search
Топ 10

“Шекспировский канон” Материалы к уроку по зарубежной литературе

Творческое наследие Вильяма Шекспира справедливо считается вершиной мировой поэзии и драматургии. Произведения Шекспира далеко выходят за рамки эпохи, которой принадлежит этот великий мастер. Достоинства и неординарность творчества Шекспира были оценены уже современниками нашего героя, однако подлинный триумф ожидал его в будущем.

“Нет ни одного мотива в человеческой жизни, который он (Шекспир) не изобразил бы и не выразил”, – говорил о нем Гете.
В. Гюго называл Шекспира “человеком-океаном”, а Г. Гейне считал его сочинения “светской библией”. “Это колосс, он ужасает; трудно поверить, что он был человеком” – так писал о Шекспире Г. Флобер. Список восторженных отзывов и цитат можно было бы продолжать еще очень долго, однако вместе с тем следует отметить, что уже в конце XVIII столетия появились и другие взгляды на творчество и личность великого мастера. Причина проста: отдельным представителям рафинированной публики “галантного века” стало казаться, что восхищающие своей глубиной и изяществом стиля стихи и пьесы не могут принадлежать перу скромного актера, приехавшего в Лондон из глубокой английской провинции. Стали распространяться мнения о том, что под именем Шекспира, как под маской, скрывалось некое значительное лицо, которое в силу причин политического или личного характера было вынуждено выпускать в свет свои творения анонимно. В XIX веке появились первые печатные работы с гипотезами относительно личности “истинного автора” пьес “Шекспировского канона”. В то время сомнения в авторстве Шекспира высказывали, например, такие крупные английские писатели, как Байрон и Диккенс.
Не способствовала прояснению ситуации и крайняя скудость сведений о биографии данного поэта и драматурга. Согласно имеющимся в распоряжении исследователей данным Шекспир родился в 1564 г. в городе Стратфорд. Родители его, вероятно, были неграмотны, и неизвестно, посещал ли школу сам Шекспир. В 18 лет он женился на Анне Хезевей, которая была старше его на 8 лет, имел троих детей. По некоторым сведениям, в Лондон Шекспир был вынужден переехать, чтобы спастись от судебного преследования по обвинению в несанкционированной охоте в лесах одного из местных аристократов. В столице он стал актером и получил пай в театре “Глобус”. Причем, по воспоминаниям современников, на сцене наш герой отнюдь не блистал: в собственных трагедиях он исполнял второстепенные роли (типа тени отца Гамлета) и современникам был известен в основном как драматург. “Неподходящее” происхождение уже тогда ставилось в вину начинающему автору: самое раннее свидетельство о популярности пьес Шекспира принадлежит драматургу Р. Грину, который в предсмертном памфлете “На грош ума, купленного за миллион раскаяния” пишет о некоем “выскочке”, “вороне, щеголяющей в наших перьях”, “мастере на все руки, воображающем себя единственным потрясателем сцены” (shake-scene – явный намек на фамилию Shakespeare). Однако уже в конце 90-х годов XVI века Шекспир добился всеобщего признания. Театральный критик Ф. Мерее писал в то время: “Пожелай музы говорить по-английски, они усвоили бы отточенную речь Шекспира”.
Другой современник Шекспира, драматург Бен Джонсон, оставил интересное сообщение о методе работы Шекспира: “Помню, актеры часто упоминали как о чем-то делающем честь Шекспиру, что в своих писаниях он никогда не вымарывал ни строчки… Я бы не стал сообщать об этом потомству, если бы не невежество тех, кто изобрел для похвал своему другу то, что является его наибольшим недостатком”.
На родину Шекспир вернулся в 1612 году, причем полностью оставил свою деятельность драматурга и вплоть до смерти в 1616 году не написал ни строчки.
Опираясь на отрывочные и противоречивые сведения о биографии Шекспира, некоторые литературоведы пришли к выводу, что в распоряжении исследователей нет убедительных доказательств того, что этот безусловно реально существовавший театральный актер не то что писал какие-либо пьесы, но даже был грамотным: не уцелело рукописей ни одной из пьес данного драматурга, ни одного его письма. На основании того, что обнаруженные в юридических документах автографы Шекспира существуют в двух транскрипциях (Willim Shacspeare и William Shakespeare), антистратфордианцы делают вывод о том, что за якобы не умевшего писать актера подписывались нотариусы. А между тем было бы логичным предположить, что человек, написавший 37 пьес, действие которых происходит в разных странах и в разные времена, должен быть выдающимся знатоком истории и географии, античной литературы, римского и английского права, знать иностранные языки. Кроме того, в некоторых пьесах автор выказывает явные симпатии к аристократии и презрение к черни, что довольно странно для неродовитого обитателя маленького провинциального городка. Антистратфордианцы обращают внимание своих оппонентов на тот факт, что в завещании, оставленном Шекспиром, есть упоминание о многих не представляющих особенной ценности вещах (например, о “кровати поплоше”), но нет ни слова о его гениальных пьесах, – возможно, потому, что актер знал их истинного автора. Не упомянуто в завещании и о книгах, которые, несомненно, должны были находиться в доме столь разносторонне развитого человека, как автор шекспировских пьес. Далее исследователи отмечают: зять Шекспира доктор Холл в своем дневнике ни разу не сообщает о том, что его тесть является автором широко известных пьес и сонетов. Не остались незамеченными и обращенные к Шекспиру таинственные слова, сказанные по поводу выхода первого собрания его сочинений (1623) близко знавшим этого актера драматургом Беном Джонсоном: “Ты – памятник без могилы”.
Вызывают некоторое недоумение и рисунки 1665 и 1709 годов, на которых изображен первый памятник на могиле Шекспира: драматург представлен грузным бородатым человеком, прижимающим к животу какой-то мешок или подушку. (После 1709 г. жители Стратфорда установили новый, более подходящий монумент: Шекспир изображен с пером в одной руке и листом бумаги – в другой).
В результате разными авторами в XIX и XX веках было выдвинуто более полусотни кандидатов в авторы произведений Шекспира (по некоторым данным – 57 человек). Среди них – выдающийся философ и государственный деятель Френсис Бэкон; известные своей образованностью и склонностью к литературной деятельности английские аристократ Роберт Сесил, графы Ретленд, Дерби и Оксфорд; трагически погибший в возрасте 29 лет великий английский драматург Кристофер Марло и даже королева Англии Елизавета.
В качестве доказательства авторства Бэкона приводится, например, совпадение между мыслями, обнаруженными в записных книжках Бэкона и в пьесах Шекспира. Бэконианцы утверждают также, что из опубликованных в 1577-1578 годах произведений английских литераторов Холла и Марстона можно сделать вывод о том, что автором двух ранних поэм Шекспира (“Венера и Адонис” и “Похищение Лукреции”) эти писатели считают Бэкона.
Сторонниками авторства Ретленда установлено, что тот учился в Италии с датскими студентами Розенкранцем и Гильденстерном (такие фамилии носят придворные в “Гамлете”).
Иезуитский шпион Джордж Феннер в 1559 году с горечью сообщал Ордену, что граф Дерби, имеющий некоторые права на престол, отказался принять участие в заговоре против Елизаветы и “занят только писанием комедий для простых актеров”. На основании этих донесений некоторые литературоведы предположили, что речь в них идет именно о пьесах “шекспировского канона”.
Исследователи, защищающие кандидатуру Роберта Сесила, находят в сонетах Шекспира намеки на физические недостатки их автора и на то, что тот был горбуном.
Рано умерший Кристофер Марло по праву считается основателем английской драматургии эпохи Возрождения. Именно он впервые использовал в своих трагедиях белый стих, ставший основной стихотворной формой пьес Шекспира. А такие персонажи, как Лир, Макбет, Кориолан, Тимон Афинский, Шейлок, имеют прототипами героев Марло. В 1593 году Марло, примкнувший к кружку известного мореплавателя и ученого Сиднея Рейли (иезуиты утверждали, например, что Рейли и его друзья читали слово “Бог” – god – наоборот и получали слово “пес”), был обвинен в атеизме. Сторонники авторства Марло считают, что убийство этого драматурга было инсценировано им, дабы избежать суда и приговора.
А литературоведы, выдвигающие в качестве автора шекспировских пьес королеву Елизавету, ссылаются на то обстоятельство, что волевые и решительные героини пьес Шекспира (Порция, Розалинда, Виола и другие) явно выигрывают в сравнении с героями-мужчинами (колеблющимся и постоянно рефлексирующим Гамлетом, ревнивым до безумия Отелло, слепо внимающим льстецам королем Лиром, храбрым, но беспрекословно подчиняющимся матери Кориоланом и т.д.). “Разве не странно, – спрашивают они у оппонентов, – что пишущий неплохие стихи актер придворной труппы почему-то не счел нужным написать элегию на смерть Елизаветы и получить приличное вознаграждение за свои труды? А разве можно игнорировать тот факт, что после 1603 года (год смерти Елизаветы) продуктивность Шекспира явно падает и среди опубликованных произведений нет ни одного настоящего шедевра?”
Однако сторонники традиционного взгляда на авторство шекспировских пьес, к которым относится абсолютное большинство исследователей, готовы опровергнуть любые доводы оппонентов.
Стратфордианцы справедливо указывают, что наряду с рукописями Шекспира не сохранились рукописи и многих других его знаменитых современников. Например, от жившего несколькими десятилетиями позже Мольера также не осталось ни писем, ни рукописей, однако никто не высказывает сомнений относительно его авторских прав. Различное написание фамилий не было редкостью в елизаветинской Англии. А отсутствие книг среди завещаемых Шекспиром вещей вовсе не доказывает, что их у него не было: ведь никому не приходит в голову объявить неграмотным того же Ф.Бэкона, который также не упоминает о книгах в своем завещании. Сторонники Шекспира обращают внимание на тот факт, что все актеры придворной труппы были грамотны, т. к. реплики своих персонажей они должны были учить по текстам, которые выдавались дирекцией театра. Двадцать драматургов елизаветинской эпохи (из двухсот известных нам) были актерами, и только против одного из них – Шекспира – выдвигаются обвинения в неграмотности.
Тот факт, что наш герой не получил достойного его таланта образования, отнюдь не отрицается сторонниками стратфордианской версии: известно датированное 1615 годом письмо драматурга Ф. Бомонта Бену Джонсону, в котором говорится о том, что Шекспир достиг крупных успехов, не имея образования. А уже упоминавшийся нами Бен Джонсон, называя Шекспира “нежным лебедем Эвона” (т.е. из Стратфорда-на-Эвоне), сообщает, что тот “плохо знал латынь и еще хуже греческий язык”. Стратфордианцы утверждают, что данное свидетельство никак не может быть отнесено к другим кандидатам на роль автора произведений “шекспировского канона”.
Детальное изучение произведений Шекспира действительно показало, что представление о необычайной учености их автора несколько преувеличено: все сведения, которые содержатся в них, можно было почерпнуть из небольшого количества изданных в то время книг. Более того, в пьесах Шекспира имеется ряд грубых ошибок (в частности, по географии), которые вряд ли могли бы сделать крупнейший ученый эпохи Ф. Бэкон или высокообразованные аристократы, которым приписывается авторство этих произведений. К тому же многие пьесы Шекспира являются переделками ранее существующих произведений, в том числе и античных авторов (например, Шекспир воспроизвел комедию Плавта “Менехмы”, и нам она известна теперь под названием “Комедия ошибок”).
Что касается не упомянутых в завещании пьес, то они согласно закону принадлежали не Шекспиру, а театру “Глобус” и хранились не в Стратфорде, а в библиотеке театра. Когда в 1619 году два издателя хотели опубликовать некоторые из них, королевские актеры добились распоряжения лорда-камергера, чтобы никакие произведения, составлявшие собственность труппы, не печатались без ее согласия.
Упоминавшиеся выше свидетельства Холла и Марстона также не смущают сторонников Шескпира: вполне возможно, что некоторые из ранних произведений Шекспира имеют своим источником несохранившиеся произведения других современных ему авторов. Так, неоднократно цитировавшийся в данной статье Бен Джонсон в молодые годы “подновил” знаменитую “Испанскую трагедию” Томаса Кида, что отнюдь не было сочтено плагиатом. Кстати, перу Кида принадлежит и не дошедшая до нас пьеса “Гамлет”.
Есть и прямые свидетельства того, что современники не сомневались в том, что автором интересующих нас пьес является именно актер театра “Глобус” Шекспир.
Так, в двух любительских спектаклях, поставленных студентами Кембриджа (“Путешествие на Парнас” и “Возвращение с Парнаса”), упоминаются актер Шекспир и поэт и драматург Шекспир, причем речь явно идет об одном и том же человеке.
А один из документов, хранящихся в архивах геральдической комиссии, сообщает, что в 1602 году во время дебатов о неправомерных решениях по выдаче разрешений на право иметь гербовые щиты один из участников спора привел пример с гербом “Шекспира-драматурга”, воспроизведя при этом гербовый щит Шекспира из Стратфорда.
Валерий РЫЖОВ
Протвино,
Калужская область

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте