search
Топ 10
Школы в регионах переводят на дистанционное обучение Учителям потребуется подтверждать, что именно они подготовили победителей Всероссийской олимпиады школьников Акт вопиющего физического воздействия и морального насилия: что случилось в школе под Калугой Дистанционное обучение в школах, «Высшая лига» учителей года, отмена ЕГЭ - новости образования ОГЭ по русскому языку: как пройти итоговое собеседование Ситуация с 9-летней студенткой МГУ Алисой Тепляковой вновь привлекла внимание общественности Эксперт подсказал выход из ситуации с самой юной студенткой МГУ Алисой Тепляковой Тайный дневник, 1900 км, 600 человек: девятые сутки под Волгоградом ищут пропавшую школьницу Международный день объятий, который отмечают 21 января, – праздник не новый, ему 35 лет Прошел первый урок «Высшей лиги» – Екатерина Костылева рассказала о трех китах педагогики XXI века

Счастлив тот народ, у которого исписаны еще не все страницы в книге его истории.

карлейль

Советы психолога

За стенкой?

егодня мы заканчиваем разговор о застенчивых детях, начатый в “Ладе” 8 октября с.г.

Мы думаем, что, работая с застенчивостью, нужно параллельно идти по двум направлениям: элевировать (т.е. возвышать) и персону, и личность. Сейчас поясним.

Одобрение, похвала, выражение восторга по поводу внешности (что очень важно!), ума, талантов, хорошо сделанной работы – это непосредственное возвышение, а точнее, возвеличивание персоны, то есть человека как он есть. И чем больше людей будет участвовать в таком возвеличивании, тем лучше. Между прочим, это одна из причин, по которой мы считаем необходимым работать с патологически застенчивыми детьми в условиях группы. Помните, мы сказали, что такому ребенку кажется, будто на него смотрит весь мир? Так вот: группа и есть модель мира. И этот “мир” одобряет, восхищается, рукоплещет!

Важно и другое. В группе он может побыть не только артистом, но и зрителем и увидеть, как другие дети тоже преодолевают свою застенчивость.

Пятилетний Ваня К. страдал выраженным истерическим неврозом, который проявлялся в крайних – и вычурных! – формах застенчивости. Он стеснялся, но при этом вел себя настолько необычно, настолько манерно, что привлекал внимание куда большее, чем, скажем, ребенок с откровенно демонстративным поведением. Он долго не соглашался выступать, а когда наконец зашел за ширму, начал вытворять Бог знает что: хохотал, визжал, рыдал, бросал в “зрителей” игрушки, ложился на пол и из положения лежа украдкой выглядывал в “зрительный зал”. Неизвестно, чего бы мы добились, занимаясь с ним индивидуально. А тут он каждый раз, видя выступления и успех ребят из группы, буквально изнемогал от желания выступить (ведь истерик жаждет сцены!) и на последних занятиях показывал домашние этюды уже совершенно нормально, без выкрутасов.

Чтобы устранить почву для невроза, мало повысить самооценку. И напротив, если на этом остановиться, можно лишь усугубить состояние пациента. Убедившись в своих силах, поверив, что он лучше других, ребенок захочет к месту и не к месту демонстрировать это окружающим. И, естественно, будет получать отпор.

Совсем другое дело, если вера в свои силы влечет за собой желание сделать что-то хорошее для других: помочь, защитить, посочувствовать. И по этому пути мы пошли, продолжая работу с Ваней. Вот один из этюдов, который мы предложили ему при повторном прохождении цикла лечебных занятий.

Ваня впервые пришел в детский сад. (А надо сказать, что реальный Ваня в силу своей застенчивости в детский сад ходить отказывался и сидел дома с бабушкой, поэтому он легко вжился в образ ребенка, которому не по себе в новом коллективе). Он очень смутился, увидев вокруг столько новых лиц, и ни с кем не решался познакомиться. Настроение у него испортилось, и он уже собирался заплакать, как вдруг увидел одиноко стоящего в углу мальчика. По лицу его катились слезы.

– Что с тобой? – спросил Ваня. – Тебя кто-то обидел?

Мальчик молча помотал головой.

Ваня задал ему еще несколько вопросов и понял, что мальчик – тоже новенький. И что ему очень хочется познакомиться с ребятами, но он стесняется. Ваня тоже стеснялся, но в его душе какое-то время боролись два чувства: робость и жалость к мальчику. Наконец жалость победила.

– Пошли вместе знакомиться с ребятами! – предложил Ваня и взял мальчика за руку.

Они вдвоем подошли к играющим детям, и Ваня сказал… (Что именно сказал Ваня, мы предложили сочинить ему и его маме, но примерное содержание вам, конечно же, понятно).

Вообще очень интересно поговорить о сострадании в связи с застенчивостью и страхами. Принято считать, что нервного, впечатлительного ребенка ни в коем случае нельзя волновать рассказами о чужих страданиях. Это большое заблуждение. Чем больше людей будет включено в категорию “жалко”, тем сильнее и неуязвимее будет чувствовать себя ребенок. Он станет великодушным, т.е. душа его вырастет и возвысится. А значит, окрепнет.

Ирина МЕДВЕДЕВА, Татьяна ШИШОВА

Чужая азбука

Дик и Джейн возвращаются

стории о Дике и Джейн, по которым миллионы первоклассников в течение 40 лет осваивали азы грамотности, теперь “открыты” вновь как символ культуры Америки середины века. Легендарные Дик и Джейн стали героями двух музейных экспозиций, фильма и недавно опубликованной книги “Вырастая вместе с Диком и Джейн”. (Второе название – “Узнать и прожить американскую мечту”). Итак, мы вновь попадаем в карамельный мир, царивший в 85 процентах американских начальных школ и отражающий ценности и чаяния представителей послевоенного среднего класса.

“У нас никогда еще не было экспозиции, которая вызывала подобную эмоциональную реакцию у взрослых, которые на десятилетия забыли о своих друзьях детства – мальчике и девочке без фамилии, живущих “где-то”, – говорит Катлин Войт, директор по общественным связям Музея Искусств и Наук города Пеория, штат Иллинойс. – Всякий раз, когда кто-то плачет в нашей галерее, мы знаем, что это происходит перед экспозицией о Дике и Джейн”.

Первые книги о Дике и Джейн вышли в 1930 г. в издательстве Скотт, Форсман и Комп. в Чикаго и переиздавались каждые 5 лет, вплоть до 1965-го. Они предназначались для шестилеток, которые осиливали три простенькие книжки с небольшим набором слов и красочными поясняющими иллюстрациями (начиная с “Мы смотрим и видим” и первыми словами “Посмотри, Дик бежит” до “Повеселимся с Диком и Джейн”).

Выставка в Пеории в феврале 1994 года должна была продлиться только 2 месяца, но по требованию публики продолжалась более года. Приходили бывшие учителя-пенсионеры, сжимая потертые книги для первоклашек, которые не открывали с семидесятых годов. Одна из посетительниц признается, что все 30 лет помнила о том, что не возвратила в школьную библиотеку свой экземпляр.

Вторая выставка, на которой были выставлены 100 копий книги о Дике и Джейн, была открыта в Ричмондской публичной библиотеке в 1994 г. и до сих пор путешествует по стране.

Интерес к выставке, безусловно, вызван ностальгическими чувствами у представителей послевоенного поколения, которые снова лицом к лицу столкнулись с Диком и Джейн и вновь вернулись в то время, когда самой большой детской мечтой была говорящая кукла и можно было получать удовольствие от того, что просто стоишь на горе и смотришь на проходящие внизу машины.

Кароль Кисмарик и Марвин Хайферман, авторы книги “Вырастая вместе с Диком и Джейн”, считают, что интерес к ней также вызван беспокойством родителей о том, чтобы дети получили образование не хуже, чем они. Однако Линда Дарлинг-Хаммонд, профессор педагогического колледжа Колумбийского университета, уверена, что повода для беспокойства нет: проверки федерального департамента образования начиная с шестидесятых годов показывают, что навыки чтения у 9-летних непрерывно улучшаются.

Интересно, как создавались персонажи легендарного учебника. Их автор Зерна Шарп, консультант по обучению чтению, посещала игровые площадки. Обратила внимание, что играющие дети часто кричали друг другу: “Смотри, смотри!”. (Все прежние книги для чтения первоклашек включали пересказы Библии и сказок, написанные сложным языком с небольшим количеством иллюстраций). Эта новая книга для чтения, большую часть которой иллюстрировала Элеонора Кэмбелл, все изменила. В ней использовались слова, употребляемые детьми, рассказывались истории, которые могли случиться в жизни шестилеток, например подманивание собачки с помощью кусочка лакомства…

В книге использовался метод обучения чтению – “увидел, скажи” (метод целых слов), с помощью которого дети учились узнавать слова целиком и применять их при описании ситуаций, изображенных на картинках.

Кроме того, что Дик и Джейн помогали учиться читать, они были образцами поведения, говорит Хайферман, который встретился с ними в средней школе N 236 в Милл Бейсин, Бруклин. “Они учили – трудись, помогай ближним, труд – это благо, – говорит он. – Люди, писавшие эти книги, считали, что их точку зрения разделяет все население страны. Лишь в шестидесятые годы возникло ощущение, что это не совсем так”.

Дик и Джейн все более не соответствовали изменениям в общественной и культурной жизни. (Так, некоторые группы населения считали, что во всем видны “ущемления прав женщин и расизм”). Маятник теории обучения чтению качнулся от метода “целых слов” к фонетическому подходу. “Метод целых слов основывался на запоминании очень небольших слов и ничем не мог помочь при чтении длинных слов”, – говорит Дарлинг-Хаммонд.

Современная теория обучения чтению делает основной упор на комбинации фонетического подхода и метода целых слов, предоставляя многочисленные возможности для чтения, слушания и письма на темы из повседневной жизни.

Бедные Дик и Джейн старались не отстать от времени в шестидесятые. Например, смотрели телевизор.

В 1965 г. издатель впервые ввел чернокожих персонажей в книгу для чтения для 1-го класса. Но это издание оказалось последним. И хотя книги находились в продаже до 1970-го и использовались в некоторых школах еще в течение десятилетия, они постепенно истрепались и исчезли из обращения.

В 1993-м Дэвид Томпсон, телевизионный продюсер, посетил в Индиане выставку работ Зерны Шарп и обратил внимание, что наиболее популярны две – о Дике и Джейн. Он решил создать документальный фильм для телевидения, однако издатели книги отказались предоставить ему свои архивы. “Их так много ругали за Дика и Джейн в последние годы существования этих персонажей, что они до смерти боялись извлечь их на свет и снова подвергнуться уничтожительной критике”, – говорит Томпсон. Но он сумел победить их колебания, и документальный фильм “Что же случилось с Диком и Джейн?” стал самой популярной передачей его телевизионной станции.

_________________________

Перевод из газеты “International Herald Tribune”, 4 октября 1996 г.

Сказки наших читателей

Каникулы Игорешей

Жили в городе два друга-второклассника – Игорек и Шурик. В классе им придумали одно имя на двоих – Игореши.

Однажды, помнится, это было в среду утром, Игорек вместо школы завел Шурика в парк:

– Мы с начала недели учились в понедельник и во вторник. Сколько дней получается?

– Два, – ответил Шурик.

– Если сегодня пойдем в школу, сколько останется до ее конца?

Шурик считал и загибал пальцы:

– Среда, четверг, пятница. В субботу не учимся. Три дня!

– Останется больше, чем было. А если сегодня устроим каникулы, разделится поровну: два и два. Здорово!

– Ага! – засмеялся Шурик. – А что будем делать?

– Жарко… Мороженого поедим!

Они подскочили к автомату, который за каждую опущенную в него монету выстреливал порцию мороженого. Мальчишки опустили целую пригоршню монет – деньги на билеты в кукольный театр, куда должны были пойти всем классом.

Автомат выстрелил одну порцию, вторую, третью… Игорек и Шурик глотали мороженое и даже губы не успевали вытирать. Они уже наелись, но автомат продолжал стрельбу. Порции попадали в рот, в нос, щеки, лоб и даже волосы.

Игореши бросились наутек. Лица их были заляпаны мороженым. Мальчишки подбежали к фонтану в парке и принялись смывать мороженое.

– Теперь в кинотеатр! – крикнул Игорек. – “Мультики” посмотрим!

В пустом зале они сели на самые лучшие места и заказали:

– “Ну, погоди!” – все выпуски!

– И-гор-е-ш-и! – ответил из будки робот-киномеханик. – В-ы-п-р-о-г-у-л-я-ли у-р-о-к-и. М-у-ль-т-ф-и-ль-м-о-в н-е б-у-д-е-т. О-с-в-о-б-о-д-и-т-е з-а-л!

– Мы на карусели повеселимся, – предложил Игорек.

Они подбежали к карусели, вскочили в седла деревянных лошадок и закричали:

– Н-о-о! Поехали!

Лошадки вдруг взбрыкнули сначала передними, потом задними ногами. Мальчишки полетели вверх тормашками, шлепнулись в песок, погрузились в него.

В это время у второклассников в школе кончились уроки и они выбежали на улицу. Им захотелось мороженого. Но сколько они ни опускали монеток в автомат, он ничего не выстреливал.

– В-а-ш-е м-о-р-о-же-н-о-е сь-е-л-и И-г-о-р-е-ш-и, – сказал он.

– И уроки прогуляли, и мороженое слопали! – возмутились второклассники.

…Карусель была неподвижной. Деревянные лошадки встали на дыбы. Песок вздулся. Один из мальчишек заметил торчавшие из песка ноги:

– Вот Игореши!

Мальчишки выдернули их из песка. Тот забился им в рот, в нос, в уши. Руки были исцарапаны. Одежда стала серой.

В это время появились родители Игорька и Шурика и увели их домой. О чем дома был разговор, осталось тайной. Зато на следующее утро Игореши пришли в школу раньше всех. И когда они слышали слово “каникулы”, лица становились такими, будто обоих мучила зубная боль.

Феликс СЕМЯНОВСКИЙ

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте