search
Топ 10
Школы в регионах переводят на дистанционное обучение Дистанционное обучение в школах, «Высшая лига» учителей года, отмена ЕГЭ - новости образования Учителям потребуется подтверждать, что именно они подготовили победителей Всероссийской олимпиады школьников Акт вопиющего физического воздействия и морального насилия: что случилось в школе под Калугой Эксперт подсказал выход из ситуации с самой юной студенткой МГУ Алисой Тепляковой Для учителей и воспитателей Подмосковья установили выплату в 5 тыс. рублей Постановление Роспотребнадзора о сокращении карантина до 7 дней вступило в силу Мне есть что спеть: 25 января – день рождения поэта, барда, актера Владимира Высоцкого Школьников и студентов отправляют на дистанционное обучение – ковид бьет рекорды Гурманы отметят необычный праздник – Международный день эскимо, которому исполняется 100 лет

Школа

Одним из непременных атрибутов школьной жизни являются классические анекдоты про Вовочку. Даже самый мрачный выпускник учебного заведения, закончивший школу… дцать лет назад, вспомнит один-два. Образ Вовочки настолько легендарен, что трудно поверить в реальность его существования. Но “вовочки” в природе существуют.

Вот и нашей школе повезло. Первая встреча с Вовочкой легла еще одним благородным шрамом на щит моей педагогической карьеры. На урок природоведения сильно припоздал малыш от горшка два вершка росту. Вежливо постучав и получив разрешение войти, он, пройдя мимо, оставил после себя сильнейшую никотиновую завесу. Я, обомлев, едва нашла в себе силы спросить: “Ты что, куришь?! Как твоя фамилия?” На что класс покровительственно пояснил: “Так это же Вовочка Федоров. Он с первого класса с отцом на балконе махоркой балуется…” Так я стала училкой из анекдота.

Есть вундеркинды классические. Те самые пай-мальчики в очках, с трех месяцев читающие Золя и в семь лет заканчивающие школу с золотой медалью. А есть дети, мышление и развитие умственных способностей которых идет нестандартно и может завести куда угодно – от скамьи Кембриджа до скамьи подсудимых. Вовочка летом для поддержания своего финансового положения садится с баяном у магазина и, положив перед собой классически засаленную кепку, зарабатывает на жизнь исполнением “Бродяги”. На вопрос, почему баян, а не гитара (на которой играет лучше), отвечает: “Так жалостливее”. А первого сентября вдруг узнаем, что Вовочку поставили на учет в комиссии по делам несовершеннолетних. За что? За неудачную попытку ограбления детского сада. Не поверив, поймала его в коридоре и с горечью вопросила: “Неужели грабил?” На меня глянули честные глаза только что отпущенного из милиции: “Не, на шухере стоял”. А через несколько дней в пачке сданных отчетов по летней практике обнаруживаю измятую тетрадь “стихов ученика 1-го “Е” класса Федорова В.С.” и в ней:

Вчера чуть виднелись ростки из земли,

А нынче на целый вершок подросли.

Наверно, они дорастут до небес,

И будет на грядке луковый лес!

Зачем он нужен, этот Вовочка? Чтобы детям не скучно было, а учителя помогали аптекам выполнять план по продаже валидола?! Ругают его, кричат, любят, жалеют, и у всех один вопрос в голове: “Куда его занесет?” “Вовочки” – это проверка на терпимость, прошедшие “вовочку” получают право преподавать в любом классе любой степени сложности. А если серьезно, то кем станет Вовочка, зависит от многих людей: от родителей, – и чаще всего им такие дети в тягость; от друзей, и, конечно же, от нас, тех самых училок из анекдота, которые первыми принимают и стараются понять пресловутое нестандартное мышление. Признайтесь: ведь вам уже снился тот самый тайный и сладкий сон: начинается урок, и вы произносите: “К доске пойдет… Вовочка!”

Валентина СМЕЛОВА

ТЕМА:

Просуществуют ли образование и культура в России до 2005 года?

Н. МОИСЕЕВ. Будем называть вещи своими именами. Идет быстрый процесс разрушения культурного пространства.

А. АБРАМОВ. Никита Николаевич! Вы прогнозировали “ядерную зиму”. Есть ли все-таки какие-то средства для того, чтобы остановить “зиму культурную” и начать, пусть медленное, созидание?

Н.М. Правительство должно понимать ситуацию. Другой вопрос, где такое правительство взять?

А.А. Вспомним две критические точки из русской истории: татаро-монгольское иго и смуту. И в том, и в другом случае из кризиса выходили не благодаря, а вопреки власти. Включались совсем другие силы: “вдруг” находились Сергий Радонежский, Минин и Пожарский, люди начинали как-то самоорганизовываться.

М. КОМЛЕВА. Нужно обьединяющее Слово. Но на передовой, а ею стала сегодня школа, не ждут, а действуют. Другой вопрос – как? Сегодня мы создали вакуум в воспитательной среде. Абсолютный.

И. ДИМОВА. Знаю, что ссылки на зарубежный опыт нередко вызывают раздражение у наших сограждан. Мы и в самом деле часто бездумно перенимаем его. Но взять тот же родительский всеобуч. В американской системе образования больше двухсот лет существует Ассоциация родителей и учителей. И я думаю, это сегодня одно из важнейших направлений развития российской системы образования – создание неправительственных общественно-педагогических обьединений. Именно они оказывают влияние, да по сути дела определяют государственную политику США в этой сфере. Только пять процентов средств из федерального бюджета идет на образование, все остальное – из регионов. Наше Минобразования утратило былое влияние, и значит, именно широкое движение “снизу” в разных сферах способно сдвинуть дело с мертвой точки.

О. ДОЛЖЕНКО. Сегодня любой разговор заканчивается вопросом о деньгах. А я считаю, что мы абсолютно неверно диагностируем происходящее. Тот же Указ N 1 – да все президент знает, сто раз обращали его внимание на трудности в образовании. Но, к сожалению, даже от президента ничего не зависит. Судьба нашего образования (как и культуры и науки) тесно связана с судьбой нашего государства. Я рассматриваю сегодняшние процессы как закономерное развитие идеологизированного общества, вступившего в последнюю стадию своего разложения. Почему Россия все время повторяет одни и те же ошибки?

Н.М. Хотите анекдот. Едут в поезде двое восемнадцатилетних мальчишек – гимназист и юнкер. Юнкер спрашивает гимназиста: “Так вы, гражданские, умнее военных?” – “Ну, конечно, умнее”. – “Почему же тогда вы строем не ходите?” В этом все и дело: строем ходила Россия всегда. И задача школы, может быть, именно в том и состоит, чтобы научиться ходить, как кошка, сама по себе.

О. ГЕНИСОРЕТСКИЙ. Между прочим, Мандельштам еще в 20-е годы писал, что произошло важнейшее событие – отделение культуры, а я бы добавил и образования, от государства. Хотим или не хотим, придется научиться жить самим. Рассчитывая на собственные силы в воспитании собственных детей.

О.Д. Питирим Сорокин говорил, что русская школа построена на зубрежке. Это значит, что содержание образования чуждо человеку, не находит отклика в его душе. Поэтому я и говорю на своих лекциях в Эколого-политологическом университете, что Митрофанушка – тип русского образованного человека. Не случайно прототипом ему послужил директор публичной императорской библиотеки Оленин. А вспомним того же Обломова. Когда Штольц, стоя над Обломовым, твердит ему: “Делать надо, делать надо…” – тот с ужасом таращит на него глаза и только глубже зарывается в подушки.

О.Г. В самом деле, есть одно крайне важное обстоятельство, которое Мамардашвили в свое время называл антропологической катастрофой. Точно так же, как норма национального литературного языка, существует и норма психологической национальной культуры. “В Европах” процесс ее формирования шел на основе “привития” “новых англичан” – нуворишей тех времен – к древу дворянской культуры. У нас же все началось с разночинцев, в 60-е годы прошлого века. Таким образом, лишь одно поколение выросло к моменту Октябрьской революции. Общество – именно в психологическом аспекте – было ярко выражено сословным. Ну а поскольку после 17-го года все сословия стремились к социальной однородности, а их элиты погибли или уехали из страны, мы оказались в уникальной ситуации. К сожалению, есть вещи, которые сами по себе, даже через самый замечательный всеобуч, все-таки непрививаемы.

И.Д. Россия – действительно страна и Запада, и Востока. И мы опять пытаемся соединить оба эти “полушария”, обе философии. И опять ничего не получается. Почему? Может, мы наконец сумеем ответить на этот вопрос, если честно сформулируем цели образования.

О.Д. Когда наши учителя говорят: “На Западе уровень школьной подготовки слабый”, они просто не отдают себе отчет, что там другая цель, другая задача. Мы как-то упускаем из виду, что американцы сделали одну гениальную штуку – создали муниципальные университеты. Это позволило им решить множество проблем, и прежде всего снять учебную перегрузку. Ее в принципе не может быть: базовым элементом в системе образования стали не школа и не вуз, а именно эти мощнейшие муниципальные структуры. А у школы другая задача: готовить детей, способных жить в изменяющемся мире, умеющих адаптироваться. И мы действительно лукавим, повторяя, что без образования нельзя прожить. Можно! Сегодня инженеры и конструкторы занимаются коммерцией, рекламой, да чем угодно. Тот же сброс интеллектуального потенциала шел и в 20-е годы. Кстати, именно тогда школа стала новаторской. Просто люди, вытолкнутые из университета, пришли в школу. В старую школу они, разумеется, не вписывались. И в этих ужасных корчах рождались необыкновенно интересные концепции. Это не было политикой государства. Это было результатом человеческой трагедии.

Завтра в школу тоже пойдет народ, “не испорченный” чисто педагогическим мышлением.

М.К. В школе уже сегодня – ученые, профессора, вузовские преподаватели.

О.Д. Но образование в целом развивается не через школу. Школы не было, а уже был университет. Первый университет умер в начале XVI века. Его место занял университет эпохи Возрождения… Когда старые формы образовательной активности исчерпывали себя, возникали новые. Сегодня, например, появился Эколого-политологический университет с его интересом к человеку. Если подобные учебные заведения будут развиваться, произойдет смена научной парадигмы, обновится содержание образования.

Но… как известно, все в России происходит по случаю или по недоразумению. Сегодня на подступах маячат новые структуры – так называемые транснациональные корпорации. Да что там маячат: все наши вузы, которые живут более-менее прилично, связаны с подготовкой кадров для этих компаний.

Судьба национальной промышленности, без преувеличения, под вопросом: с ТНК никто не в силах конкурировать. И судьба высших учебных заведений – тоже весьма сомнительна. Через какое-то время именно этот мощный фактор начнет задавать тон жизни в России, если мы не сумеем сохранить национальные черты, свою уникальность.

А.А. Что же, опять “железный занавес”?

Н.М. “Железный занавес” невозможен – любая изолированная страна с замкнутой экономикой сегодня обречена на полную деградацию. В мир высоких технологий невозможно войти, минуя ТНК. Мы только начинаем понимать, что именно ТНК диктует сегодня и международную политику, и все остальное, контролируя 80 процентов операций по перекачке капиталов. Но перекачиваются не только капиталы. Меня позабавила одна шутка. Рядовой, не очень престижный американский университет. “Что у вас происходит?” – “Как что: русские профессора учат китайских студентов”.

О.Д. Сегодня речь идет о культурно-этнической ориентации ТНК, стремящейся органично вписаться в данную национальную традицию. Японцы не вчера стали разрабатывать проблему этнокультурных предпосылок адаптации высоких технологий – с 1977 года идет проект “Технологический атлас”.

Люблю приводить своим студентам такой пример. Когда последний король Польши Август Понятовский понял, что раздела страны избежать не удастся, он бросил все средства на культуру.

* * *

Так, может быть, именно в том, чтобы найти в себе силы бросить средства на культуру, и есть наш выход?

“Круглый стол” провели

Александр АБРАМОВ,

Елена КОМАРОВА,

Визитная карточка

Психологи играют и мечтают

Даже сегодня многие считают, что удел психолога в школе – индивидуальная работа с трудными детьми и их родителями да, может быть, один-два часа развивающих занятий в коррекционных классах. Учителя часто смотрят на школьных психологов как на нечто чуждое, пришедшее со стороны неизвестно зачем, без чего долгие годы школа обходилась и могла бы обойтись и дальше. Парадокс, но одна из вышедших недавно брошюр называется “Адаптация психолога в школе”!

Так что же реально может Психологическая служба? В 662-й московской школе, где работает один из авторов статьи, в кабинете психологии хранятся результаты тестирования всех ребят с 3-го по 11-й класс; здесь ежегодно изучают специальные курсы до двадцати различных классов, а на каникулах для учителей проводятся семинары по проблемам общей и педагогической психологии.

Несколько лет назад мы начали так же разрабатывать курс практического нравственного воспитания детей и подростков с использованием психологических методов. Как сформировать и закрепить такие качества личности, как совесть, правдивость, справедливость, порядочность, гуманное отношение к животным, умение сочувствовать и понимать, альтруизм? Отрабатывая каждое занятие на практике, мы обобщили результаты в методической разработке “Психологическая этика”. Курс, состоящий из двух частей – для 3-6-х и 7-8-х классов, психолог преподает ежегодно по 1 часу в неделю в разных классах, и всюду “Этика” не только вызывает интерес, но и дает результаты. Ведь писал же Демокрит: “Хорошими людьми становятся больше от упражнения, чем от природы”.

За последние три года мы дополнили “Психологическую этику” продолжением – курсом для 10-11-х классов “История философии и психологии”. У старшеклассников заметно повышается интерес к жизни человеческой души и к нравственным проблемам. Представьте себе, какое впечатление на 15-16-летних юношей и девушек производит классификация людей Пифагора – он выделял типы: “людей”, “полулюдей” и “нелюдей”, причем последних разделял на “злых” и “тихих”. Или совет Канта: поступай всегда так, чтобы каждый твой поступок можно было взять за образец всеобщей добродетели!

Психологическая служба 662-й достигла успехов и в социальной адаптации детей из коррекционно-развивающих классов. Большинство из них, по нашим наблюдениям и по результатам обследования медико-педагогической комиссии, подлежат обучению по вспомогательным программам и страдают нервно-психическими расстройствами. В школе в прошлом году было 5 таких классов. Вместе с классными руководителями Адамовой Т.В., Моспановой Л.М и Гашпарик Т.Г. и завучами Симанович В.А. и Тимошенко Е.М. Психологическая служба сосредоточила свои усилия прежде всего на коррекции неправильного, уродливого развития личности детей. Кабинет психологии оборудован с расчетом на создание комфортных условий – оформлен как “комната в лесу”. Разработана “методика ускорения развития отстающих школьников”. Но самое главное – это проводимая с детьми воспитательная работа. И пусть часто психологу приходилось заниматься на первый взгляд “непсихологическими” вещами: возить ребят в театры и на экскурсии, организовывать из трудных детей хор, успешно выступающий на школьных праздниках, – все это были приемы психологической адаптации школьников к условиям нормальной жизни в обществе. В ежедневных беседах о сдержанности, самоконтроле, дружбе, внимании к людям, о стремлении быть полезным Родине на уроках “Этики”, литературы, истории последовательно устранялись отклонения в поведении детей, компенсировались дефекты их семейного воспитания. Именно воспитательная работа в коррекционно-развивающих классах дала возможность авторам статьи опробовать в детском коллективе созданную первоначально для взрослых трудовых коллективов систему самоуправления. В школе она была представлена как игра “Взаимопомощь”.

Каждую неделю в течение полугода мы записывали в присутствии всего класса альтруистические поступки детей. Тот, кто за неделю набирал больше всех “очков”, т.е. хороших дел, на всю следующую неделю становился старостой. Вначале часть детей, стремившихся к лидерству, занималась добрыми делами только для получения “портфеля” старосты. Но, как ни странно на первый взгляд, они часто не могли угнаться за другими детьми, помогавшими окружающим бескорыстно, от души. Неделя за неделей старостами становились альтруистически ориентированные ученики. Когда же рвущимся “к власти” все же удавалось набрать больше очков, то выяснялось, что, для того чтобы удержаться в роли лидеров, им нужно продолжать лихорадочные поиски хороших поступков. Оба класса, с которыми проводилась игра, а на самом деле важный социально-психологический эксперимент, вскоре начали активно помогать учителям в уборке кабинетов; дети наперебой предлагали ручки и листочки забывчивым товарищам. Группа ребят взялась каждое утро заходить за прогульщиком и приводить его в школу. Кто-то разнимал драки, кто-то заступался за одноклассников. Исчезли проблемы с выходом на субботник, с уборкой, с отработкой летней практики. Все выполнялось по первой же просьбе учителя, а иногда даже и с опережением. Несколько часов отработали наши дети на апрельском субботнике по благоустройству микрорайона и, лишь закончив расчистку своего крайне захламленного местными жителями участка, узнали, что все остальные классы давно уже разошлись по домам. И никто ведь не заставлял их работать дольше других! Наконец, мы дождались и самого главного результата: школьники с гордостью сообщали о своих хороших делах, но просили “не записывать очки”, так как сделали это не для получения должности старосты, а просто от чистого сердца, из желания поступать хорошо.

Мы хотим, чтобы альтруистическая мотивация стала у детей главной, ведущей. И еще, чтобы к власти приходили достойнейшие: самые лучшие, а не самые наглые. Кажется, об этом мечтают не только психологи…

Елена ЕРМАКОВА, психолог-педагог;

Владимир ЕРМАКОВ, психолог

NB!

127412, г. Москва, ул. Талдомская, д.13а, ср.школа N 662. Психологическая служба.

Тел. 483-06-52.

Экология души по-директорски

иктор Носевич уже 16 лет является директором сельской школы в Карелии. Поселок сам по себе технический, связан с мелиорацией земли. Населяют его в основном русские. Наряду с управленческой деятельностью Носевич преподает географию. Холост, все свое время отдает любимой работе – в ней вся его жизнь.

Новое помещение школы ее директор, Виктор Григорьевич Носевич, ждал семь лет. Все это время перебивался в деревянке, а до нее возил школьников на уроки в Шую. Зато теперь учебное заведение поселка Мелиоративного Прионежского района Республики Карелии – достопримечательность. Внешне это типовое современное здание без затей. Но сколько таит оно открытий чудных…

У селян школа знаменита прежде всего своим участком. Гурман-огородник сглатывает слюну при виде богатства урожая школьного огорода, что здесь только не растет: свекла, картофель, лук, смородина, малина… Любознательный ботаник узрит в школьном саду и родную карельскую березу, и сибирскую лиственницу, и незнакомые растения, и узнаваемые лекарственные травы. Эстет-камневед (не путать с ювелиром) позавидует альпийской горке, собранной из различных пород минералов. Но наибольший восторг у любого попавшего сюда вызовет “скотный двор”: злобный шипучий лебедь, мирные курочки-уточки, очумевший зайчонок, философски настроенная ондатра и многие другие обитатели живого уголка. Когда гуляешь по этому огромному школьному саду, не перестаешь удивляться, сколько сил, любви и фантазии в него вложено. Тропинки заасфальтированы, на его мини-перекрестках стоят светофоры, а дорожки разлинованы зеброй. Посередине парка вырывается пруд для скандального лебедя и его приспешников, пока идут работы – они развлекаются в неубедительном корыте. И над всем этим царит одуряющий запах цветения.

Местные жители порой выбирают ночное время для посещения этого прелестного уголка и прихватывают с собой громадные мешки для сьестных трофеев. Приходится ученикам не только взращивать, холить и лелеять посевы, но и самолично защищать свои владения. Правда, иногда милосердные дети устраивают для страждущих пир живота – Праздник урожая, когда они радушно угощают всех желающих. Но обычно местный огород – это школьный источник доходов, на вырученные от продажи овощей и фруктов деньги приобретаются учебники и какое-нибудь оснащение.

Школьный участок и живой уголок при нем – это составные части программы “Экология души”, проводимой Виктором Носевичем. Девиз программы “От созерцания природы и истории своего края к познанию и приумножению ее красоты”. Сам Виктор Григорьевич – страстный путешественник, он любит природу, и не было лета, когда он бы не выезжал куда-нибудь. Своих учеников он берет с собой. И даже своих учителей походами заразил. Более того, походная эпидемия достигла таких размеров, что в школе возникла экологическая группа родителей. Но, памятуя девиз, все они не ограничиваются экскурсиями. Сколачивают экспедиционно-трудовые отряды и вперед – на помощь нуждающимся. Попадут в лес – повесят сколоченный самолично скворечник, окажутся в экологически загрязненном месте – старательно наносят обьект на собственную топографическую карту. А еще школьный экологический отряд в течение четырех лет каждое лето ездит на остров Валаам.

Школа в Мелиоративном является единственным хранителем реликвий последней мировой войны. В школьный военный музей-землянку приходят сельские ветераны, прошедшие через защиту карельского фронта, родственники погибших. Здесь отмечаются дни памяти, сюда приносит свои находки ученический археологический отряд.

Вообще-то сельская школа – понятие далеко не однозначное. С одной стороны, она – уникальный очаг культуры в небольшом поселении. С другой, что уж душой кривить, и словами не выразить, насколько беспросветна деревенская жизнь. Однообразная работа, скудный досуг, монотонное течение жизни, постоянная нехватка средств существования. Оттого-то и меняется постоянно контингент ее жителей: сельская интеллигенция уезжает в город, на их место нередко приезжают неблагополучные семьи. Семьи, в которых с детства приучаются пить, курить, материться. И с таким специфическим воспитанием ребята попадают в школу. В частности, к Носевичу.

Его называют авторитарным. Он запрещает ученикам курить и распивать спиртные напитки. И как результат: здесь нет повального пьянства. Нарушителей выявляет по старинке, с комиссией, состоящей из учителей, родителей и участкового. Действует безотказно, кому хочется становиться на учет в милиции? В противовес разлагающей серости будней он ввел факультатив этики, организовал школьный ансамбль, в подвале устроил тир. В библиотеке собрал тома Набокова, Клюева, Пастернака. Он увлекает своих учащихся экологическим краеведением, романтикой походов и труда. И это только крупица того, что делает этот человек, совершенно одержимый своей школой.

С 1-го класса наряду с русским дети учат карельский язык. Помимо языка, они изучают местный фольклор. В школе дается солидное музыкальное образование, чему способствуют тесные связи с музыкалкой, чьи педагоги ведут хоровые и фольклорные классы. Также есть группы сольфеджио, ритмики, танцев, а с 3-го класса – вокал. Правда, эти уроки рассчитаны для продленки, в нормальный учебный день они не помещаются.

Начальная школа полностью находится под обаянием развивающего обучения: детей не заставляют заучивать программу, а воспитывают в них желание познавать. Со средней школы начинается знакомство учеников с азами программирования (компьютеров нет, поэтому здесь царит и правит безмашинная информатика), машинописью (а вот пишущие машинки школа закупила, так что они осваиваются не только теоретически) и прочими общепринятыми предметами. В старших классах ребята более-менее определяются со своими профессиональными интересами, их приоритеты диктуют для них школьный план. Если большинство выбрало своей будущей специальностью физику, у старшеклассников добавляется лишний час физики. Если филологию, профилирующими предметами становятся гуманитарные. При весьма строгом отсеве немногие учащиеся доходят до выпускных классов, зато все они стопроцентно поступают в вузы.

Сейчас ученики подружились с финнами, у школьников появилась возможность посмотреть на процесс обучения за рубежом. Носевич же считает, что заграница, конечно, хорошо, но необходимы контакты с карельскими поселениями: без этого карельский базисный план падет на пустую почву. Все-таки, как бы талантливо ни обучать языку, краеведению, фольклору, без знакомства с конкретными людьми глубокое познание невозможно.

Лора ЗУЕВА

Дорога уходит вдаль

…Давно собирался написать о сельской школе. И вот недавно представилась такая возможность. Сажусь в 367-й автобус и через сорок минут выхожу в селе Молокове Ленинского района Московской области. Вообще-то село это называлось когда-то Ирининским. Но в советское время оно было переименовано в честь уроженца этих мест Василия Молокова, который вместе с другими летчиками полярной авиации участвовал в знаменитой челюскинской эпопее.

Иду в школу. Тишина. Лето. Знакомимся с директором Молоковской средней школы Г.И.Трещалиной. Говорю о цели приезда – желании рассказать, как живет обычная сельская школа.

– В этом году наша школа, – говорит Галина Ивановна, – юбиляр. В феврале ей исполнилось 60 лет. Были речи гостей, концерт, показательные выступления спортсменов. Но, пожалуй, самое главное – встречи людей разных поколений, тех, кто когда-то учился в школе. Легко себе представить, сколько было разговоров-воспоминаний, а то и слез радостных и горестных: жизнь есть жизнь, а если еще прошло столько лет!

Больше всего взволновало то, что на этот вечер пришли немногие выпускники 1941 года.

Архив школы бережет преподаватель истории, выпускница этой школы А.В.Корнилова. Часть материалов развешана на стендах, на третьем этаже. Разве не интересно, например, школьникам узнать, что в Ленинском районе и в самом Молокове была сформирована зенитно-артиллерийская дивизия, что их землячка В.А.Сергеева, будучи зенитчицей, сбила вражеский самолет – один из тех, что осенью 1941-го рвались бомбить столицу, – и имеет награду – медаль “За оборону Москвы”? Еще один стенд – воспоминания земляков о Борисе Васильевиче Самсонове, который когда-то, в немыслимо далеком для нынешних мальчишек и девчонок 1921 году, учился в сельской школе села Остров. Сражаясь с фашистами за форсирование Днепра в сентябре 1943 года, он получил высшую награду Родины – стал Героем Советского Союза.

Как обстоят дела в Молоковской средней сейчас?

Общеизвестно, что на селе благополучие или же прозябание школы во многом зависят от того, как складываются ее отношения с местными властями. В Молокове они понимают друг друга с полуслова. Всегда идет навстречу сельская администрация, во главе которой А.И.Головистикова, в недавнем прошлом завуч школы. Не забывают о ней и в АОЗТ “Молоковская картонная полиграфическая фабрика”. Постоянно обеспечивают их бумагой и другими материалами, предоставляют транспорт. Но главным “партнером” школы было и остается коллективное сельскохозяйственное предприятие “Племзавод имени Горького”. Помогает подвозить ребят в школу из соседних сел и деревенек. Учителя, в том числе и пенсионеры, наравне с колхозниками по сниженным ценам могут купить в хозяйстве продукты.

К счастью, молодежь практически перестала покидать село. Тут дом, семья, все родное. И заработать можно прилично.

– В нашей школе работают 33 человека, – замечает Г.И.Трещалина. – Многие из них – местные: преподавательница начальных классов М.В.Женухина, учитель географии М.А.Пупков, математик А.С.Китаева, учительница русского языка и литературы Л.Н.Карманова, зам. директора по воспитательной работе Е.В.Мезина…

Сама Галина Ивановна попала сюда по распределению после окончания Коломенского пединститута. По специальности – математик. Вышла замуж за здешнего парня и осталась в селе. “Фактически, – говорит Трещалина, – я начала учить пап и мам нынешних своих учеников”.

– В 1982 году перешла из вечерней школы в дневную. В 1983 году стала завучем, в 1994 году – директором.

Спрашиваю, как же работается ей на этом посту? Хлопот-то, наверное, хватает? Соглашается: все так. Самое трудное – хозяйственные вопросы.

Колхоз помогает школе чем только может. В прошлом году он отремонтировал теплотрассы, ведущие к школе, заменил часть сантехнического оборудования, в этом – занялся столовой.

Но годы идут. Зданию нужен не косметический, а капитальный ремонт. Беспокоит директора проблема с жильем для учителей. Нередко нагрузка учителя доходит до 30 часов. Причем работают в школе люди предпенсионного и пенсионного возраста, которым нужна замена. А замене – молодым преподавателям – требуется жилье.

Не менее серьезная проблема – обеспечение школы учебниками и наглядными пособиями. Конечно, Видновское гороно снабжает ее. Но в самой школе, печалится директор, немало “ветхих” книг, а списывать их нельзя. Чем тогда заменишь эти учебники? Да и цены “кусаются”.

Но как бы то ни было, у родителей, учителей и детворы настроение хорошее. В школе их всегда ждут.

Семен НОВОПАШИН

Альтернатива

“Кружкой можно любоваться”

Эвристическая олимпиада: как ее подготовить и провести

Олимпиады по математике, физике, словесности и другим школьным предметам хорошо известны. Эвристическая олимпиада – явление новое и представляет интерес для тех, кого интересуют формы раскрытия универсальных творческих способностей детей. Эвристическая олимпиада как форма обучения возникла в системе эвристического типа образования, разрабатываемого под руководством кандидата педагогических наук Андрея Викторовича Хуторского. О том, что представляет собой эвристическое обучение в школе, можно прочитать в “УГ” N 14 от 2 апреля 1996 года).

Метапредметные основы

творчества

Среди эвристических форм занятий, разработанных в ходе педагогического эксперимента, особое место заняла эвристическая олимпиада. Цель ее – предоставить ученикам возможность максимального творческого самовыражения в различных предметных областях с учетом их индивидуальных способностей. Эвристическая олимпиада позволяет создать творческие продукты небольшого обьема за короткие промежутки времени. Это делает данную форму обучения доступной для детей с самыми разными особенностями и наклонностями начиная с 5-летнего возраста.

Решение каких проблем и заданий создает больше условий для свободы творчества ученика? В первую очередь тех, которые основываются не на частных предметных темах, а на ключевых узлах познания, имеющих множество путей решения и не ограничивающихся рамками какого-либо одного школьного предмета. Поиск основ для конструирования содержания эвристической олимпиады привел нас к метапредметным первосмыслам – ключевым фундаментальным обьектам, имеющим свое проявление и проблематику в самых разных учебных дисциплинах. Первосмысл – это ключевое понятие, категория, явление или иной обьект, который концентрирует в себе достаточно широкую область познаваемого бытия и выходит за рамки одного учебного предмета. Он позволяет каждому ученику по-разному осуществлять его познание и создавать собственный образовательный продукт. Примеры первосмыслов: категории пространства, времени, движения; понятия числа, буквы, ноты; стихии мира – огонь, вода, воздух, земля. Кроме того, любой обьект, предмет или явление само имеет первосмысл, который может отыскиваться эвристическим путем. Например, точка, как понятие математики и словесности, является первосмыслом для многих соответствующих обьектов и явлений; с другой стороны, первосмысл самой точки есть вещь неизведанная и достойная исследовательского внимания детей.

Другая основа для конструирования содержания эвристической олимпиады – это предполагаемая метапредметная деятельность учеников, то есть деятельность, присущая различным предметам и являющаяся основой многих частнопредметных видов деятельности. Такими метапредметными видами деятельности являются целеполагание, рефлексия, эмпатия, или – наблюдение, эксперимент, моделирование, конструирование.

Метапредметная деятельность предусматривает применение учеником некоего метаспособа, то есть универсального эвристического метода познания обьекта или решения проблемы, например: установление закономерности, образное представление обьекта, создание алгоритма действий. Каждое задание олимпиады выполняется с помощью одного из ведущих видов деятельности: логического, образного, конструкторского и др. Чтобы каждому ученику дать возможность проявить себя, вся совокупность олимпиадных заданий охватывает широкий набор видов учебной деятельности. Кроме того, тематика и формулировки заданий, конечно же, должны быть доступны пониманию детей и по возможности занимательны.

Каждое задание олимпиады включает в себя, таким образом, метапредметный первосмысл и (или) предполагаемую метапредметную деятельность. Заданность столь универсальных и основополагающих рамок обеспечивает максимальную степень свободы творчества учеников, а значит, и возможность создания ими творческих образовательных продуктов.

Как составить эвристическую олимпиаду

В основе конструирования или отбора заданий эвристической олимпиады лежит предполагаемый личный продукт ученика, а не “правильность” выполнения им сложной задачи. Одни ребята используют известную им информацию, то есть лишь припоминают ранее услышанное, другие – с помощью внутренней работы создают неизвестный им ранее результат. Например, задание “Предложи свой способ путешествия в будущее” может быть выполнено традиционно типа: “Я создам машину времени”, и более оригинально: “Я закрою глаза. Если с закрытыми глазами можно увидеть сон, то почему же нельзя уйти в прошлое или в будущее” (Тоня С., 3-й класс). В этом задании первосмыслом познания выступает время, а метапредметной деятельностью ученицы – отыскание способа личного внутреннего движения во времени.

Не принципиальным является то, насколько сложным выступает задание в олимпиаде, важна степень творчества ребенка при его решении. Например, задание “Напиши кратко, что такое космос” выполнено семилетним учеником точно и емко: “Космос – это нескончаемость” (Алеша Г., 2-й класс). Первосмыслом здесь послужили понятия “пространство” и “бесконечность”, а метапредметным видом деятельности – конструирование определения.

При разработке эвристических заданий учителю сложно отвлечься от собственных представлений и “знаний”. Лучшее – то, решение которого заранее неизвестно педагогу, но интересно и посильно для выполнения учеником. Предчувствие оригинальных ответов – важный субьективный критерий для включения вопроса в эвристическую олимпиаду.

Опорой для отбора заданий олимпиады являются традиционные “вечные” вопросы типа “Откуда все появилось”, “Почему так, а не иначе”, “Что будет, если…”. Нерешенные проблемы наук с соответствующей адаптацией их формулировок также могут быть предложены ученикам: “Как связаны числа и буквы?”, “Как очистить воду в реке?”. Всегда актуальны для детей задания практического плана (“Постройте из кубиков дом, которого никогда не было”), исследовательские задания (“Проведи несколько опытов со свечой и запиши полученные результаты”), задания социальной ориентации (“Как научить одноклассников делать добрые дела”), фантастические проекты (“Предложи применение телепатии в школе”).

Из заданий с общим первосмыслом формируются главные номинации олимпиады, такие, как “Идея”, “Образ”, “Закономерность”, “Знак”, “Символ”, “Опыт”, “Конструкция”, “Сочинение”, “Алгоритм”. В каждую номинацию входит 2-3 задания. Вся олимпиада состоит из 3-5 номинаций. Возможность индивидуальной самореализации разных по склонностям учеников обеспечивается предметным и тематическим разнообразием олимпиадных номинаций и заданий. Например, задание по номинации “Образ” может быть представлено как на математическом материале (нарисуйте образ числа “5”), так и на естественнонаучном (изобразите образ весны).

Каждая последующая олимпиада отличается от предыдущей набором номинаций. Подчеркнем, что эвристическая олимпиада рассматривается нами не как эпизодическое мероприятие, а как равноправная форма обучения, выступающая, например, творческой альтернативой традиционным контрольным работам. Олимпиада проводится как внутри одного класса, так и среди разных классов одной школы.

В отличие от предметных олимпиад, эвристическая олимпиада не связывается жестко с определенным возрастом учеников и может предлагаться ученикам разных классов. Приведем пример заданий эвристической олимпиады для учеников 1-6-х классов.

Номинация “Символ”

Символом чего, на твой взгляд, может служить следующий знак (спираль)?

Изобрази на рисунке Древо Познания и дай к нему свои пояснения.

Номинация “Идея”

Предложи все возможные способы использования алюминиевой кружки.

Как бы ты потратил $1.000.000? Как бы ты его заработал?

Номинация “Сочинение”

Каким и как ты сотворил бы мир, если бы у тебя была такая возможность.

Вырази свое сегодняшнее настроение в трех поэтических строчках.

Номинация “Определение”

Напиши кратко, что такое космос.

Дай определение, кто такой человек.

Номинация “Конструкция”

Придумай и опиши общий для всех людей язык.

Изготовь из листа бумаги конструкцию, которая будет как можно медленнее опускаться вниз.

Проведение олимпиады

В зависимости от возможностей учеников, местных условий и обьема заданий на эвристическую олимпиаду отводится от 1 до 3 часов. Для младших школьников олимпиада проводится в три тура по 20-30 минут каждый с перерывами для отдыха. За каждый тур выполняются задания из одной-двух номинаций. Все ответы записывают письменно. Результаты некоторых заданий кратко поясняют учителю или жюри, а некоторые продукты демонстрируют в действии (например, летающую конструкцию или построенный дом).

В эвристической олимпиаде, как уже говорилось, приоритет отдается заданиям, предполагающим создание учеником личного образовательного продукта, а не получение требуемого ответа или отыскание заранее известного решения. В связи с этим жюри оценивает не правильность выполнения заданий, а качество созданного детьми продукта.

Качество ученической продукции оценивается одним из следующих способов:

– по количеству творческих элементов, содержащихся в ответе. Например, каждый оригинальный способ использования алюминиевой кружки оценивается в 1 балл;

– по степени оригинальности элемента ответа. Например, за ответ “кружкой можно любоваться” (2-й класс) жюри выставило 2 балла;

– по относительной новизне ответа для самого ученика и (или) для его одноклассников и учителей;

– по емкости и лаконичности созданного образа, символа или определения;

– по многогранности человеческих возможностей, использованных для ответа;

– по практической пользе и использованию продукта.

Для каждого задания устанавливается максимально возможное количество баллов – 3, 5 или 10 баллов, из которого исходит жюри при оценке работ. Общее подведение итогов и определение победителей происходят: а) по сумме баллов, набранных учениками за все номинации (можно по каждой возрастной категории отдельно), б) по каждой номинации среди всех участников олимпиады независимо от возраста. Конкретные условия оценки результатов учеников каждая школа устанавливает самостоятельно.

Продолжение олимпиады – творческие проекты

Достижения ребят на эвристических олимпиадах – стимул для их дальнейшей творческой деятельности – как индивидуальной, так и совместной с другими учениками своей школы, а также с учениками

других школ и даже стран. Индивидуальные достижения детей на олимпиаде служат прекрасной диагностикой их возможностей. Примечательно, что победителями часто бывают “трудные”, неудобные для обучения в традиционной системе дети. Потому они, видимо, и достигают успехов в нестандартных решениях, что уже привыкли действовать в нарушение задаваемых норм. У них, как правило, достаточно сильны личностные мотивы действий и выработан комплекс способов преодоления стереотипов. Эвристическая олимпиада – эффективное средство для культурного самовыражения “белых ворон”.

Даже небольшое открытие ученика на олимпиаде может перерасти затем в отдельную творческую работу, которую тот способен выполнить и защитить перед своими одноклассниками. Выполнение требует отдельного времени, места и внимания учителя. С этой целью в школе периодически проводятся творческие недели, во время которых занятия проходят в форме мастерских, где каждый ученик работает над выбранной им темой.

Кроме индивидуальных работ, многие ученики предпочитают выполнять совместные проекты. Дети, имеющие близкие интересы или добившиеся высоких результатов в какой-либо номинации, с удовольствием выполняют затем парные или групповые проекты по общей проблематике. От учителя здесь требуются организующая роль и помощь в разработке таких проектов. Образовательный проект как индивидуальная творческая работа предполагает проработку и наличие следующих элементов:

– тема, проблема, цель исследования,

– план работы, ее этапы,

– необходимые материалы и средства,

– способы деятельности, используемые методы,

– предполагаемый результат, его новизна и практическое значение,

– письменное оформление работы с иллюстрациями, выводами и предложениями,

– письменные рецензии на работу (например, одного ученика и одного взрослого),

– рефлексия авторов работы по результатам собственной деятельности,

– публичная защита работы с обсуждением и оценкой.

Ученикам, победившим в эвристических олимпиадах или успешно проявившим себя в творческих проектах, требуются условия для увеличения дальнейшей продуктивности их образования. Зачастую таких условий в рамках одной школы может не найтись. Поэтому следующим этапом развития эвристических процессов является сотрудничество учеников разных школ. Эффективным средством такого взаимодействия является электронная почта (E-mail ) с ее возможностями оперативной телекоммуникации.

Дистанционные эвристические олимпиады и проекты

Посредством электронной почты в России с 1994 года проводятся олимпиады школьников по информатике традиционного предметного содержания.

Несколько школ, имеющих электронную почту, договариваются о совместном образовательном проекте. Ученики этих школ внутри своих учебных заведений проводят эвристические олимпиады “вживую”. Происходит отработка методики проведения таких олимпиад, выявляются победители и наиболее заинтересованные в проекте ученики и учителя.Ученики самоопределяются по отношению к различным номинациям олимпиады, составляют эвристические задания и предлагают их одноклассникам.

В форме электронной переписки учеников и учителей происходит обмен дружественных школ олимпиадными заданиями, проводятся олимпиады по тем заданиям, которые присланы из других школ. Результаты выполнения одних и тех же заданий ученики разных школ сравнивают и сопоставляют. Одновременно возможна переписка учеников – победителей отдельных номинаций между собой. Уже на этом этапе происходит уточнение взаимоинтересных образовательных проблем, выявляется возможная проблематика совместных образовательных проектов. Все это позволяет лучше подготовиться к проведению межшкольной олимпиады.

Анализ результатов внутришкольных эвристических олимпиад позволяет разработчикам проекта выявить наиболее содержательные и актуальные первосмыслы и проблемы для конструирования дистанционной олимпиады. Текст олимпиады и критерии оценки работ составляет группа педагогов-разработчиков.

Сама олимпиада проводится одновременно по установленным организаторами правилам с использованием рассмотренной выше методики. Все тексты детей с кодовыми именами отправляются по электронной почте в жюри. Жюри может быть сосредоточено в одной школе либо распределено по нескольким школам (например, одну номинацию оценивает группа жюри из одной школы, другую – из второй и т.д.). Итоги олимпиады вместе с текстами – ответами победителей рассылаются всем участникам.

Наибольшие возможности и охват потенциальных участников предоставляет проведение эвристической олимпиады в режиме электронной телеконференции. В этом случае к олимпиаде могут присоединиться все интересующиеся данной формой обучения, а не только ученики школ-сотрудников. Для этого потребуется подписаться по электронной почте на обьявленную телеконференцию. Я опускаю здесь технические подробности осуществления подобных телекоммуникаций, которым посвящена специальная литература (см. например, Дейв Гиббонс и др. Работа в E-Mail. – Пер. с англ. – М.: Бином, 1996. – 336 с.; Эд Крол. Все об Internet. – Пер. с англ. – К.: Торгово-издательское бюро BHV, 1995. – 592 с).

Остается добавить, что общение учеников в ходе телеконференции позволяет им выбрать не только наиболее интересные темы и проблемы, содержащиеся в ученических текстах-статьях, но и найти предполагаемых партнеров или оппонентов, с которыми, возможно, последует их дальнейшая совместная деятельность уже в форме образовательных проектов. Созданные образовательные проекты в свою очередь могут послужить содержательной основой для составления и проведения новых эвристических олимпиад, задания которых будут опираться на выявленную ранее проблематику и имеющийся у участников опыт. Цикл “эвристическая олимпиада – образовательные проекты” может повторяться и далее.

Мы имеем пока только начальный опыт организации и проведения эвристических олимпиад в трех школах: школе индивидуального развития “Мыслитель” (г.Москва), Школе свободного развития (п.Черноголовка Московской обл.) и американской школе Perry L. Dreu (Hightstown, N.J, USA). В дальнейшем мы предполагаем расширить географию эвристических олимпиад и совместных образовательных проектов с учениками из России и других стран. Приглашаем к сотрудничеству школы и организации, заинтересованные в данном проекте.

E-mail: stas@nsp.chg.ru.

Андрей ХУТОРСКОЙ,

кандидат педагогических наук

п. Черноголовка, Московская область

Мастерская

Вглядись в невидимое

Александр Валентинович ИВАНОВ – директор частной школы “Нива”. Преподает историю. Выделяя из нее историю искусств, а из искусства – ее особенную часть – иконопись. Почему? Мы приходим с учениками в Третьяковскую галерею и подробно рассказываем им о художниках Перове, Шишкине, Левитане… Крайне мало – об иконах, хотя они наряду с другими произведениями русской живописи экспонируются в отечественных музеях. Как рассказать об иконе, деликатно обходя вопросы веры, личные убеждения учеников, не сталкивая лбами тех, кто ходит в церковь, и тех, кто никогда в ней не был? Нам кажется, что Александр Валентинович нашел верную интонацию, и его “мастерская” поможет вам посвятить хотя бы один урок истории такой интересной, на наш взгляд, теме, как иконопись…

конописцы используют для изображения иерархического многообразия мира самые различные формы – человеческие, растительные, архитектурные. Они выглядят непривычно искаженными, несоразмерными, схематичными. Однако если мы учтем представление об иконе как “об окне в инобытие”, мы уже не будем поражаться их странному, противоестественному виду. Ведь это формы не натуральные, а идеальные. И то, что представляется несоразмерным, на самом деле воплощает внутреннюю целесообразность…

Человек

Среди многообразия иконописных форм важнейшее место занимают человеческие. Эти формы составляют основу образов иконописи, почему и сами иконы часто называют “образами”. Как правило, все люди на иконах имеют неестественно вытянутые тела, несоразмерно крошечные конечности – кисти рук и ступни ног; непропорционально маленькие головы. На их лицах невероятно тонкие и прямые носы и необычайно выразительные, большие глаза. Это потому, что иконы дают не натуральное, а идеальное изображение человека. Являют невидимое в видимом. Показывают человека в чистоте его изначальной (до грехопадения) богосозданной сущности. Фактически икона изображает человека не таким, какой он есть в своем историческом бытовании, а таким, каким он должен быть в соответствии с высшим, в понимании Церкви, призванием. На иконе это – человек спасенный и потому снова ставший совершенным. Таким, когда его духовный подвиг преображает не только внутреннюю жизнь, но и телесную оболочку. Поэтому иконописцы пишут не лица, а лики, не глаза, а очи духовные, не тела, а фигуры одухотворенные. Вытянутость и хрупкое изящество которых выражают духовный аристократизм и царственное достоинство святых. Иконописцы подчеркивали это изощренно-декоративными линиями – “описями”, обводящими рисунок. До XIV века опись делалась ярко-красным цветом и лишь иногда (в XV веке) становилась более связной и коричневой. В XVI веке потемнела до черной жесткой краски.

Главное внимание уделяется на иконе изображению ликов как средоточия духовной жизни. Сами изографы подчеркивали их значение, именуя “розмыслом душевным” – “внутренним смыслом”. Эта часть работы считалась наиболее ответственной. С развитием артельных методов иконописания она была даже выделена в качестве обьекта особой специализации и стала именоваться “личным”. Работа над “личным” доверялась самым искусным мастерам – “личникам”.

К “личному” относилось не только изображение лиц святых, но и вообще всех открытых частей тела: рук и ступней ног. Значение ликов подчеркивали и оклады икон. Они часто закрывали всю живописную поверхность, кроме голов, рук и ступней ног, концентрируя таким образом внимание на главном.

За сотни лет развития иконописи в различных странах было найдено немало приемов и способов проникновенного “личного письма”. Но вплоть до второй половины XVII века, привнесшего в иконопись изобретения западного фряжского, иллюзорного реалистического искусства, сохранялись незыблемыми общие правила. Канонические приемы живописи определялись даже свойствами краски – желтковой темперы. Ее прозрачность не допускала переписок. Поэтому художники работали в технике многослойных лессировок.

Делалось это так. На белый грунт – левкас – последовательно наносили один прозрачный слой краски за другим. Сначала самый темный слой краски – санкир. Византийский санкир был серо-синий. В русской иконописи XIV-XV столетий – зеленый. В XVI веке он стал темнеть и буреть, пока не стал табачным в мрачную эпоху Ивана Грозного.

За санкиром накладывали телесные цвета: коричневые, желтоватые и розоватые. Этот второй красочный слой, или “плавь”, назывался “охрением”. Таким образом, художники не выписывали, а “выплавляли” лик, накладывая один за другим все более светлые “плави” охряной краски и обьединяющие их “сплавки”.

Здесь-то и открывались возможности для творчества. Ведь от того, как были положены эти слои, зависело выражение лица святого. Резкие, острые мазки передавали напряжение и динамизм внутренней жизни. Мягкая, гладкая плавь свидетельствовала о состоянии умиротворения и созерцательного покоя. Эти две принципиально различные манеры, кстати, получили наиболее яркое выражение в творчестве двух гениальных антиподов иконописи Феофана Грека и Андрея Рублева…

Завершающим этапом “личной” работы было нанесение на выступающих частях ликов тонких белильных “движков” – “оживок”. Они не только обозначали обьемы, но одновременно “придавали игру”, оживляли взгляд, сообщали “движение” мысли.

При изображении ликов художники старательно выписывали и глаза – главные символы духовности. Усиливали их звучание различными выразительными средствами и преображали их в “очи духовные”. Как правило, глаза изображались широко раскрытыми, распахнутыми, подобно окнам в душу. Это соответствовало преданию об очах Адама, которые после грехопадения сузились и выродились в глаза телесные. Так икона возвращала глазам их изначальное значение как “зеркала души”, органа прозрения мудрости Божьей, “очей умных”.

Все прочие иконописные формы – одежда, предметы, пейзажные и архитектурные фоны – именовались “доличными” как менее важные. Их изображения поручались в артелях изографов подмастерьям и ученикам.

И они тоже выглядят странными, поскольку “не от мира сего” и воплощают идеал преображенного гармоничного мира. Все “доличные формы” размещаются в композиционном пространстве равномерно и согласно их значимости. В результате оно не имеет ни слишком загруженных, ни слишком пустых мест. При этом фоновые пространства между отдельными изображениями сами принимают красивые формы, обретая символический смысл. Так, образ жертвенной чаши на иконе “Троица” Андрея Рублева многократно повторяется, будто эхо, в формах предметного пространства, которое образовано силуэтными линиями двух крайних ангелов. Чашеобразные формы троекратно образуют видимые части пола и подножки сидалищ трапезного стола и все пространство между фигурами в целом.

Природа

Важнейший элемент ландшафта – горы, символ горнего мира, стилизуется обобщенно. Они трактуются крупными уступами и лещадками, по лещадкам располагаются кремешки прямоугольных, ромбовидных и треугольных форм. Верхушки гор, как правило, заканчиваются условными завитками. И почти всегда в нижней части гор размещаются пещеры – символ уединения, монашества.

По горам обычно изображаются травы и деревья, которые трактуются декоративно. Иногда они изображены настолько условно, что напоминают орнамент, однако и при этом остаются убедительным свидетельством упорядоченности и гармоничности мира.

Архитектура

Важной частью иконописи является “палатное письмо”. Архитектура палат выступает символом божественного “домостроительства”. Поэтому она всегда проста и гармонична в пропорциях, красива и разнообразна по формам и силуэту. Московская школа живописи привнесла в изображение палат образы русских архитектурных форм. Они получили убедительное обоснование в творчестве Дионисия и художников его круга. И тем не менее, несмотря на национальную специфику, сохранили очарование идеала. Они дали русским людям более привычный для них образ “града взыскуемого”.

Теми же идеальными чертами отмечены изображения палатной обстановки. Столы, сиденья (“сидалища”), подножья, подставки, перекидные занавески, колонки, украшения, утварь отличаются аскетической простотой, воплощающей целесообразность.

Одежда

Среди “доличных форм” особое внимание художники уделяли изображению одежды. И не случайно. Она определяет внешнюю форму персонажа иконы и в этом качестве рассматривается как продолжение его тела, знак его личности.

К IX столетию иконография выработала основные типы и конкретные виды облачений для каждого персонажа христианской мифологии и истории. Характер мужских и женских одежд – парадных, торжественных, подвижнических и обычных – отражал положение персонажа в иерархии небесной и земной церкви. В качестве прототипа был использован греко-византийский наряд. Архангелы и царственные особы изображались в византийских облачениях – венце, лоре, тунике и долматике – длинном платье, одетом поверх туники и украшенном снизу подольником, а от верха до подола – передником – широкой полосой с украшениями. Вместо долматика иногда стола, похожая на долматик, но без передника.

Парадная одежда предусматривала и плащ с оплечьем, расшитым драгоценными камнями. В такой царской одежде изображались и святые. Не только мужи, но и девы. Большинство женских персонажей одето в тунику и плащ с застежкой (фибулой), головы их покрывает плат. Монахи изображались в традиционных облачениях: рясах, мантиях, схимах, клобуках. Монахини в головном уборе – апостольнике – накидке, закрывающей плечи и волосы. Поверх апостольников мог быть изображен и клобук.

Иконы отражали особенности облачений монахов и монахинь различных монастырей. Отличительными признаками мучеников и мучениц был небольшой крест в руке. Иногда они были облачены в алые одежды, символизирующие пролитую ими за веру кровь. Небесные и земные воины изображались в византийском военном облачении и имели соответствующее военное снаряжение. Обычно они были одеты в плащ (корзно), скреплявшийся перевязями с мишенью – бляхой на груди, латы с поясом, тельник (рубаха, штаны и сапоги – ноговицы). Простые облачения персонажей были традиционными античными одеяниями. Мужские персонажи одеты в хитон с темной лентой клавия и гиматий (плащ). Женские – в тунику с обшлагами на рукавах. На головах – чепец, поверх которого был мафорий.

Русский стиль одежды начинает проникать в иконопись с появлением первых русских канонизированных святых. Элементы этого стиля мы находим уже в одеяниях Бориса и Глеба (первыми удостоившихся чести канонизации) на их древнейших иконных изображениях, сохранившихся на фресках крестильни Софийского собора в Киеве. Среди них в первую очередь обращают на себя внимание княжеские шапки. На иконах конца XIV столетия эти персонажи предстают уже в полном княжеском облачении. В XVII столетии русский стиль одежды окончательно отливается в собственные канонические формы, но его употребление ограничивается изображением особ царского, княжеского и боярского достоинства.

Складки…

Явление невидимой метафизической сущности этого мира в видимом воплощают и складки одежд. Их формы и расположение на первый взгляд представляются весьма произвольными. Они явно не соответствуют физическим законам тяготения и натяжения… И неудивительно, ведь и это явление не столько физического, сколько духовного порядка. В сущности своей это и не складки, а живописно-графические письмена, особый язык.

Этот язык позволяет изографам давать емкие психологические характеристики, дает возможность изображать тончайшие нюансы чувств и переживаний и своих персонажей, и свои собственные.

Это особенно заметно в иконописи того экспрессивно-психологического направления XIV столетия, которое представлял Феофан Грек. Все исследователи его творчества подчеркивали особый динамизм и трагический психологизм его образов, в выражении которых особую роль играли графические средства. Одежды его персонажей испещрены линиями складок. Эти патетически-экспрессивные, нервические линии образуют подобие струящихся зигзагообразных и острых узоров.

Вместе с тем язык складок одежд может быть и философичен. Его философское звучание особенно ярко обнаруживает то направление иконописи, которое связывают с вершиной православной богословской мысли – учением исихазма, самым блестящим представителем которого был Андрей Рублев, а наиболее полным выражением – русская классика иконописи XV столетия. Складки одежд как бы успокаиваются, становятся прямыми и геометрически правильными, тем самым свидетельствуя о возможности преодоления хаоса и беспорядка нынешнего мира и утверждения в грядущем торжества разума и гармонических отношений.

Метафизическая природа складок подчеркивается особым приемом “разделки” – линиями иного цвета, нежели расцветка поверхности, которую они разделяют. Как правило, это золотые линии, иногда – серебряные.

Золотая “разделка” называется “ассисткой”. Технически она исполняется наклеиванием тончайшей золотой пленки на особый клеевой состав – ассист. Его наносят штрихами и полосками, которые и обретают золотое покрытие после снятия пленки. Ритмическая игра и блеск линий “ассистки” на цветовой поверхности одежды создают необыкновенный оптический эффект спиритуализации материи.

“Ассистка” преображает складки одежды в видимые силовые линии невидимого духовного поля. Эти силовые линии, лишь отчасти совпадающие с физическими линиями натяжения одежды на сгибах тела, передают метафизическую схему предметов, обнаруживая его подлинное онтологическое строение и динамику.

Рассмотренный выше многозначный философский и психологический смысл “разделки” открывал перед художниками неисчерпаемые возможности творчества даже в рамках канона. Развитие мировоззрения иконописцев определило разнообразие художественных приемов изображения складок одежды и… основных этапов духовной жизни мира.

Этапы большого пути

К X столетию натуралистический характер изображения складок, наследованный от античного искусства, окончательно преодолевается и уступает место символическому. Однако архаический символизм еще недостаточно продуман, во многом искусствен, случаен и потому неорганичен. Очень часто он ограничивается поверхностными декоративными и орнаментальными решениями. Изографы XIII-XIV столетий стремятся к духовному преображению формы. С помощью тщательной и мелкой “разделки” живописной ткани облачений своих персонажей. Но им еще не удается преодолеть чувственный характер изображения. В нем преобладает психологическое начало. Видение грядущего Соборного мира еще затемняется личными драматическими переживаниями по поводу неустроенности текущего бытия. Частые и мелкие складки одежд, довольно вещественные, более выражают эти переживания, чем подлинную онтологию мира. Усиление их экспрессивности в Новгородской, Псковской школе XIV столетия и у Феофана Грека дает возможность довести до предела их эмоциональное воздействие. Однако не способно еще поднять иконопись до подлинной философской высоты.

Настоящее философствование кистью начинается с утверждением в качестве идейной основы иконописи исихазма и закрепляется в качестве ведущего направления школой Андрея Рублева.

Освобождаясь от трагических эмоциональных нагрузок, искусство московских мастеров первой половины XV столетия наполняется радостью. Но это – радость чисто духовного порядка, основанная на видении грядущего торжества разума, добра и красоты. Весть об этом торжестве несут складки одежд. Они подчиняются разумной целесообразности, теряют свою вещественную мягкость и приобретают геометрический порядок. Их прямые линии либо располагаются строго параллельно, либо сходятся к осевым линиям силуэтов под острыми углами, образуя тем самым подобие некой кристаллической структуры.

Отдельные и довольно редкие кривые линии обретают напряженность натянутых луков. В связи с чем примыкающие к ним прямые видятся как готовые к полету стрелы. Все эти складки формуют одежду жестким внутренним каркасом ребер и граней. В результате она преображается в упругую оболочку духовной энергетической субстанции самого персонажа.

К концу XV века в русской иконописи, и в частности в творчестве ее ведущего представителя Дионисия, нарастает декоративное начало. В новых иконописных образах энергетические линии складок одежд теряют прежнее напряжение, успокаиваются и редеют, разделяя общую тягу формы к декоративности. По определению Флоренского, их “кристаллическая твердость преобразуется в упругость растительных стеблей и волокон”.

В первой половине XVI столетия развитие позднеклассических тенденций в русской иконописи ведет к своеобразному академизму. Складки одежд, по определению Флоренского, “получают характер…нарочитой стилизации, делаются рассудочно-отвлеченными”.

Во второй половине XVI столетия эксцессы и коллизии царствования Ивана Грозного вносят в образный строй иконописи драматические переживания. Умозрительный характер живописи снова затемняется эмоциональным началом. Складки одежд становятся взволнованными, мельчают и обнаруживают стремление к натурализму. Эти тенденции усиливаются в Смутное время, выражая духовную болезнь русского общества.

Начавшаяся после Смуты и интервенции реакция к традиционализму вызвала попытки реставрации архаических и классических образов. Однако это продолжалось недолго. Уже в 40-е годы в культурной жизни россиян обозначился новый поворот к Западу, который разрушал иконографическую систему живописи заимствованиями достижений реалистического искусства.

Но самобытное русло творчества влекло иконопись к последней, барочной, стадии развития. Это опять-таки вело к развитию в ней натуралистических тенденций. И в тяготеющем к “фряжской манере” направлении иконописи, возглавляемом Симоном Ушаковым, и в иконописном стиле “русского барокко” наблюдается деспиритуализация изобразительных средств и образов. Символика сверхчувственного уступает место видимостям чувственного мира. Иконопись становится суетной. Складки одежд ее персонажей приходят в беспорядок, подчиняясь физическим законам неустроенного преходящего бытия. Это является зримыми приметами кризиса иконописи как духовного творчества.

…Этот обзор показывает необыкновенную чуткость изобразительных средств иконописи ко всем движениям духовной жизни. Знающему этот изобразительный язык многое откроется.

Александр ИВАНОВ,

кандидат исторических наук

Москва

Директорский клуб

Как здоровье, олимпийцы?

Не лучше, чем у среднего россиянина, потому что две трети наших болезней начинаются с детства

Очередная тревога о здоровье спортсменов прозвучала 22 июня в телепередаче “Момент истины” во встрече с уважаемым и всем известным Н.Н.Озеровым. Ведущий А.Караулов озвучил проблему так: cпорт – жесткая вещь, в спорте нет здоровых. Если это так, то тезис “cпортсмен – значит здоровый человек” утратил право на существование.

Попытаемся разобраться в этом, исходя из истоков – детского спорта.

Статфакт

В стране лишь 14% здоровых детей. По данным НИИ педиатрии (С.В.Хрущев), 20% детей 6-7-летнего возраста не готовы к обучению в школе, у 50% детей отмечаются отклонения в развитии опорно-двигательного аппарата, 30% детей имеют отклонения в сердечно-сосудистой и дыхательной системах, около 70% детей страдают от гипокинезии. По данным института возрастной физиологии РАО (С.П.Ефимова), около половины школьников страдают теми или иными невротическими синдромами.

В Российской Федерации каждый десятый школьник 6-15-летнего возраста занимается в спортивной школе. В соответствии с нормативно-правовыми основами в спортивные школы принимаются все желающие заниматься спортом, не имеющие медицинских противопоказаний. Но трудно ожидать пользу от осмотра, осуществляемого школьным врачом, когда за несколько минут успевают послушать сердце, измерить пульс и артериальное давление в состоянии покоя и по этим критериям делают вывод о состоянии здоровья. Анализ состояния здоровья, физического развития занимающихся в спортивных школах показал, что около 30% ежегодно не проходят первичного врачебного обследования, а из числа прошедших его 15-35% имеют отклонения в состоянии здоровья, включая больных, которым спорт противопоказан. В таких условиях дальнейший процесс спортивной подготовки действительно может стать небезразличным для здоровья.

Но при всей важности этой проблемы за последние шесть лет в России число врачебно-физкультурных диспанcеров сократилось на одну треть, а число отделений, которые осуществляли осмотр занимающихся в спортшколах, сократилось в три раза.

В России 47 тысяч спортсменов в пределах 16-25 лет, или два из десяти тысяч этого возраста. Суммарный обьем тренировочных нагрузок составляет 24-38 часов в неделю. Сравнительные данные углубленных медицинских обследований (УМО) кандидатов сборных команд России по летним видам спорта в период с 1986 по 1994 год (ВНИИФК, В.А.Геселевич) свидетельствуют о том, что доля прошедших такое обследование сократилась до 73%, в два раза сократилось число здоровых и составляет 14,9%, в 3 раза уменьшилась хорошая оценка функционального состояния и соответственно увеличилась доля больных спортсменов. Эти опасения актуальны для спортивных школ, поскольку более 90% кандидатов в сборную России проходят подготовку в специализированных образовательных учреждениях спортивной направленности.

Функции контроля и ответственности за состояние здоровья занимающихся спортом закреплены шестью статьями Закона РФ “Об образовании” и шестью статьями “Основ законодательства РФ о физической культуре и спорте”; тарифно-квалификационными характеристиками работников спортивных школ; положениями о спортивных школах, их уставами.

Ответственность за вред, причиненный здоровью спортсмена, определяется условиями договора (контракта), заключенного между занимающимся и спортивной школой, однако на заключение такого договора руководители спортивных школ идут неохотно. Вероятно, необходимо вмешательство учредителя спортшколы.

В настоящее время принят совместный приказ Министерства здравоохранения и медицинской промышленности РФ, Госкомитета РФ по физической культуре и туризму “О совершенствовании врачебно-физкультурной службы”. В структуре ВФД предусматривается специальный кабинет врачебного контроля за занимающимися в спортивных школах. Утверждены четыре основных критерия оценки здоровья: уровень физического развития и физической подготовленности, степень биологической зрелости, уровень функционального состояния.

Федеральная программа развития физической культуры и спорта, формирование здорового образа жизни населения РФ предусматривает создание на базе республиканского ВФД Минздравмедпрома РФ информационно-аналитической системы оценки и прогнозирования состояния здоровья и физического развития различных контингентов населения.

Для гарантии исполнения вышеуказанных нормативных актов в стране необходим закон о спорте, закон прямого действия. К примеру, во Франции принят второй “Закон о спорте” (1984, 1992 г.). Организация французского спорта стала более жесткой, но вместе с тем более целенаправленной и внимательной к проблемам финансового контроля и правам человека, связанным с его безопасностью и здоровьем, усилились меры репрессивного характера – штрафы и наказания вплоть до лишения свободы.

В 1986 году Госкомспорт СССР утвердил “Единую систему отбора перспективных спортсменов”. Основные принципы и методы организации этой системы предполагали перенос данных в компьютерный формат. К реализации этой системы приступили в Белоруссии, Грузии, Латвии, на Украине, но, к сожалению, не в России. Спустя 10 лет по этим показателям и их динамике можно было бы более обьективно оценить перспективность кандидатов в сборную России, которые тогда делали лишь первые шаги в спорте, начинали свою спортивную деятельность.

Известно, что 75% болезней начинается с детства, поэтому усилия государства должны быть направлены на всех детей России в целом, а не только на особо одаренных и здоровых. В среднем финансирование отрасли “Физическая культура и спорт” в 1995 году из госбюджета через органы государственного управления составило 7,8 тыс.руб. на душу населения, а содержание одного занимающегося в спортивной школе – 535 тыс.руб., и в зависимости от стажа занятий и уровня спортивного мастерства эта сумма колебалась от 75 тыс.руб. до 8 млн.руб. Напрашивается вопрос, нужно ли расходовать такие большие средства на подготовку больных, имеющих отклонения в состоянии здоровья, бесперспективных в спортивном отношении людей, проходящих подготовку в спорте высших достижений? Не лучше ли направить эти средства на укрепление здоровья значительного числа детей в спортивно-оздоровительных группах тех же спортивных школ, на формирование здорового образа жизни школьников. Известно также, что здоровье зависит на 55% от образа жизни, социально-экономических условий, на 20-25% – от окружающей среды, на 18-20% – от генетики и лишь на 8-12% – от уровня развития здравоохранения.

Памятуя об основных функциях спорта, в заключение хотелось бы подчеркнуть, что спортом нужно заниматься всем, включая инвалидов, вопрос лишь в том: ЧЕМ? и СКОЛЬКО?

Владимир БАУЭР, заместитель начальника Управления подготовки резерва и спортивных школ ГКФТ РФ, кандидат педагогических наук

В чем секрет спортивного духа нации?

Атланта и окрестности глазами педагога

В США государство своим отношением к физической культуре как бы говорит: “Путь к жизненному успеху лежит и через собственное здоровье, позаботься о нем сам, а я тебе помогу”. И помогает не на словах, не через указы и прочие бумажные “манускрипты”. Действует национальная программа спорта.

В штате Калифорния, в городе Ньюпорт Бич, на самом побережье Тихого океана, заходим в один из спортивных центров – комплексный спортивный клуб. Множество тренажеров, специальный зал аэробики, сверхкультурный и профессиональный инструктаж тренеров, сауны, душевые и прочее и прочее – все это для всех граждан страны, от мала до велика. И все это великодушное отношение обходится человеку в 15 долларов в месяц (в некоторых штатах чуть-чуть дороже). И так везде и во всем, что касается здоровья нации.

Зачем такая роскошь? Затем, чтобы страна жила в радостно-оптимистическом ритме, ориентируясь на саму природу и ее лучшие образцы, стремясь хоть немного к ним приблизиться (Сталлоне, Шварценеггер). Но ведь и у нас есть не худшие образцы – Третьяк, Карелин, новая плеяда чемпионов.

Казалось бы, какая связь: дети и Олимпийские игры? Если вы смотрели закрытие, то видели, как катались на скейтбордах американские мальчики и девочки. Их было всего лишь несколько десятков, но это были ребята из обычных сотен тысяч американских сверстников. Точно так же, как несметное количество американских детей катается на океанских серфинговых досках, играет в американский футбол, баскетбол и другие виды спорта. А сколько детей побывало в роли болельщиков на олимпийских турнирах!

Обыкновенный американский пляж. На всем его протяжении много волейбольных площадок прямо на песке, и все они заполнены детьми. Рядом – тренеры. Дети играют в волейбол, загорают, плавают.

Чтобы дети лучше могли претворять в жизнь свои патриотические порывы, они должны быть прежде всего физически здоровы. Это касается как мальчиков, так и девочек: здоровье – это особый культ нации. И справок на освобождение от физкультуры у них не существует. Здоровье – это государственное дело, а значит – дело каждого. “В этом и заключается суть национальной программы спорта”, – говорит Джо Коуэл, бывший профессиональный хоккеист, а ныне – известный бизнесмен.

3-4 августа – в последние дни Олимпиады – по всей стране проходили дни спорта. Они широко рекламировались, в них принимали участие и взрослые, и дети. Это все имеет прямое отношение к результатам XXVI Олимпийских Игр, где первыми оказались американцы. И хотя Россия осталась в списке спортивных сверхдержав, уступив по победам только хозяевам Игр, но пока, чего греха таить, у наших медалей нет того блеска массовости, который есть у победителей. Как только мы догоним американцев по отношению молодежи к культу здоровья и спорта (а для России это – задача государственная!), нашим олимпийцам, уверен, не будет равных.

Олимпиада прошла. Олимпиада продолжается. От того, насколько быстро наше государство поймет, что в образование и в детский спорт необходимо вкладывать средства, зависит не только будущее наших побед в Олимпийских Играх, но и будущее нации в целом.

Александр КАСАТКИН

Штаты Калифорния-Джорджия

P.S. В последнем обзоре Олимпиады (“УГ” N 32) в Атланте мы сообщили о количестве стран-медалистов, не располагая окончательными результатами. Они таковы: 53 делегации увезли домой золотые награды, атлеты 79 стран стали обладателями “серебра” и “бронзы”. И нельзя не согласиться с автором этих заметок, что их количество достаточно обьективно отражает здоровье государства, его спортивный дух.

Чемпионы из… подворотни

Секрет успеха одного детского клуба

“Гайдаровец” – детский клуб , один из немногих, оставшихся в Москве, который благодаря инициативе и смекалке директора Виктора Зенина держится на плаву. Помогает двадцатилетний опыт работы и всесоюзная известность – юные спортсмены, воспитанные в клубе, в 80-90-е годы обьездили все республики бывшего СССР и страны Восточной Европы. Им было что показать, чем удивить. И в “Гайдаровец” приезжали за опытом. И все-таки “Гайдаровцу” есть что показать и сейчас: третий год подряд он организует детские чемпионаты России по мини-футболу. Виктор Зенин находит спонсоров, а информационную поддержку оказывают солидные издания – газеты “Вечерняя Москва”, “Вечерний клуб”, журнал “Спортивная жизнь России”. Не отказываются от встречи с молодежью ветераны футбола, бывшие игроки “Торпедо”, “Спартака”, ЦДКА.

Зимой “Гайдаровец” организует городской турнир по хоккею с шайбой. Дело особенно нужное еще и потому, что многие дети в Центральном округе, где находится клуб, не умеют кататься на коньках, не говоря о том, чтобы владеть еще и клюшкой.

Не остается без внимания и популярный пауэлифтинг: в январе 1996-го “Гайдаровец” смог открыть в Лялином переулке атлетический клуб “Мускул-спорт” по названию одноименной фирмы-спонсора. Помог и супрефект округа Александр Литошин. Было проведено первенство столицы по атлетическому троеборью. А к столетию олимпийского движения “Гайдаровец” приурочил конкурс эрудитов, в котором померялись силами целые семьи. Гостями конкурса стали прославленные олимпийцы Любовь Козырева и Валерий Брумель. В начале лета уже в четвертый раз “Гайдаровец” организовал чемпионат страны по мини-футболу, в котором приняли участие клубы из 23 городов.

На одних спонсорах не проживешь, и директору “Гайдаровца” приходится выкручиваться. Посещение атлетического зала стоит 140 тысяч рублей в месяц. Но не для всех – самые младшие занимаются бесплатно. А те, кто посещает зал не три раза в месяц, а один или два, платят меньше. При клубе работает магазин по продаже белкового питания, литературы по атлетизму. Кроме того, Виктор Зенин свой клуб переименовал в Дом культуры, и на него стали распространяться налоговые льготы. Двадцать седьмой год существует “Гайдаровец” и сейчас переживает свое второе рождение.

Сергей СОРОКИН

Социальная защита

Другие дети,

или Сколько стоит счастье?

“За детство счастливое наше спасибо, родная страна…” Помните эту фразу? Потом наши дети стали понимать, что любить больше всех лучше маму. Впрочем, глядя на малышей, задаренных игрушками, приголубленных, хорошо накормленных, нам следует вспоминать и о том, что есть другие дети – обиженные судьбой. Человек, лишенный родителей (все равно по какой причине) и попавший в детский дом, вряд ли назовет свое детство счастливой порой жизни.

осковскому комитету защиты прав воспитанников детских домов и школ-интернатов исполнилось в этом году пять лет. В отличие от других подобных обществ, например, ассоциации “В защиту детства”, которая все больше размахивает красными флагами, комитет занимается только социальными проблемами, сознательно держась на почтительном расстоянии от политики.

“Мы, воспитанники детского дома – ПТУ N 8, просим помощи. У нас пьют спиртное на работе некоторые сотрудники. Старший мастер Кошелев много раз ходил пьяный по детскому дому, избил Платонова Сережу и Рахманова Пашу. Директор его никак не наказала.

У нас нет гигиенической комнаты для девочек и места для стирки. Мы стираем на подоконнике и в раковине. Вечером появляются посторонние люди, могут ночевать в детском доме и пить. Мы закрываемся в палатах на ключ, нас за это ругают”.

Под этим письмом – десять детских подписей.

…За снятие директора этого детского дома комитет боролся больше года. Свидетельств того, что директор наживается за счет сирот, набралось множество. Например, когда одна из фирм согласилась в порядке благотворительной помощи оплатить обучение на курсах менеджеров воспитанника детдома, директор обьявила таким сиротой… собственного сына. А когда в одной из проверок обнаружилась недостача продуктов, зав. производством простодушно обьяснила это тем, что нужно было обеспечить свадьбу сына директора… Любопытно, что в эти и другие факты из жизни директора детского дома в Департаменте образования Москвы поначалу просто отказывались верить: директор долго слыла там “крепким работником”.

– Недавно я снова был в этом детском доме, – рассказывает Валерий Семенов, председатель Комитета защиты прав воспитанников детдомов. – Там делают ремонт, порядка стало больше. Конечно, в сравнении с тем, что было, ситуация улучшилась. Но планка-то на каком уровне стоит? Дети накормлены, кое-как учатся, друг друга не убивают – и ладно? Увы, у многих работников детских домов “стертый” взгляд. Они не видят даже, что в огромных спальнях у детей нет своего уголка.

Недавно комитет опросил 150 воспитанников трех московских интернатов и одного детского дома, чтобы выяснить, насколько эти дети “знакомы” с наркотиками. Оказалось, им “знакомы” анаша, героин, кодеин, опий, то есть почти все сильные наркотические средства. Однако ни в одном детдоме или школе-интернате нет наркологического кабинета.

К “вторжениям” комитета в жизнь детских домов их сотрудники относятся, мягко говоря, без особого энтузиазма. И результаты наблюдений, опросов, оценок того, что видят там комитетчики, чаще всего остаются невостребованными. “Большинство из тех, кто в сиротских учреждениях работает давно, а таких примерно 80 процентов, даже агрессивны по отношению к нам, – говорит Валерий Семенов. – Стоит что-то критическое им сказать, они тут же в ответ: “А вы бы сами попробовали!” Но когда я и мои товарищи хотим сами попробовать, тут же слышим: “Куда лезете?” Поэтому почти со дня своего образования комитет добивается для себя хотя бы небольших полномочий: права принимать участие в разборе конфликтных ситуаций в детдомах и интернатах; права организовывать из специалистов комиссии для проведения независимой медико-психологической диагностики воспитанников.

Кроме того, не первый год “носится” комитет с идеей о пересмотре всей системы воспитания детей-сирот. Ведь Россия – чуть ли не единственное государство, где ребенка сначала отправляют в детский дом, а уже потом рассматривают возможность его усыновления. В Европе детские “колонии” на 200 человек – анахронизм. Большинство стран делают ставку на усыновление осиротевшего ребенка или на создание детских домов малого типа, где воспитывается 10-12 детей, а опекунам государство платит пособия, вполне позволяющие содержать их. До революции в России тоже существовали небольшие приюты, богоугодные дома, где собирали сирот. В восьмидесятые годы Детский фонд пытался организовать детские дома семейного типа, но появилось их лишь несколько. Основной аргумент – отсутствие средств. В Комитете защиты прав воспитанников посчитали: тех денег, которые сейчас тратятся на содержание детдомов, вполне хватило бы на выплату опекунам малых детских домов. Правда, потребуется вложить средства в саму реорганизацию системы. Потому Валерий Семенов и его товарищи вынуждены довольствоваться ролью носителей этой идеи. Пока же государство, по их мнению, упускает даже те возможности, которые возникают сами собой.

В прошлом году один из руководителей российско-норвежского совместного предприятия обратился в Государственную Думу: предложил взять на полное обеспечение пятьдесят маленьких сирот и растить их от двух до восемнадцати лет. Этот богатый человек готов был организовать маленький детский дом, создать попечительский совет. Он просил лишь помещение. Но вопрос этот, неизвестно по каким причинам, так и не решился.

В комитет приходит много людей, как правило, одиноких, которые подумывают о том, чтобы усыновить ребенка. Прежде чем обращаться с заявлениями в официальные органы, люди хотят получить ответы на свои многочисленные “но”, разрешить какие-то сомнения. Выясняется, что кто-то хотел бы воспитывать и нескольких сирот – если, конечно, государство поможет со средствами. Увы, средств нет.

Когда воспитанник покидает детский дом или интернат, ему полагается не только выдать полный комплект одежды, но и мебелью обеспечить. Однако в комитет приходит достаточно жалоб на то, что ребят отправляют в самостоятельную жизнь практически ни с чем.

Москва, в отличие от других городов, скорее обеспечивает бывших детдомовцев жильем, полагающимся им по закону. Но и эту проблему решать не так-то просто – ведь выпускников каждый год примерно четыреста, и ждать жилья им приходится по году, а то и больше. Где они обитают все это время – большой вопрос.

За пять лет Комитет защиты прав воспитанников детских домов проследил примерно тысячу судеб. И стало совершенно очевидно: существующая сегодня система, когда детдомовцы долгие годы живут в совершенно изолированных от благополучных детей домах, учатся в отдельных школах, пагубна. Дети-детдомовцы не умеют общаться с посторонними на равных, привыкнув к подчинению воспитателям. Они не способны решить простейшую житейскую проблему, совершенно теряются или, напротив, озлобляются, если приходится самостоятельно искать работу, жилье.

В Москве лишь два интерната-ПТУ дают специальность, остальные выпускают 14-15-летних подростков, и официальная забота взрослых ограничивается в лучшем случае “пробиванием” жилплощади и поиском хоть какого-то места работы для бывшего воспитанника.

Уровень знаний таких ребят не выдерживает сегодняшней конкуренции. По статистике, из 400 человек, покидающих каждый год сиротские учреждения в Москве, только 60 продолжают учебу в ПТУ, а получают в итоге профессию и того меньше – 3-5 процентов.

Самостоятельная жизнь для них первое время – серьезная психологическая проблема: надо самим зарабатывать на жизнь, готовить, одеваться. А претенциозные планы или рушатся, или наталкиваются на неприязнь соседей по дому, коллег по работе – ведь многие бывшие детдомовцы в самом деле не очень-то воспитанны…

Столкнувшись с конфликтами в коммунальных квартирах, замечаниями на работе, ребята часто бросают и работу, и дом. В представлении, составленном недавно Генеральной прокуратурой для министра образования России, есть такие цифры: через год после выхода из детских домов 30 процентов воспитанников становятся бомжами, 20 процентов – преступниками, 10 процентов кончают жизнь самоубийством…

В Комитете защиты прав дают бесплатные консультации юрист и психиатр-невролог. Но важнее другое: здесь сложилась своя служба попечительства. Валерий Семенов знает в Москве примерно восемьдесят человек, которые совершенно бескорыстно помогают сиротам и буквально за руку их водят первое время, помогая решать проблемы. Люди разные. Вера Григорьевна Кокорина работала когда-то в детском доме. “Насмотрелась там, наслушалась и ушла “на волю” помогать ребятам. Некоторым помогла”.

Но бывает и по-другому. Один почтенный человек взялся помогать шестнадцатилетнему парню. Мальчик привязался к нему. А тот вдруг устал от опеки, исчез… Потому в комитете стараются присматриваться к людям. Таких, как Кокорина, немного. Чаще приходят одинокие, иногда несчастные люди, которые в заботе хотят найти для себя отдушину. Иногда откровенно говорят о том, что готовы помогать сироте, если будут хоть что-то платить.

Но у комитета нет счетов в банке. Все сотрудники здесь – общественники. И они напоминают время от времени всем, и ответственным чиновникам в том числе: есть в Москве 35 домов, где живут государственные дети…

Светлана КОНДРАТЕНКО

Быть кому-то нужным

нтернат – это замкнутое пространство, определенная среда. И когда человек выходит из нее в большой мир, ему очень тяжело.

Миша рассказывал о мире, который за высокими интернатскими стенами виделся ему светлым и безоблачным. Планы на жизнь были грандиозными: поступить в институт, выучиться и работать по призванию. Розовые очки разбились не сразу.

Выйдя из интерната, благодаря льготам и помощи взрослых поступил в выбранный институт. Ушел сам. Ведь, помимо учебы, было необходимо думать и о том, чем питаться и что надеть.

– Это самоопределение переживается очень болезненно. Не получив тогда никакой поддержки, я не выдержал и не смог учиться в этом институте, а пошел зарабатывать деньги, играть в карты, в общем, делать то, что мне хочется в сию минуту…

Как легко сломаться в этом возрасте, тем более сломаться ребенку с уже поломанной судьбой. Сколько неожиданного обрушивается на его плечи после выхода из интерната. Там ему все давали, и он брал, не задумываясь о том, что в жизни будет все иначе. В обычной семье родители всегда рядом со своим ребенком, и сколько бы ему не было лет, в родителях он находит поддержку, постепенно взрослеет, постепенно становится самостоятельным. Мише пришлось становиться самостоятельным без подготовки. У него сразу и навсегда не стало “мамы” – воспитательницы, которая много лет была рядом. У него сразу не стало дома, не стало мира, где “было понятно, что хорошо, что плохо, в котором он, как ему казалось, уже нашел свое место”. Жизнь началась заново.

Как сложилась Мишина судьба? Неплохо. Ему удалось определиться в жизни, организовать свое дело.

Почему он говорил об отсутствии поддержки, ведь они – интернатские – наверняка и после выхода из интерната так же держатся друг за друга.

– Вы ошибаетесь, что в интернате все очень дружно живут. У меня там вообще не было друзей. Поэтому после выхода оттуда ты остаешься практически один…

Дети-сироты. Что мы знаем о них? И что можем знать? Государство определяет их судьбу: огораживает от злого преступного мира, растит их в “питомнике”, калечит их судьбы, выпуская из “клетки” во взрослый мир. Мише повезло: он рос в 72-м интернате, где ребят много возили по стране, они видели, что находится за стенами интерната. И тем не менее выход во взрослый, самостоятельный мир для многих оказался трагедией.

– Я считаю, что должно быть много детских организаций, театров, студий, где ребенок из интерната общается со сверстниками из обычных семей, получает дополнительное образование – расширяет свой взгляд на мир и готовится к самостоятельной жизни. И должны быть центры помощи выпускникам, куда человек может прийти со своими проблемами и получит поддержку.

Таким центром стал для ребят альманах воспитанников детских домов “Я – человек”. Именно при помощи альманаха, организовавшего “круглый стол” “Проблемы детей сегодняшней России глазами самих детей”, мы познакомились и с Мишей, и с другими ребятами, пришедшими на встречу. Как сильно отличаются выступления детей от докладов взрослых. Как правдивее и понятнее то, что они говорят. Еще бы – все это им выпало пережить. И какое счастье, что в их жизни был альманах. Для Сережи сначала это было местом, где “чаю дадут попить”. Позже он заметил, что его здесь слушают. А потом понял: “Я им нужен!” А что надо для счастья? Быть кому-то нужным. Это необходимо любому, а тем более ребенку.

Альманах… Переписка родных душ, рука помощи в трудную минуту. Для альманашцев – это редактор Наташа Степина. А для остальных ребят, получающих журнал, – это все те, кто вкладывает в “Я – человека” всю свою человечность, кто пишет, верстает, таскает тяжелые посылки на почту, чтобы отправить альманах тем, кому он нужен и кто его ждет.

Ждать приходится долго. У добрых дел слишком много препятствий. За пять лет существования вышло только пять номеров. Шестой ждет в типографии своих семи миллионов. Год из года ждет, потому что не может не выйти: слишком много на земле людей, для которых “Я – человек” значит намного больше, чем просто журнал.

Ольга БИГИЛЬДИНСКАЯ

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте