Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Счастливая пара… Ромео и Джульетта шестьдесят лет спустя

Учительская газета, №27 от 1 июля 2008. Читать номер
Автор:

В их жизни все было так, как у знаменитых героев, только фамилии другие. Род Домбеков был решительно против женитьбы единственного сына на красавице Леле, которую, впрочем, они довольно долго именовали Еленой Николаевной. Род Агеевых активно не протестовал, но тоже был не слишком «за», имея на то свои аргументы. Понять родителей несложно: сын женился на своей учительнице, которая старше его на четырнадцать лет, дочь выходила замуж за своего ученика, и неясно было, станет ли такой муж главой семьи, опорой и надеждой супруги. Но ясновидцев среди родственников изначально не оказалось: через два года Елена и Аркадий Домбеки отметят шестидесятилетний юбилей свадьбы, а в этом году Елена Николаевна уже отметила 90 лет со дня рождения.

В женитьбе на учительницах нет ничего удивительного: они умны, скромны, непритязательны. Удивительно другое: герои те, что живут со своими женами-педагогами пять, десять и более лет. Они герои потому, что идут на полное самоотречение от многого, обрекают себя на вечернее одиночество, пока жена проверяет тетради, на постоянные разговоры о чужих детях, которым жена отдает все свое внимание, время, а по большому счету – душу, они должны ходить в походы с классами только потому, что там нужна крепкая мужская рука и умение разводить костры, ставить палатки, быть все время на подхвате. Но самое главное, им приходится постоянно возвращать (тихо, бережно и деликатно) свою романтически настроенную жену в реалии обычной жизни, изредка рассказывая, что не все в этой жизни так порядочны и честны, патриотичны и самоотверженны, как того хотелось бы, не все так альтруистичны, как это необходимо для нормального общества, в конце концов не все так уважительно относятся к педагогическому труду, как мечтают подвижники-учителя. Все эти испытания мужей учительниц, которые выпадают на их долю, многим оказываются не по плечу. Но есть и удивительные мужчины, которые всю свою жизнь сознательно посвящают своим женам-педагогам. Среди них, может быть, первый и единственный такой – Аркадий Анатольевич Домбек. И кто знает, смогла бы Елена Николаевна, пятьдесят восемь лет простоявшая у учительской доски, стать великой учительницей, если бы не муж, взявший на себя все заботы о ней и продолжающий делать ее жизнь прекрасной и радостной?

В пятом классе к ним в школу №110 в Мерзляковском переулке пришла новая учительница русского языка и литературы – Елена Николаевна. Друг Аркадия Шура Ширвиндт тогда возбужденно сказал, что она красавица и что им повезло. И Шура, и Аркадий – тихие отличники из интеллигентных семей (Ширвиндт даже играл на скрипке) смотрели на учительницу влюбленными глазами, но об их чувствах она даже не догадывалась. А могла бы это понять хотя бы в отношении Шуры, после уроков тот уходил домой, потом возвращался и старался незаметно положить на край стола сверточек с бутербродами: в то голодное послевоенное время семья Ширвиндтов подкармливала учительницу, все свое время проводившую в школе. После восьмого класса учительница перешла в другую школу: ей было неудобно ездить на работу в столицу из подмосковного Люблино, и она выбрала школу поближе к Курскому вокзалу. Шура Ширвиндт эту потерю переживал долго, но в конце концов успокоился. А вот Аркадий… Никто не знал, что он постоянно думал о Елене Николаевне, в мечтах видя ее своей женой. Скажи он тогда об этом, наверное, в классе, где учились отпрыски именитых семей (например, сын Кагановича), над ним посмеялись бы. Скажи он это маме с папой, те посчитали бы, что их сын нездоров. Но он никому тогда не сказал о своей любви с первого взгляда, он ждал момента, когда закончится учеба, когда он станет взрослым. Этот момент настал. Восемнадцатилетний студент МАТИ в один прекрасный день появился на пороге коммунальной квартиры, где жила его любимая, и сделал ей предложение руки и сердца. Аркадий Анатольевич – очень тихий, интеллигентный человек, и вот я думаю, как же ему удалось так повернуть ситуацию, какие усилия приложить, какие решительные шаги предпринять, чтобы Елена Николаевна вдруг не только поверила в безграничную и преданную любовь, но и сама полюбила?

Родители Аркадия были в шоке, они предложили сыну выбор: или он остается дома и они продолжают создавать ему достойную жизнь, в том числе в материальном плане, или он уходит из дома. Они, наивные, думали, что студент выберет первое, а он ушел из дома в одном лыжном костюме, не взяв с собой ничего. Он начинал свою жизнь, имея лишь одно богатство – любовь. Через несколько лет родители одумаются, простят, пригласят сына с женой на торжественный обед, они станут жить вместе в одной коммуналке, отношения вроде бы войдут в привычное русло, Домбеки-старшие даже полюбят невестку, которая всегда была готова всем помочь, всех поддержать, которая старалась быть самостоятельной во всем. Елена Николаевна помогала семье: давала уроки по рублю в час. Учеников было десять человек из разных классов, и она радовалась, что все складывается так удачно.

Аркадий окончил институт, ему предлагали пойти в Академию наук, он уже сдал кандидатский минимум и мог писать диссертацию. Но он решил, что в их семье главной будет Елена и ее жизнь, просто нужно создавать ей все условия. Он устраивается на завод и всю жизнь работает там технологом. Какой могла бы быть его карьера, можно только предполагать: если в режиме самоотречения он сумел стать заместителем директора завода, то, занимаясь своим продвижением по службе, вполне мог бы дойти и до министерского поста. Но он выбрал другую стезю: помогал своей жене, классному руководителю, управляться с учениками (своих детей они так и не завели, есть только одиннадцать племянников), по вечерам переписывал начисто ее учебные планы, освобождая Елене минуты для отдыха, ходил по магазинам, стоял у плиты, наводил порядок дома. Об одном сожалел: не сумел от своей работы получить хорошую квартиру, они обменяли две коммунальные комнаты на двухкомнатную крошку-квартиру и живут в ней всю жизнь. Счастливо живут, потому что туда погреться у их счастья приходят друзья, родственники, ученики. Кстати, Шура Ширвиндт, ставший художественным руководителем Московского театра сатиры, тоже приходит в гости.

Лёля

Лёлей Елену Агееву называли в ее дружной и большой педагогической семье. Мама – учительница начальных классов и папа – директор школы воспитывали троих дочерей и двух сыновей так, что они и подумать не могли о другой профессии. Четверо пошли по стопам родителей – Лев, Дмитрий, Александра и Елена. Пятая – Екатерина – окончила Военный институт иностранных языков, но поработала в суворовском училище, прежде чем стать референтом и переводчиком у Алексея Маресьева, а потом и у других выдающихся деятелей. Елена из общего семейного гуманитарного ряда выпадала, она хотела стать химиком, поступила на первый курс Менделеевки. Но вскоре заболела мама, и пришлось ее выхаживать. Через два месяца Лёля подала заявление и перешла на факультет русского языка и литературы в Московский городской педагогический институт, который в народе звали Потемкинским по имени великого русского педагога. Свой последний экзамен она сдала 22 июня 1941 года. Пришлось ехать в эвакуацию в Пензенскую область, потом возвращаться и устраиваться на работу в 110-ю московскую школу, которая стала школой профессионального становления для Елены Николаевны. Пятый класс, который ей достался, был хорошим, добрым, за три года Елена полюбила их всей душой. Всех, никого не выделяя. Видела ли она, что из всех детей больше внимания ей уделяет ученик Домбек? Об этом Елена Николаевна не говорит, это ее тайна, но можно предположить, что уже тогда он ей понравился своей воспитанностью, деликатностью, той настойчивостью и ответственностью, с какой учился, получая только отличные оценки. Кстати, со своими учениками, которые уже давно старше семидесяти лет, она встречается и дружит. Годы как-то незаметно стерли разницу в возрасте, и общаться на равных стало легче.

Выпустив восьмой любимый класс, Елена Николаевна ушла в 334-ю школу и снова взяла пятый класс. Этот девичий класс (а тогда были мужские и женские школы) был настолько «бандитским», что его перевели из соседней школы, ибо в прежней с ним не могли справиться другие учителя. В 334-й класс разделили на пять частей, одна пятая попала в класс к Елене Николаевне. Одна из учениц сразу привлекла внимание учительницы, первое впечатление подкрепило первое же сочинение, написанное девочкой по «Слову о полку Игореве». В нем были такие взрослые мысли, такое глубокое знание литературы, такие чувства, что поначалу учительница решила, что сочинение списано, но вслух ничего не сказала, похвалила сочинение и стала наблюдать за своей юной ученицей. В конце концов та стала показывать ей свои стихи и даже впервые прочитала их на школьном вечере. Выпускное сочинение ученицы Беллы Ахмадулиной на 28 страницах Елена Николаевна помнит до сих пор.

Елена Николаевна все свое время отдавала своим питомцам: таскала их по памятным местам, устраивала вечера, создавала театральные коллективы. Не случайно среди ее выпускников много режиссеров, актеров, сама играла на гитаре и пела. Это была ее личная жизнь, и особых перемен в ней не предвиделось. Пока однажды на ее пороге не появился с букетом цветов повзрослевший ученик Аркаша Домбек и не сделал ей предложение. Принять или не принять, стать женой хоть и бывшего, но все же ученика, перейти или не перейти ту грань, за которой может быть всякое, в том числе и осуждение? Это сегодня – делай что хочешь, никому и дела до тебя нет, а в те годы нравственные категории были столь высоки и значимы, что общество могло и не понять высоких чувств учительницы и ученика. Она думала долго и мучительно представляла себе, что скажут семьи. Семья Домбеков, которую она знала по родительским собраниям, конечно, не могла одобрить выбор единственного сына. Ее учительская семья тоже не отнесется к этому благосклонно: педагоги не могут себе представить, что отношения с учениками вдруг перейдут из категории «наставник – ученик» в некую иную. Но то, как ухаживал Аркадий за своей будущей женой, не могло не тронуть Елену.

После долгих раздумий она решилась на серьезный разговор с Аркадием. У нее была тайна, и она решила доверить ему самое сокровенное, тем более что не могла рисковать карьерой будущего инженера. Дело в том, что в 1937 году был арестован по ложному доносу и сослан на Колыму ее отец Николай Дмитриевич Агеев. Семья полностью «вкусила» все прелести жизни семьи «врага народа». Отец так и не вернулся в Москву: отбыв десять лет на Колыме, он поселился в Покрове Владимирской области и до конца жизни работал там учителем. Старшего брата Льва не приняли в аспирантуру, одну из сестер лишили золотой медали и поездки в Артек, двух других не оставили на работе в Москве и отправили в Пензенскую область. В то время, когда Домбек добивался руки Елены, еще важным было то, что написано в анкетах, а в ее анкете значилось: дочь отсидевшего срок по политической статье. Это могло сказаться не лучшим образом на жизни и карьере Аркадия. Но он уже принял решение, и слово было только за ней. Это слово она и произнесла.

Начало семейной жизни было трудным, хронически не хватало денег: муж-студент подрабатывал, где мог и как мог, всеми силами украшал их коммунальный быт. Жена-учительница брала все часы, какие только могла, и репетиторствовала. Она была такой замечательной учительницей, что директор (невиданное дело для тех лет!) разрешил ей проводить частные уроки в школе, потому что боялся, вдруг она уйдет. Потерять такого педагога во все времена и во всех школах было катастрофой, ведь ее ученики поступали в вузы с первого раза, блестяще заканчивали там учебу и добивались больших успехов. Например, ее ученик Коля Платэ в конце концов стал не просто академиком РАН, но и главным ученым секретарем главной академии страны.

К семидесятилетию Елене Николаевне, учителю русского языка и литературы школы №26, присвоили звание «Заслуженный учитель», к восьмидесятилетию дали орден. Больше наград за почти шестьдесят лет педагогического труда нет (впрочем, есть еще медали «За доблестный труд» и «К 850-летию Москвы»). Но она не жалуется: ее награда – почти двадцать тысяч выпускников, которым она дала путевку в успешную жизнь. И муж, сделавший ее жизнь абсолютно счастливой.

Все счастливые семьи счастливы по-разному. Эта семья счастлива по-своему, но это счастье так переплетается со счастьем других, со счастьем города, со счастьем страны, что было бы странно отделять его от общего. Просто учительские семьи настолько неэгоистичны, настолько незамкнуты, настолько открыты, что их счастье невозможно без ощущения того, что они могут что-то сделать для счастья других. Сегодня Аркадий Анатольевич и Елена Николаевна наконец могут пожить для себя, читать, гулять, ездить в санаторий в Подмосковье, ходить в театры и кино, обсуждать телепередачи, встречаться с людьми, дорогими их сердцу. Они такая счастливая пара, что сердце заходится от восторга, когда видишь их, трогательно поддерживающих друг друга под руку, когда видишь те восторженные взгляды, которые они бросают друг на друга. Создается впечатление, что они не ощущают своего возраста, что видят и помнят себя такими молодыми, когда близкие и друзья называли их Аркашей и Лёлей. Господи, пошли им долгих и счастливых лет совместной жизни, они так достойны этого!


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту