Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

ШАНСЫ НА ВЫЖИВАНИЕ. Каковы они у малочисленной школы?

Мой профсоюз, №26 от 29 июня 2004. Читать номер
Автор:

Проблема малочисленных сельских школ – неутихающая боль российского образования. Как модернизировать начальные школы, где менее 10 учеников? Как оптимизировать основные, в которых занимается менее 40 детей? Как провести реструктуризацию средних (полных) школ, где менее 100 учащихся? Вновь и вновь обращается к этим вопросам Институт социально-педагогических проблем сельской школы Российской академии образования. Этой теме был посвящен «круглый стол» «Пути модернизации сельской малочисленной школы России». Его участники, представители 23 регионов России, пришли к выводу, что, несмотря на многие трудности, будущее у сельской малочисленной школы все-таки есть. Но за него нужно бороться, теоретически и практически обосновывая подходы к модернизации малых школ.

«Не хочу обижать городские школы, но они больше похожи на жесткий холодный конвейер, – так высказался В.М. Малюков, директор Ивановской средней школы Старооскольского района Белгородской области. – Школа – это когда три ступеньки, травка, рядом прекрасный лес, душа живет и поет. Если малая школа погибнет, такое ощущение, что погибнет Россия».

«У нас возникла проблема закрытия школы, – включился в разговор А.В. Квасов, молодой директор Устьевской основной школы Собиновского района Владимирской области. – Но когда мы обсуждали экономическую сторону вопроса, начальник районо сказал: «А куда я, собственно, дену твоих 90 детей?» Экономически невыгодно организовывать их подвоз. Оказывается, – подвел итог директор, – уничтожать малочисленные школы невыгодно и с точки зрения экономической».

«В Никульской начальной школе было 4 человека. Ее решили закрыть, – сказал В.Б. Орлов из Коломенского района Московской области. – Я рассчитал: если купить автобус, он не окупит себя за 20 лет. Школу сохранили. Сегодня в ней учится одна девочка. Приезжало телевидение, начальство. Все интересовались: как вы тут одного человека воспитываете? Девочке ведь не с кем общаться! Она вырастет неразвитая. И вот эта девочка попадает на телевизионную передачу и всех поражает своей находчивостью, начитанностью, общительностью. Какой вывод? Все зависит от мастерства учителя».

«У нас местные власти находят возможность организовать подвоз учащихся, – вступил в разговор В.М. Малюков. – Но подвоз – это чрезвычайно опасно. Только за последние годы в нашем районе случилось несколько крупных аварий. С подвозом нужно просто-напросто кончать. Дети погибают. Потом работают комиссии, анализируют. Но все остается по-прежнему».

В.М. Пегушин, начальник Управления образования Неклиновского района Ростовской области, сказал: «Если начальная школа будет закрыта, то мы вернемся в 60-е годы, времена Хрущева, когда на селе закрывались ФАПы, дома культуры. Все это привело к выжженной земле. Нам представляется, что сегодня правовая сторона процесса реструктуризации сети школ не продумана совершенно. Ведь в Законе РФ «Об образовании» четко сказано, что школа не может быть закрыта без решения сельского схода.

В нашем районе школы самые разные. Есть, например, основная, где обучаются 65 человек, из них 48 – турки-месхетинцы. Как закроешь такую школу? Без нее не обойтись. Наш губернатор принял программу «Дорога к школе». Было приобретено 430 автобусов. В нашем районе 28 маршрутов. Если говорить о том, как может выжить малочисленная школа, важно осознать: она в первую очередь должна работать в едином образовательном пространстве. Для этого необходимо обеспечивать преемственность в обучении. Процесс, который идет в основной школе, должен быть хорошо известен в базовой и начальной. Совокупность школ, расположенных на территории одной сельской администрации, мы условно назвали учебные округа. Налаживание отношений между школами, в том числе и через информационно-коммуникативные технологии, – один из путей развития образования на селе. Центр внешкольной работы имеет 20 филиалов на базе сельских школ. По такому же принципу строит свою работу спортивная школа, школа искусств. Такой подход помогает нам повысить качество образования на селе».

«В нашем районе, – вступила в разговор Л.Н. Макарова, директор Соболевской основной школы Каменского района Пензенской области, – много малочисленных школ: 27 средних, 14 основных, 14 начальных. Максимальное число учащихся в средней школе – 250 человек, в основной – 70, в начальных занимаются по два, три, одному ученику. Есть даже такие школы, в которых один ученик обучается на дому. Он сам приходит к учительнице. Материальных затрат меньше: топливо завозят одновременно и для квартиры, и для школы».

А.П. Попов, управляющий делами администрации Моршанского района Тамбовской области, отметил: «Руководители образования сейчас зло шутят, что сельские малочисленные школы скоро закроет Шойгу. МЧС, пожарные не подписывают ни один акт по приему школ без противопожарной сигнализации. Одновременно предлагают свои услуги по ее установке. В их структуре есть фирмы, заинтересованные в выполнении этой работы. Это настоящее издевательство над руководителями маленьких школ, у которых нет средств на оплату этих услуг.

Президент РАО говорил о том, что в сельских школах в 30 случаях из 100 отсутствует водопровод, канализация. У меня складывается такое впечатление, что Москва как бы хочет отвернуться от наших проблем. Трудности малочисленных школ вовсе не повод, чтобы их закрывать».

В своем выступлении Л.М. Цыганкова, зам. начальника Управления образования Оренбургской области, отметила, что в области нет документов, предписывающих закрывать школы: «В этом плане все спокойно. Но существует ряд объективных причин, по которым школ становится все меньше, прежде всего начальных и основных. На селе стало проживать меньше людей. Упадок сельскохозяйственного производства не стимулирует притока рабочей силы. В этих условиях школа неизбежно будет вымирать. Сейчас надо думать о том, как хорошо учить в малочисленной школе, о педагогически грамотной организации учебного процесса, о содержании образования, о подготовке кадров. Если мы сделаем малочисленную школу привлекательной, дети там будут учиться с радостью. Скажу по опыту: если в школе делается все возможное и даже невозможное для творческой работы, она будет жить, хотя все кругом валится. Закрыть такую школу не поднимется рука ни у районного, ни у областного начальника».

«Круглый стол» показал: на местах педагогические коллективы предпринимают различные попытки сохранить малочисленные школы. К примеру, в Моршанском районе Тамбовской области стараются доказать руководителям регионального уровня, что малочисленная школа – это не только носитель образовательных функций, но и социокультурный центр. В сельском поселении она выполняет роль клуба, библиотеки. Благодаря такому подходу вопрос о закрытии многих малочисленных школ не стоит.

В Кош-Елгинской школе Бижбулякского района Республики Башкортостан, где учатся около 300 детей, наладили работу подсобного хозяйства. Благодаря этому школа получает дополнительные средства для оплаты поездок детей на соревнования, смотры, конкурсы, организацию внеурочных занятий. Словом, рынок требует инициативы и предприимчивости от работников образования. И в этом – единственное их спасение.

«Сегодня 10-11-е классы – это в основном камера хранения, – сказала Т.В. Бирюкова из Вяземского района Смоленской области. – Дети остаются очень слабые. В институты многие из них не пойдут. Они хорошо работают на школьных полях, но едва ли могут учиться дальше в силу своих природных способностей. Надо расширить профессиональную подготовку на селе».

«Для сельской школы нужна другая модель финансирования, – уверен В.Б. Орлов. – Сегодня у нас финансирование подушевое. А это значит, если в школе 12 человек и меньше, то все деньги пойдут только на зарплату. На развитие школы ничего не останется. Школа может развиваться, если в ней учится 18-20 человек и больше. Но на селе численность школ иная. Отсюда – конкретное предложение. Финансирование сельской школы должно быть двухступенчатым: а) по количеству классов-комплектов, независимо от того, сколько учеников в классе; б) на заработную плату. Остальные расходы (на питание, медикаменты, содержание интернатов) можно рассчитывать с позиции подушевого финансирования. При реализации такой модели малочисленная школа выживет».

«Один из путей стабилизации социальной жизни на селе – развитие психологической службы, – считает Н.М. Неупокоева, зав. кафедрой педагогики и психологии Курганского института повышения квалификации работников образования. – Если психолог пользуется уважением у населения, сила его воздействия огромна. Как закрепить молодежь на селе? Тут важны экономические факторы. Наши психологи работают в этом направлении, закладывая в личность молодого человека-селянина социальную активность. У нас есть примеры, когда молодежь создает предприятия, торговые точки, и тогда жизнь кипит».

В.Н. Тарасова, зав. кафедрой социальной педагогики и акмеологии Шуйского государственного педуниверситета, подняла проблему подготовки учителя для малочисленной школы: «Как учить, если в классе 4, 3, 2 человека? Если учителя профессионально подготовить, он сумеет работать хоть с одним учеником. Ученые нашего университета разработали методику дифференцированного обучения в классах с малой численностью учащихся. Педагоги проходят 10-дневные курсы с тренингами и очень довольны».

Участники «круглого стола» высказывали мнения о том, что решения по сельской школе Минобразование РФ часто принимает закрыто, не советуясь с педагогической общественностью. Ставили вопрос о бестолковости эксперимента по реструктуризации сети школ, о нереальности двухлетнего срока для отработки оптимальных моделей. Говорили о том, что если в деревнях не строить дома, притока населения не будет, молодежь не останется. Задавались вопросом: «Где эти программы, стимулирующие рождаемость?»

Невероятно, но факт: в новой демократической России под угрозой закрытия находятся школы, имеющие столетнюю (!) историю развития. Школы, составляющие «золотой» фонд отечественной педагогики, спасающие малые поселения от деградации, духовного разрушения. Армию безработных сельчан может пополнить, да уже и пополняет самоотверженная, бескорыстная интеллигенция. И все почему? Потому что руководителям, стоящим у истоков реструктуризации, иногда трудно увидеть резервы модернизации сельской малочисленной школы. А они есть! Очень простые по решению, экономически выгодные по затратам, педагогически целесообразные по технологиям.

Марина ГУРЬЯНОВА, Анна НАГИБИНА, научные сотрудники Института социально-педагогических проблем сельской школы Российской академии образования


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту