search
Топ 10

Школа

Гуманитарное образование, гуманитарный склад ума, гуманитарная личность… Не случайно корень этих слов – “homo” от латинского “человек”. Так каков же он, современный школьник-гуманитарий?

пециализированные гуманитарные классы, по идее, призваны решать задачу углубленного изучения литературы, истории, языков, но способны ли они решить еще и психологическую проблему: избавить ученика от комплексов “человека со странностями”. Увы, почти не способны. Частичное “послабление” в изучении точных наук выражается в сокращении отведенных на них часов, дефиците специальных учебников и отсутствии радикального пересмотра программ применительно к гуманитарным классам. Вот и получается, что “гуманитарии” проходят тот же материал по математике, что и школьники из обычных классов, только в более сжатые сроки.

дин из парадоксов специализации состоит в том, что школьнику – “математику” неизмеримо легче получить пятерку по литературе, нежели “гуманитарию” – по алгебре. Ему легко написать сочинение, используя многочисленные пособия “От 50 до 250 “золотых сочинений” (всегда ли “золотых”?), он может полемизировать с “установкой” стандартных литературоведческих мнений, взятых в учебниках и методической литературе. Все это совсем не аналогично выпускаемым “решебникам” по точным предметам, цель которых – помочь освоить методику решения задач, а не дать возможность “шить лоскутное одеяло” из чужих мыслей в своем сочинении.

озможно, я максималист, но, на мой взгляд, творческое гуманитарное образование подразумевает не набор предметов, не будущую профессию, а стиль жизни, выраженный в самостоятельности мышления, которая дает огромные шансы скорее на карьеру профессионального неудачника, нежели на финансовое и душевное равновесие. А душевное равновесие “гуманитарий” теряет уже в школе. Суровые “законы сохранения” гласят, что увеличение чего-то одного происходит только за счет уменьшения другого, и воплощаются в “законе жертвы”: ученик вынужден “платить” за право мыслить в гуманитарной сфере тройками в других областях. Вот и несет со стыдом “гуманитарий” в вуз свой “троечный” аттестат наряду со стабильным “математиком”, летающим “по верхам” литературных сюжетов и фраз типа “Александр Сергеевич Пушкин – великий русский поэт”. Обидно, господа…

Михаил КРАСАВИН

Вкратце

В Калмыкии появились премии имени академика Эрдниева

В конце прошлого года в Элисте была проведена очередная научно-практическая конференция по проблеме укрупнения дидактических единиц (УДЕ) в математическом образовании.

На конференции выступили с сообщениями о своем опыте обучения доктор педагогических наук Ефремов А.В. (Бугульма), кандидат педагогических наук Зайцев В.Н. (Донецк), кандидат физико-математических наук Костенко И.П. (Краснодар), учителя Мартынова О.А. (Братск), Елизарова О.Н. (Самара), Микерова Г.Г. (Краснодар), Голда Л.П. (Энгельс), Брелова Т.М. (Армавир), Нижегородова Л.П. (Новоуральск), кандидат пед.наук Мунчинова Л.Н. (Элиста)…

Участники конференции посетили уроки математики, биологии, химии, русского языка, физики, которые были проведены по технологии УДЕ в школах г. Элисты.

Конференция приняла рекомендации Министерству образования РФ о включении учебников математики коллектива проф. Эрдниева П.М. для I-VII классов в федеральный список пособий.

Правительство Республики Калмыкии присудило премии имени академика Эрдниева П.М. за успешное освоение и развитие УДЕ педагогам: учителям Калмыкии Бухаеву Д.Э., Мутуловой В.А., Ольховской Н.А., а также заслуженному учителю РФ Соболевой Т.В. (Череповец), заслуженному учителю РФ Пировских Н.П. (Екатеринбург), методисту математики Даурову В.М. (Майкоп).

Лидия МУКАЕВА, заместитель министра образования Калмыкии

Элиста

ТЕМА:

Половое воспитание – “за” и “против”

Не прошло и месяца после публикации в “Учительской газете” подборки материалов по проблемам введения в курс средней школы предмета по половому воспитанию (см. “УГ” N 5 за 11 февраля 1997 г.), как эта тема получила бурное развитие. Она активно обсуждается научной и педагогической общественностью в общеобразовательных школах, на страницах различных газет, в стенах Минобразования и РАО. 5 марта в зале коллегии Минобразования России заседал Координационный комитет по половому воспитанию российских школьников. 6 марта в здании Российской академии образования собрались участники “круглого стола” “Половое воспитание школьников России: состояние и проблемы”. Сегодня, обращаясь к этим двум событиям, мы продолжаем начатую тему и снова приглашаем читателей к дискуссии.

оворят, сколько вопросов, столько ответов. Ан нет. Бывает, что вопросительные предложения так и повисают в воздухе, кончаясь продолжительным многоточием. Четкого ответа, каким должно быть половое воспитание, пока нет. И пройдет еще немало времени, прежде чем специалисты определятся, вводить ли в школы отдельный курс или интегрировать комплекс знаний по этому вопросу в учебные планы других предметов. Кто будет общаться с детьми – врач или педагог? Сколько часов отводить для занятий? Как обучать столь интимному предмету городских и сельских школьников разных регионов огромной России? Каким образом учесть в программах непредсказуемый “час х”, когда проблемы духовной и сексуальной близости вдруг становятся для ребенка актуальными? И как в таком случае изучать основы сексологии: всем классом, группами или индивидуально “с глазу на глаз”?

По мнению Елены Чепурных, национального координатора проекта “Половое воспитание российских школьников”, свет на все эти вопросы должен пролить эксперимент. Он стартовал в 8 российских регионах в июне 1996 года. До конца декабря 1999 года в 16 пилотных школах пройдут апробацию программы и учебно-методические пособия. Текущий год посвящен их разработке. В 1998 году после подготовки преподавателей и издания соответствующей литературы новую программу начнут изучать семиклассники. В 99-м году – ученики 8-х и 9-х классов. Эксперимент будет сопровождаться социологическими исследованиями, на основании которых к 2000 году специалисты сделают заключение, где будут проанализированы данные о том, как изменились знания и поведение подростков, а также отношение к предмету учителей и родителей. После этого программы планируется скорректировать и представить в окончательном виде Министерству общего и профессионального образования РФ.

Проект финансируется Ассоциацией по планированию семьи ООН, ЮНЕСКО и реализуется Минздравом и Минобром. Исполнительным агентством, которое распоряжается финансированием (всего выделено 745 тыс. долларов), назначено Московское бюро ЮНЕСКО. Консультативную помощь осуществляет неправительственная организация “Институт профилактики заболеваний и содействия здоровью” (Нидерланды).

Научного руководителя проекта нет. Есть ученые, отвечающие за два направления деятельности – социологические исследования и разработку образовательных программ и учебно-методических пособий. Первое направление курирует Владимир Червяков, кандидат философских наук, ведущий научный сотрудник Института социологии РАН. Второе – Борис Шапиро, кандидат психологических наук, декан факультета социальной работы и социального администрирования Московской школы социальных и экономических наук.

Разработчики возлагают большие надежды на свое новое детище. На заседании Координационного комитета Елена Чепурных решительно заявила, что приложит все усилия, дабы проект не постигла печальная участь пяти предыдущих программ по половому воспитанию. Их содержание вполне заслуженно критикуется. Да и сама Елена Евгеньевна в интервью нашей газете признала их неудачными. Поэтому не совсем понятно, зачем Борис Шапиро, координатор новой программы “Быть вместе: взаимоотношения и сексуальность” (для 7-9-х классов), использовал при ее создании материалы из неудавшихся программ Л.П.Анастасовой, С.Т.Агаркова, И.И.Соковни-Семеновой и А.С.Спиваковской, Д.В.Колесова. Неудивительно, что на заседании Координационного комитета автора программы засыпали вопросами относительно ее содержания. Маргарита Леонтьева, начальник управления общего среднего образования Минобразования РФ, выразила сомнение в правильности ее составления. Некоторые разделы слишком перенасыщены и не укладываются в бюджет отведенного на изучение тем времени. “Проект, конечно, перенасыщен содержательным материалом, потому что сокращать всегда легче, чем наполнять”, – парировал замечание Леонтьевой автор. Он уверен, что его программа не пострадает от метода вычеркивания. Шапиро обратил внимание на то, что названия курса и отдельных тем, а также распределение материала по классам носят предварительный характер и будут уточнены после прохождения экспертизы и получения результатов социологического исследования. Медико-биологическая часть программы также представлена в самом общем виде и будет детализирована специалистами. Предполагается, что содержание программы может измениться в ходе эксперимента. А пока шестнадцать пилотных школ ожидает отнюдь не совершенная 30-часовая программа.

ак быть или не быть курсу по половому воспитанию в школе? Члены Координационного комитета, заседавшие 5 марта на Чистопрудном бульваре, давно решили этот вопрос положительно. Однако большинство из тех, кто пришел на следующий день на “круглый стол” в РАО, на Погодинскую, 8, придерживается противоположной точки зрения: “Курс школе не нужен. Программы, рекомендованные Минобром в 1996 году, и проект “Половое воспитание российских школьников” составлены нравственно и педагогически безграмотно”. Ученые справедливо недоумевают, почему разработка содержания последнего проекта и пяти предыдущих программ тщательно скрывалась от Российской академии образования. Почему в состав Координационного комитета проекта представителей РАО пригласили только, когда уже закрутилось колесо эксперимента. Кто решил, что в качестве консультанта России необходима именно нидерландская организация, пусть даже с многолетним опытом внедрения подобных программ в различных странах? Разве сексуальное обучение помогло Западу уменьшить количество абортов среди несовершеннолетних девочек, снизить процент внебрачных детей и уровень сексуальной преступности подростков, остановить распространение венерических заболеваний и СПИДа?

Участники “круглого стола” выразили сомнение, что двое ученых, отвечающих за реализацию проекта “Половое воспитание российских школьников”, сьездив в Голландию на консультацию, решат проблемы полового воспитания молодежи с помощью программ, в которых вопросы духовности и нравственности заслонили чисто биологические сведения.

Так, может быть, не стоит торопиться гнать школьников из детства, навязывая им возможность стать взрослыми? Ведь взрослые и сами еще нескоро найдут ответы на вопросы, которые расставят многие точки над “i” в этой дискуссии.

Ольга КУТАСОВА

Статфакт

По данным опроса, который проводился специалистами Института социологии РАН среди городских школьников и учащихся ПТУ, к 16 годам уже имели сексуальный опыт:

1993 г. 1995 г.

мальчики-

школьники 36% 44%

мальчики-

учащиеся ПТУ – 63%

девочки-

школьницы 16,4% 30%

девочки-

учащиеся ПТУ – 46%

Выступления участников “круглого стола” – “Половое воспитание школьников России: состояние и проблемы”, – организованного Российской академией образования и Институтом возрастной физиологии РАО

Александр АСМОЛОВ, заместитель министра общего и среднего образования РФ, член-корреспондент РАО:

– Перед нами детство, и вопрос ставится так: кому мы отдадим детей – теневой педагогике улиц или как серьезная научная аудитория возьмем вопросы пола в свои руки?

Как конкретно освещать вопросы половой культуры? Вот письмо, посланное Министерством образования во все органы управления образованием: “В связи с поступающими запросами Министерство образования информирует о ситуации изучения в общеобразовательных учреждениях вопросов половозрастного воспитания. Организация разработки этих вопросов продиктована ослаблением воспитательной функции семьи и отрицательным воздействием на подрастающее поколение большого числа изданий и передач, имеющих порнографическую направленность. В рамках Министерства образования разработаны разнообразные программы, направленные в первую очередь на повышение квалификации учителей. Программы, касающиеся формирования психогигиенических навыков, психосексуального развития ребенка, подготовки молодежи к взрослой жизни, в конечном итоге создают условия для оздоровления общества. Минобразования обращает внимание, что в базисном плане не предусмотрено отдельного предмета “Основы сексологии и половозрастного воспитания”, и ориентирует органы управления образованием на использование учебных факультативных программ в спецкурсах и особенно в курсах повышения квалификации. В перспективе данные программы могут найти свое место в интегрированных предметах “Человек и окружающий мир”, “Основы безопасности жизнедеятельности”.

Игорь КОН, академик РАО:

– По данным вциомовского опроса, только 13 процентов родителей разговаривают со своими детьми на темы сексуальных взаимоотношений полов. Более-менее работающий канал общения – мать-дочь. Основные источники информации – сверстники и порнографические фильмы. Поэтому школа – единственный социальный институт, где можно осуществлять сексуальное воспитание.

Игумен ИОАНН:

– Я убежден, что необходимо не только ограничиться критикой попытки реализации проекта, но и выдвинуть альтернативную программу, ориентированную на укрепление нравственности и семьи. А половое воспитание у нас всегда было. Оно постоянно находится в центре внимания православной церкви.

Валерия МУХИНА, директор Института развития личности РАО, академик РАО:

– Секс в раннем возрасте и установка на него – это растление не только физическое, но и духовное. Я 25 лет пишу учебники по возрастной психологии и считаю, что отдельной проблемы полового воспитания не существует. Есть проблемы психического, духовного развития человека. Почему представленные программы не учитывают, что не все подростки сексуально озабочены? Зачем начинаем пробуждать детей, включая в проблему, которая им пока чужда.

Ирина ДУБРОВИНА, зав.лабораторией Психологического института РАО, член-корреспондент РАО:

– У меня сложилось впечатление, что авторы безответственно и неквалифицированно подошли к созданию программ. Слишком много разных проблем предлагается изучить первоклассникам: половые признаки растений, животных, человека; забота о здоровье; рациональное воспитание; духовный и физический мир мужчины и женщины… Всем известно, что возрастное развитие вариативно. В каждом классе сидят дети разного возраста. Одних уже интересуют сексуальные вопросы, других – нет. Все очень индивидуально.

Владимир СОБКИН, директор исследовательского Центра социологии образования, член-корреспондент РАО:

– Какой специалист может реализовать программу по половому воспитанию? Педагогу надо заработать право, чтобы ученик сам обратился к нему за советом по поводу интимных проблем. Почему ребенок должен обсуждать свою индивидуальную проблему в классе, при всех, когда, может быть, время для ее обсуждения еще не наступило?

Вера АБРАМЕНКОВА, детский психолог:

– Мой сын учится в той самой 320-й школе, которая является одной из московских пилотных школ. К сожалению, у родителей не поинтересовались, согласны ли они на проведение эксперимента. Недавно сын принес домой анкету, которую отказался заполнить в классе. Называется она “Что ты знаешь о сексе”. Я решила поговорить с другими ребятами 14-16 лет и выяснить их отношение к преподаванию полового воспитания в их школе. Дети ответили: “Почему вам, взрослым, надо все разрушить? Ведь есть слово “целомудрие”. И действительно. Произошел перевертыш. Раньше нравственные нормы шли от взрослых. Теперь мы насильно срываем покров детства, насильно ставим перед ними вопросы пола и даем их разрешение. Вместо того чтобы вести детей к духовности, мы размываем границы нормы.

Лариса БЕЛЯЕВА, доктор юридических наук, академик МВД, полковник милиции:

– В предложенном виде программы, рекомендованные в 1996 году Министерством образования, не соответствуют ни интересам, ни традициям, ни истории нашей страны. Взрослость – это прежде всего ответственность, а не только знание правил безопасного секса. В основе поведения человека лежит нравственность. Она не может быть составной частью полового воспитания. Наоборот, половое воспитание – далеко не единственная составляющая часть воспитания нравственного. Давайте задумаемся о том, что дети-правонарушители всегда прекрасно сексуально просвещены. Зачем же мы навязываем такое просвещение другим ребятам?

Безобидное развлечение?

Сексуальное обучение в Америке

от уже с десяток лет в Соединенных Штатах не утихают словесные баталии между приверженцами различных методов полового воспитания (sex education) подростков в школе. В той или иной форме оно существовало во все времена, чаще всего в рамках семьи или достаточно узкого круга друзей и родных. История современной массовой, так или иначе стандартизованной подготовки школьниц и школьников к их будущим взаимоотношениям как мужчин и женщин связана, в общем, с бурным этапом в развитии западной культуры, известным под именем “сексуальной революции”. По мере того как революция разворачивалась (особенно начиная с 1960-х годов), сопровождаемая почти единодушным подбадриванием со стороны западной литературы, кино и средств массовой информации, врачам, педагогам и социальным работникам очень скоро пришлось иметь дело с ее последствиями и принимать меры.

Поначалу считалось, что проинформировать молодежь о биологических аспектах половых отношений и научить пользоваться противозачаточными средствами будет достаточно, чтобы избежать общеизвестных последствий неумеренной половой активности, особенно добрачной и внебрачной. Но вскоре выяснилось, что научная информация без нравственного обрамления воспринимается молодыми людьми не как предостережение, а, наоборот, как доказательство, что теперь “это” можно делать без оглядки, с чистой совестью. Возросшая половая активность и неуклонное снижение возраста подростков, вступавших в половую связь, были далеко не единственными результатами сексуальной революции. Она нашла свое наиболее негативное выражение в увеличении числа разводов, разбитых семей, матерей-одиночек и детей без отцов. Это в свою очередь способствовало росту нищеты, преступности и наркомании среди молодежи. Стало ясно, что “внеценностное”, морально нейтральное половое воспитание не достигает цели.

Уже в 1981 году, в президентство Р.Рейгана, был принят закон (т.н. AFLA-“Title ХХ”) о применении нравственно-ценностного подхода к половому воспитанию в школах, в частности о необходимости учить воздержанию. До этого о воздержании и заикнуться было страшно. Какое может быть воздержание, когда у нас свобода? Ведь секс – просто приятное развлечение, не так ли? Чем больше, тем лучше! Полезно для здоровья, помогает решению всевозможных психологических проблем, снимает стресс, вообще облегчает жизнь и общение.

Хотя педагоги и сетуют на вредное влияние масскультуры с ее подчеркнутым аморализмом, но по существу многие из них исповедуют ту же самую идеологию, доминирующую в Америке с 60-х годов. В США эту идеологию называют словом “liberalism”. Русское понятие “либерализм” не совсем точно отражает суть американского термина, имеет более консервативную окраску. Поэтому автор берет на себя смелость употребить несколько корявое слово “освобожденчество”, поскольку именно желание освободиться от всех и всяческих ограничений, прежде всего от нравственных абсолютов религиозного происхождения, и установить всеобщее равенство и плюрализм моральных оценок – отличительная черта американских “liberals”.

Принятие “Title ХХ” в свое время вызвало немедленную реакцию освобожденческого авангарда Америки – Американского союза гражданских свобод (ACLU), подавшего в суд на правительство за якобы имеющее место нарушение конституции США. ACLU утверждал, что учить подростков в государственных школах воздержанию – значит оказывать государственную поддержку религии, поскольку сама мысль о воздержании есть отражение религиозного мировоззрения. В данном случае даже либеральный Верховный суд США счел иск совершенно необоснованным и постановил, что простое совпадение мер, предлагаемых в законе, с тем, чему учат некоторые религии, еще не есть нарушение конституции.

Тогда был предпринят обходной маневр: сделать рекомендацию воздержания лишь составной частью “всесторонней” программы полового воспитания в школе, предложить воздержание в качестве одного из многих вариантов отношений между юношами и девушками. Социолог Нэнси Пирси пишет по этому поводу: “Вне каких-либо оценок рассматривается широкий выбор путей выражения сексуальности: воздержание, мастурбация, добрачные половые отношения, контрацепция, гомосексуализм, аборты – все что угодно. Единственное, что отвергается безусловно, – это секс “без мер предосторожности”, т.е. без противозачаточных средств”. Для “освобожденцев” важно сохранить “право” подростков принимать самим решения по поводу своего поведения, важно, чтобы существовали множественные варианты. Трудно было бы возразить против права каждого индивидуума на выбор, но при одном условии, что ответственность за выбор должен нести тот, кто его делает.

ля этого надо по меньшей мере говорить подросткам о всех последствиях преждевременной половой активности – не только медицинских, но и эмоциональных, и бытовых. Но поучительные истории из пособий по половому воспитанию чаще всего отличаются некоей легкостью и тем, что виноватых в таких делах, как ранняя беременность, как бы и нет. Не говорится ничего и о социальных эффектах раннего одинокого материнства: сидении на пособии, нищете, невозможности продолжать образование. А ведь именно это, пожалуй, – один из самых печальных итогов сексуальной революции, поскольку здесь-то и начинается заколдованный круг, в который попадают дети матерей-одиночек в Америке. В беднейших городских районах США, населенных преимущественно черными и латиноамериканцами, сейчас растет уже третье поколение детей, родители которых сами не знали, что такое нормальная семья.

При этом тех, кто настаивает, что воздержанию невозможно научить, не опираясь на традиционные представления о морали, “освобожденцы” обвиняют в запугивании молодежи. Сами они лишь учат терпимости к незаконнорожденным детям и их юным мамашам. Главное – никого не обидеть и не огорчить. И если какое-то подобие ответственности за свои поступки подразумевается, то это касается лишь девушек, а отнюдь не их “сексуальных партнеров”. Во многих школьных округах вопрос о воспитании будущих супругов, отцов и матерей решительно отодвинут на задний план, если вообще удостаивается внимания. Право на свободную “сексуальную ориентацию” остается главной “ценностью”. Так утверждения “освобожденцев” о том, что их учебные программы максимально информируют детей обо всем, оказываются ложью на коротких ногах.

Поднимая подростков до статуса взрослых, но при этом дезинформируя их, педагоги обрекают учеников на ошибки, за которые с них и спросить нельзя. Избирательное право, как известно, получают только по достижении 18 лет. Существуют возрастные цензы и в других областях, например в праве на вождение автомобиля, на покупку спиртных напитков, сигарет, порнографии. “Освобожденцы” не осмеливаются спорить с такими ограничениями, но там, где речь идет о незрелых существах, делающих шаги, которые могут иметь куда более серьезные последствия (как для них самих, так и для окружающих), чем необдуманно поданный голос на выборах или выкуренная сигарета, – тут как бы отменяются и фактор зрелости, и фактор ответственности.

Само юридическое понятие зрелости или совершеннолетия подразумевает некое неравенство взрослых и детей, и потому педагогика никогда не сводилась и не может быть сведена к простой, нравственно нейтральной передаче информации, с тем чтобы выводы из этой информации отдавались полностью на откуп учащимся. Помимо информации, важен опыт, дающий взрослым право учить детей тому, “что такое хорошо и что такое плохо”. Вся болтовня о равенстве родителей и детей, о “праве” детей на собственные мнения и решения – просто одно из характерных проявлений “освобожденческой идеологии”.

Неэффективность многовариантного, “внеценностного” подхода достаточно хорошо документирована. Опрос, проведенный в 1986 году, показал, что вероятность половых сношений среди подростков, прошедших программы полового воспитания с акцентом не на воздержании, а на противозачаточных средствах, оказалась на 53% выше, чем среди тех, кому о контрацепции вообще не говорили. И на уровни ранних беременностей пользование противозачаточными средствами тоже особого влияния не оказывает. Наоборот, среди школ штата Арканзас, где была введена бесплатная раздача презервативов, после шести лет процент беременности поднялся с 6,8% до 15%. Там же, где воздержание поставлено во главу угла, среди старшеклассников наблюдается стабильное снижение половой активности: 1989 г. – 59%, 1992 г. – 43%; 1994 г. – 36%.

Работа по воспитанию молодежи должна идти по нескольким направлениям, одним из которых, безусловно, является информирование научного характера. Но при этом надо разоблачать затасканный миф о том, что секс – безобидное времяпрепровождение, доставляющее удовольствие и не оставляющее после себя никаких серьезных травм физического, психологического и духовного характера.

В ходе обзора, проведенного в г.Атланте среди 1000 “сексуально активных” девушек, выяснилось, что они больше всего хотели бы знать, “как сказать “нет” и не обидеть человека”. Думается, что такая потребность в умении отказывать существовала всегда, но в прежние времена, времена “репрессивной” и “лицемерной” буржуазной морали это умение воспитывалось социальной средой как нечто само собой разумеющееся, без особого напряжения интеллектуальных сил и нужды в экспертах и особых методиках. И юношей, и девушек вся атмосфера тогдашнего общества готовила к тому, что называется умением владеть собой, своими чувствами и действиями. Либеральная культура последних ста лет обьявила это умение реакционным, нарушающим принципы равенства и свободы. И вот теперь девушки, уже после вкушения запретного плода, просят научить их, как им сказать “нет”.

Как показал опыт, наибольшую эффективность демонстрируют те учебные программы, где воздержание стоит не только на первом месте, но и подкрепляется нравственными постулатами религиозного характера. Но открыто учить религиозной этике в государственных школах запрещено под страхом судебного преследования. Хоть трава не расти, но “священный” принцип отделения церкви от государства должен быть соблюден.

Поэтому родители школьников в США начинают активизироваться, играя все большую роль в определении смысла и содержания учебных программ. “Эксперты” не оправдали доверия. Один из таких экспертов, Джо Фернандес, в бытность свою начальником Управления образования Нью-Йорка пытался навязать нью-йоркским школьникам учебные пособия, изображавшие гомосексуализм и лесбиянство в качестве простых “альтернатив” нормальным отношениям между мужчинами и женщинами. Родители оказались начеку и дали ретивому инженеру человеческих душ настоящий бой, закончившийся для него позорным уходом в отставку. Чаще же бывает, что родители узнают о некоторых пикантных деталях школьных программ полового воспитания от самих детей не до, а после…

Из вышеизложенного должно быть ясно, что в США не существует и, как подсказывает опыт, никогда не будет единой общегосударственной политики в отношении полового воспитания. Вот что пишет по этому поводу газета “Чикаго трибюн” 26 января 1997 года: “…Вопросы того, что именно должно преподаваться и на каком возрастном уровне, по-прежнему остаются предметом горячих споров. В результате программы полового воспитания широко разнятся от одного района к другому, порой даже в пределах одного и того же школьного округа. То, где вы живете, в значительной мере определяет, что ваш ребенок будет узнавать на уроках полового воспитания”.

омимо всего прочего, когда речь идет о заимствовании чужого опыта, деле вполне обыденном в сегодняшней России, следует помнить, что на темы полового воспитания написаны сотни книг, тысячи статей, что в разных университетах подход к проблеме может быть самым разным, что в Европе положение иное, чем в США, и т.д. Поэтому поспешные решения в деле внедрения учебных программ могут оказаться хуже, чем добросовестное изучение, сопоставление и экспериментальная проверка эффективности различных, порой по своей сути диаметрально противоположных методов и материалов.

Владимир ОШЕРОВ, специально для “УГ”

Чикаго

NB!

19 марта состоялось заседание президиума Российской академии образования, посвященное вопросу полового воспитания. Принято постановление: “Просить Министерство образования РФ вернуться к углубленному рассмотрению обоснованности и целесообразности реализации проекта “Половое воспитание российских школьников” и программ полового воспитания, созданных в рамках указанного проекта, и в связи с этим приостановить осуществление учебных программ как в пилотных школах, так и в других учебных заведениях”. По мнению президента РАО Артура Петровского, вместо введения специального дополнительного курса необходима цельная концепция и ее интеграция в существующие школьные предметы.

Редакция не ставит точку в начатой дискуссии и ждет читательских откликов. Нужен ли курс полового воспитания отечественной школе? Каким он должен быть? Обсуждение продолжается.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте