в неделю, потому что в этом возрасте закладывается интерес, основы понимания.

Химия перестает быть экспериментальной и превращается в теоретическую, а ведь мы знаем, что лучше всего материал запоминается, когда ребенок не только слушает и пишет, но делает что-то руками, видит результат опытов, ощущает запах. Чтобы как-то выйти из положения, мы практикуем такое направление как “домашний эксперимент”. Правда, тут всегда есть опасения, что без присмотра опытного педагога ребята что-то не то смешают.

Основной недостаток ЕГЭ в том, что происходит натаскивание на тесты. И так времени нет, а тут еще и требуют, чтобы дети не боялись госэкзамена, а значит, приходится прорабатывать с ними задания прошлых лет. Мы бы и рады полноценно готовить ребят к ЕГЭ и развивать в них интерес к химии, но за один час это просто невозможно – ни то ни се.

Сейчас мы пожинаем плоды гуманитаризации образования, потому что некоторое время назад был взят курс на развитие гуманитарных предметов. Сейчас дети для сдачи ЕГЭ куда охотнее выбирают обществознание, чем физику или химию, причем не важно, пригодится ли им этот предмет или нет, просто потому, что его легче сдать. Раньше у нас не было скидок на то, кто ты – технарь или гуманитарий, всем необходимо было усвоить определенный набор знаний в рамках программы. А сейчас вдруг выяснилось, что у нас лишь 20% технарей и 80% гуманитариев, отсюда отношение к соответствующим предметам, а также претензии – мол, что вы с меня требуете, я же гуманитарий!

Марина ОСИПОВА, студентка 2-го курса химического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова:

– Я окончила школу в Архангельске, училась в математическом классе. У нас большинство опытов проводил учитель на своем столе, то есть он делал, а мы все смотрели. Хотя надо было бы каждому это проделать. И вообще, сейчас я понимаю, насколько важен химический практикум при изучении той или иной темы. Яркие, зрелищные опыты, особенно когда ты сама их проводишь, развивают интерес к предмету.

Большинство учебников написаны очень сложным языком, я-то, правда, все понимала, но мои одноклассники – с трудом. Хотелось бы, чтобы каждый школьник читал учебник с интересом, не спотыкаясь о незнакомые термины.

Наталья КОВАЛЕНКО, учитель химии гимназии №1, Владивосток:

– Нет единого учебно-методического комплекса, который использовали бы все учителя страны. Вариативность – это хорошо, но от нее страдают дети, ведь темы в разных программах переставлены и изложены в разном объеме. Например, у Габриеляна концентрическая программа, и все начинается с изучения атома. Ко мне посреди года приходят дети, которые начинали с валентности, и они совершенно не знают строения атома, так как учились по учебникам Рудзитиса, то есть по линейной системе.

Еще одна проблема – отсутствие связи и взаимодействия между школой и вузом. Неудивительно, что после этого студентам, которые поступили на первый курс, преподаватель говорит: “Забудьте все, чему вас учили в школе!” А такого быть ни в коем случае не должно!

Будем откровенны: химические специальности у нас в городе не пользуются популярностью, а это значит, что тут виновата не только школа, которая не сумела развить у детей интерес. Вузы также должны проводить профориентационную работу среди учеников, привлекать их, мотивировать к получению высшего образования, рассказывать о будущей профессии. У нас в гимназии мы постарались наладить взаимодействие с университетами города, и количество поступающих заметно возросло.

Петр БЕРЕЗКИН, учитель химии Красноткацкой школы, Ярославская область:

– Количество учебников не компенсирует их низкого качества. К тому же сейчас нужно не только выпустить учебник, но и подготовить к нему сопутствующие материалы – рабочие тетради, тесты, методические рекомендации, CD для ученика, CD для учителя и т.д. Однако УМК делают далеко не все издательства, многие ограничиваются отдельными книгами.

Еще с советских времен повелось, что изучение химии у нас основано на качественном уровне, когда ученик, исследуя вещества и объекты, делает вывод о произошедшей химической реакции, в основном ориентируясь на свои органы чувств – тут изменился цвет раствора, здесь выпал осадок, там выделился газ. А ведь очень важно, чтобы дети умели измерять и количественные характеристики – на сколько единиц изменилась рН среды или электропроводимость, каков объем газа образовался, какова концентрация полученного раствора и т.п. Сейчас промышленность выпускает комплекты оборудования (например, компьютерные датчиковые системы), с помощью которого все это можно сделать. Правда, цена его зачастую очень высока, но это лишь потому, что на рынке представлены в основном зарубежные изделия. Отечественные разработки ничуть не хуже, а стоят раз в 10 меньше. Все это помогает преподавать химию именно как науку, в которой одинаково важны как качественный, так и количественный анализ. Конечно, задачи по химии основаны в основном на вычислении именно количественных характеристик, однако с помощью приборов ученик имеет возможность проверить правильность своих вычислений. Это способствует также развитию и межпредметных связей, ведь дети могут провести анализ стоков, питьевой воды, определить наличие загрязнений. К тому же мы можем на достойном уровне провести научную работу.

И вообще, на мой взгляд, оснащение школы современным оборудованием вовсе не должно сводиться к ее компьютеризации, наводнении классов средствами ИКТ. Для нас куда более важно, чтобы в кабинетах химии, физики и биологии дети могли работать с приборами, делать опыты. При этом компьютер и интерактивная доска здесь вполне уместны, но лишь как дополнение, а не основное и единственное средство.

Тем более что сейчас намечается опасная тенденция: учитель все меньше делает что-то своими руками, все меньше учит ребят проводить опыты и все больше адресует их в Интернет и компьютер, где можно увидеть все со стороны. Виртуальные опыты никогда не заменят реальных, точно так же, как виртуальная жизнь не может заменить реальную.

Евгений ШЕСТЕРНИНОВ, заслуженный учитель, исполнительный директор благотворительного фонда “Наследие Менделеева”:

– Давайте будем реалистами: чтобы нормально подготовить ученика по химии, нужно не менее трех часов в неделю. При этом нужно учитывать и интеграцию предметов, когда некоторые химические вопросы мы затрагиваем и в физике, и в биологии, и в географии. Возможно, на ранних этапах стоит ввести естествознание, чтобы проводить пропедевтику химии. Ведь вокруг нас – сплошная химия, все состоит из химических веществ, свойства которых необходимо знать.

Менделеев всегда говорил, что все изучаемое в школе должно иметь непосредственное отношение к нашей жизни. Сейчас во всю говорят о нанотехнологиях, а школе до этого еще далеко, ей лишь бы успеть дать программный материал. Спасение может быть еще и в факультативах, элективных курсах.

Кстати, Менделеев еще в 1858 году написал первый учебник по химии, в котором основной текст в каждом параграфе был напечатан крупным шрифтом, а далее шел дополнительный, мелким шрифтом, то есть для углубленного изучения. Прекрасный пример преподнесения материала на базовом и профильном уровнях!

И конечно же, чрезвычайно важная проблема – квалификация педагогов. Наш фонд, к примеру, разработал тренинг “Путь к Олимпу” для преподавателей химии. Вроде бы каждый учитель получил отличный шанс на неделю приехать в Москву и поучиться у самых известных и продвинутых преподавателей страны. Однако почему-то они вовсе не стремятся воспользоваться таким случаем. И это притом что они в большинстве своем не знают современных технологий, основ производства, не занимаются подготовкой к олимпиадам, не особо владеют современными ИКТ, которые дают возможность учить по-другому. А ведь кадры – основа всего. И для того чтобы эти кадры стали по-настоящему грамотными, государство должно выделять значительные средства на их переподготовку.

Поэтому я воодушевлен заявлением нашего президента, который заявил, что необходимо выделить 20 миллиардов на переобучение наших педагогов, чтобы они могли повысить свою квалификацию там, где им удобно, вплоть до организации зарубежных стажировок. Но, повторю, что основная масса, к сожалению, просто не хочет учиться чему-то новому, даже имея возможность.

Юрий РОЗАНЦЕВ, заведующий кафедрой неорганической химии Донецкого национального университета, Украина:

– У нас в стране, как и у вас, сейчас тоже пожинают плоды курса, взятого в 90-х годах на гуманизацию и гуманитаризацию образования. Почему-то тогда решили, что наши дети слишком завалены сухими предметами – математикой, физикой, химией – и слишком мало учат историю, литературу, языки. Поэтому урезали здесь, добавили там, а в итоге ребята теперь и химию не знают, и читать-писать разучились. И все потому, что сделано это было непродуманно, без учета реальной необходимости и востребованности в обществе тех же технарей и гуманитариев.

При этом, замечу, новые предметы, которые сейчас вводят как в России, так и на Украине, тоже гуманитарного профиля!

Могу только сказать, что любые реформы должны быть тщательно продуманны, и их должны проводить грамотные люди – в самом широком смысле этого слова. И прежде чем сломать что-то старое, надо сначала создать что-то новое.

Я думаю, что следует разработать такой учебный план, чтобы на гуманитарные и естественно-научные дисциплины приходилось поровну часов, чтобы никому не было обидно.

Виктор БАШМАКОВ, учитель химии лицея №8, Тихвин, Ленинградская область:

– Во всем виноват ЕГЭ. Потому что когда его ввели, тут же у детей возникла колоссальная перегрузка, причем по всем предметам. Поскольку часов для подготовки непосредственно к госэкзамену не выделено, а готовить все равно надо, учителя стали заниматься этим на уроках, в ущерб учебному плану, или после уроков, в ущерб здоровью.

К тому же ЕГЭ очень сильно повлиял на развитие устной речи учеников, поскольку с детей теперь никто не требует умения грамотно говорить, надо только уметь писать и ставить галочки. А отсутствие устного опроса привело к тому, что дети перестали читать, у них ухудшилась способность к запоминанию, воображению, их куда более волнует формула “вопрос-ответ”. Всеобщее ухудшение памяти в ученической среде приняло характер эпидемии. Объясняешь – вроде бы понимают. На следующий день спросил – ничего не помнят. Но такого же не было никогда! Ребята учились отвечать, формулировать свою мысль, излагать ее понятным языком.

В свое время, если вы помните, у нас в средних классах было по 2 часа химии, в старших – по 3. Сейчас – 2 и 1. Это уму непостижимо, ведь без знания химии невозможно нормально учиться ни в одном техническом вузе! И это подтвердит любой преподаватель университета. Да, на сегодня наши ученики пока еще занимают первые места на престижных олимпиадах. Но откуда берутся эти дети? Почти все они – из школ с углубленным изучением отдельных дисциплин, из гимназий и лицеев при вузах. А в общем налицо значительное снижение как уровня знаний, так и интереса к химии.

Напомню, что положительную оценку по ЕГЭ выпускник получает в том случае, если он выполняет всего лишь 30% заданий. Это дискредитирует химию как науку, поскольку изначально задает крайне низкий уровень требований. Но если мы поднимем планку, то дети станут сплошь неуспевающими, ведь при одном часе в неделю дать им прочные знания нереально.

А ведь посмотрите, куда ушли часы, которые у нас отобрали. Ввели дополнительный урок физкультуры, обществоведение начали изучать с 6-го класса, добавили курс “История Ленинградской области”, собираются вводить ОРКСЭ, поговаривают о курсе психологии… Заметьте, ни одного технического предмета, сплошные гуманитарные!

Еще одна проблема связана с экспериментами в курсе химии. На сегодняшний день многие реактивы просто запрещены, причем именно те, с помощью которых мы раньше проводили самые зрелищные опыты – бертолетова соль, перманганат калия, металлический калий, соли свинца, ртути. Но даже те реактивы, которые есть, стоят очень дорого, к тому же у школы не всегда есть возможность их приобрести.

Светлана ИСАЕВА, учитель химии, заместитель директора по УВР Столпянской школы, Рязанская область:

– Наши проблемы типичны, пожалуй, не только для химии, но и для ряда других предметов – количество часов уменьшается, материальная база ухудшается, квалификация кадров падает, мотивация учеников тоже, качество учебников заметно снизилось. Мы вот сейчас должны развивать компетенции у учащихся, чтобы они не только знали теорию, но и умели применять ее на практике. Однако есть ли у нас возможность делать это по-настоящему качественно? Учебники слишком теоретизированы, в них мало внимания уделено эксперименту, практическим и лабораторным работам. Хотя это и понятно, ведь при таком количестве часов не до опытов. И попытка дать как можно больше за один час в неделю ни к чему хорошему не приводит. Я не против, если взятые у нас часы помогут детям лучше овладеть литературой, русским языком и другими науками. Но, насколько я могу судить, этого тоже почему-то не наблюдается.

Роза ЖУМАДИЛОВА, учитель химии гимназии №176, Алматы, Казахстан:

– У нас в республике главная проблема связана с тем, что химию при поступлении в вузы теперь не сдают, поэтому дети ее и не учат. И если у вас большое количество времени уделяется натаскиванию на ЕГЭ, то наши учителя вынуждены точно так же готовить детей к ЕНТ – единому национальному тестированию.

Что касается материальной базы, то конкретно у нас в городе с этим никаких проблем нет. В последние годы школы пополняются целыми предметными кабинетами. Открываются новые учебные заведения, которые сразу оборудованы по последнему слову, а старые пытаются довести до их уровня.

Учебников также хватает (я сама являюсь автором учебника по химии). Правда, опыта в издании собственных книг у нас пока мало, к тому же приходится переводить учебники на казахский, русский, узбекский и уйгурский языки. Но мы в гимназии преподаем только на казахском.Что касается программ, то в обычных школах та же проблема – учителя жалуются на сокращение часов. Ну и наполняемость классов, конечно же, чересчур большая – 30–35 человек при норме 25.

Каковы ваши ожидания от съезда?

Валентина ФЕДЮНИНА, преподаватель химии Ногинского политехнического техникума, Московская область:

– Ситуация с преподаванием химии ухудшилась настолько, что дальше некуда. И надо что-то делать, как-то спасать предмет и науку. Поэтому мне интересно узнать, как мои коллеги выходят из положения, что они делают, чтобы поддержать интерес детей. Хочется обменяться не только впечатлениями, но и опытом, методиками. Можно, конечно, поискать все это и в Сети, но там общение обезличено, а хочется поговорить вживую, глаза в глаза.

Я всю жизнь проработала на производстве, вышла на пенсию, не усидела и решила устроиться преподавателем. Так вот не знаю, как оно было до меня, но даже за эти пять лет, которые я тружусь в техникуме, заметно сильное сокращение интереса к химии у тех, кто к нам приходит, и заодно падение уровня знаний.

Елена ПРИНЦ, учитель химии лицея №2, Тула:

– Чего я жду от съезда? Хотелось бы, чтобы после него руководители системой образования обратили наконец внимание на наши проблемы. Да и просто накипело, хочется высказать то, что наболело. Вроде бы уже давно и во всем мире люди поняли, что химия – наука будущего, а значит, для ее развития нужны специалисты очень высокого уровня. Да и ценность классического образования тоже наконец осмыслена, а без химии его просто не бывает. И при всем при этом мы почему-то вынуждены изворачиваться и пытаться дать детям все за один урок!

Все, о чем мы тут говорим, все поднятые проблемы, обязательно должны быть доведены до тех, от кого зависит их решение. Иначе мы так и будем жить своей жизнью, а они – своей.

Татьяна ЩЕРБАКОВА, учитель химии, Серпухов, Московская область:

– Мне интересно посмотреть, как тут вообще все происходит, ведь я на съезде в первый раз. Надеюсь получить самую свежую и полезную информацию, которую смогу использовать в своей работе. Сейчас столько интересных веяний в школе, думаю, об этом стоит поговорить, чтобы понять, как оно нас коснется. Пока, правда, особых изменений я не наблюдаю – как работала все эти 20 лет, так и продолжаю работать. Но, полагаю, если говорят о модернизации, значит, надо работать как-то по-другому. Главное – понять как…

Наталья ГОРБЕНКО, доцент кафедры естественно-научного образования НИРО, Нижний Новгород:

– От съезда мы ждем прежде всего, чтобы наконец-то образовалась Ассоциация учителей химии, которая поможет решить наши проблемы. Ждем конструктивного и продуктивного общения с представителями разных регионов по вопросам химического образования, в частности использования учебной литературы. Мы сами разработали учебно-методическое пособие “Химия и основы экологии”, хотели бы поделиться опытом.

Мария РАЕВСКАЯ, старший методист Белгородского регионального института повышения квалификации:

– Хотелось бы пообщаться с коллегами, с преподавателями МГУ. Я не первый раз бываю на мероприятиях такого уровня и каждый раз получаю огромный заряд бодрости, энергии, энтузиазма, желания профессионально расти. Обычно на них всегда бывают интересные люди, которые рассказывают массу полезного о новых веяниях в науке, методике. Конечно, хотелось бы побыть здесь подольше, но и эти два с лишним дня тоже хороший стимул.

Создаваемую Ассоциацию можно рассматривать с самых разных точек зрения. С одной стороны, это одна из форм самоуправления, с другой – альтернатива официальной вертикали власти, то есть Минобрнауки. И если министерство выполняет свою роль недостаточно эффективно, наверное, нужно создать более работоспособную систему.

Марина РУЛИНСКАЯ, учитель химии лицея №1, Брянск:

– Очень хочется обратить внимание чиновников на наше положение. И дело тут не только в уменьшении количества уроков. На нацпроекты выделены огромные средства, но что конкретно поступает в школы? Например, наш лицей получил несколько лет назад оборудование для кабинета химии очень странного содержания, которое не только не соответствует современным представлениям об уровне преподавания этого предмета, но, наоборот, отсылает нас на полвека назад. Какие-то маленькие ящички, коробочки с микроскопическими порциями реактивов. Абсолютно непродуманный комплект, который тем не менее стоит очень и очень дорого. И совершенно непонятно, за что заплачены такие деньги. Насколько мне известно, этим “подарком” не воспользовался ни один из знакомых учителей, работающих в других школах. При этом кабинеты физики, поставленные в рамках той же программы, почему-то не вызывают никаких нареканий, а у химиков использовать можно только компьютеры и модели молекул.

Мне просто жалко те деньги, которые потратили впустую на изготовление подобного барахла. И если это все было произведено и распределено централизованно, для всей страны, то кто же отвечает за эту халтуру?

Юрий КУКЛЕНКОВ, учитель химии школы №327, Москва:

– Хочется быть оптимистом и верить, что события будут развиваться в нашу пользу. Интересно посмотреть, как обстоят дела в других регионах, как люди выходят из положения. Также хочется послушать, что нового происходит в образовательной политике на уровне государства, чего нам следует ожидать и опасаться впредь.

Изменится ли что-то после съезда? Не знаю, но надеюсь, что да. Все-таки пора бы уже начать происходить изменениям в лучшую сторону. Правительство должно наконец услышать голос рядового учителя и понять, насколько плохо ему стало.

Леонид ГУЗЕЙ, профессор химического факультета МГУ, Москва:

– От съезда я жду главного – чтобы химию в школе наконец начали считать наукой! Это касается всех, начиная от ученика, его родителей и учителей вплоть до руководства Министерства образования и науки. Здесь собрались те, кому проблема небезразлична, но ведь немало и других, кому все равно. Надеюсь, что после съезда произойдет какое-то оживление, преподаватели химии станут более активными, начнут бороться за свои права и тормошить своих руководителей. Хотя, посмотрите, здесь ведь практически нет никого из чиновников министерства, от которых что-то реально зависит. Поэтому замечательные идеи, высказанные тут, могут остаться всего лишь словами, если “наверху” их не услышат, а услышав, не начнут шевелиться и что-то делать.

Галина ЧЕРНОБЕЛЬСКАЯ, профессор химического факультета МПГУ, Москва:

– Мне важно услышать объективную оценку всего того, что происходит сейчас в образовании. Потому что, на мой взгляд, с ним творится что-то жуткое. Необходимо повлиять на органы управления, чтобы они, пока не поздно, изменили курс реформ. Я надеюсь, что нас услышат, хотя надежда очень слабая. Наивно думать, будто в министерстве не знают о том, что творится в школе, и что мы здесь, на съезде, откроем глаза на происходящее. Там все прекрасно знают, но не хотят ничего делать для реального изменения положения учителей. Вернее, делают, но исключительно то, что, по их мнению, нужно педагогам, а не то, что нам на самом деле необходимо.

И все-таки я считаю, что съезд – очень важное мероприятие, поскольку если мы будем молчать или общаться между собой на уровне методических сообществ на местах, это вряд ли поможет что-то изменить. О таком событии СМИ должны рассказать на всю страну, чтобы люди знали о наших проблемах.

Татьяна ОТРОЖКО, учитель химии школы №388, Москва:

– Хочу принять участие в работе Ассоциации учителей химии, потому что у меня есть опыт преподавания ряда других предметов – биологии, истории, обществознания, ОБЖ, а значит, я могу быть полезна людям как методист по межпредметным связям. Члены Ассоциации обязательно должны принять участие в разработке новых стандартов по химии, базисного учебного плана, а также повлиять на КИМы по ЕГЭ, в которых очень много сомнительных вопросов и заданий.

Вызывает нарекания и новая система аттестации педагогов. В свое время, будучи методистом по биологии, я участвовала в разработке технологии аттестации и считаю, что тот опыт ни в коем случае нельзя отметать.

Татьяна МАХАЕВА, учитель химии, заместитель директора по УВР Чамзинского лицея №1, Республика Мордовия:

– Я приехала сюда в надежде услышать что-нибудь хорошее о переменах в образовании. И, судя по острым выступлениям, уверена, что эти перемены должны наступить, нас не могут не услышать в министерстве!

А вообще, конечно, хоть сейчас и сокращено количество уроков по химии, все-таки школа при желании может восполнить этот недостаток за счет инвариантной части. Правда, в основном это делают для тех учеников, которым предмет действительно нужен. Сейчас много разговоров о том, что можно объединить ряд предметов, создав курс естествознания. Считаю, что этого делать ни в коем случае нельзя, потому что базовые предметы необходимо преподавать отдельно и основательно. А на уровне естествознания имеет смысл проводить пропедевтику на самой ранней стадии обучения или обобщение в самом конце, хотя межпредметные связи вполне можно реализовать и в обычных условиях, были бы часы. С другой стороны, допускаю, что для многих учеников вполне достаточно и минимального уровня усвоения программы, и им естествознание, наверное, может подойти. Хотя проблема, как всегда, упирается в кадры – у нас просто нет учителей, способных хорошо ориентироваться одновременно в химии, физике, географии, биологии.

Я помню, естествознание пытались активно внедрять в 90-е годы, но потом почему-то дело сошло на нет. Наверное, потому, что не были получены положительные результаты. А может, их просто не дождались.

Людмила КАДЕЕВА, учитель химии школы №13, Новочебоксарск, Чувашская Республика:

– Я приехала сюда за свежими впечатлениями и новой информацией, которую можно будет использовать в работе. Насколько мне известно, ни один съезд пока еще не помог решить существующих проблем, однако он нужен для того, чтобы эти проблемы отразить в итоговом документе, который потом следует направить в руководящие органы.

И еще мне очень важно здесь услышать взвешенную, аргументированную и конструктивную критику, которую люди не боятся произносить с трибуны. Потому что у нас, в глубинке, обычно в выступлениях все выглядит как-то приглаженно, натянуто-оптимистично, неправдоподобно радужно, хотя все понимают, как оно на самом деле, но боятся об этом заявить во всеуслышание.

Фото Вадима Мелешко

Полный фотоотчет со Всероссийского съезда учителей химии смотрите здесь –  http://fotki.yandex.ru/users/drfraus/album/183770/


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt