search
Топ 10
Школы в регионах переводят на дистанционное обучение Дистанционное обучение в школах, «Высшая лига» учителей года, отмена ЕГЭ - новости образования Учителям потребуется подтверждать, что именно они подготовили победителей Всероссийской олимпиады школьников Акт вопиющего физического воздействия и морального насилия: что случилось в школе под Калугой Эксперт подсказал выход из ситуации с самой юной студенткой МГУ Алисой Тепляковой Для учителей и воспитателей Подмосковья установили выплату в 5 тыс. рублей Постановление Роспотребнадзора о сокращении карантина до 7 дней вступило в силу Мне есть что спеть: 25 января – день рождения поэта, барда, актера Владимира Высоцкого Школьников и студентов отправляют на дистанционное обучение – ковид бьет рекорды Гурманы отметят необычный праздник – Международный день эскимо, которому исполняется 100 лет

Самойлов висел на крючке у КГБ За океаном открыли ученого, “закрытого” в родном Отечестве

Решением Американского библиографического института штата Северная Каролина заведующий кафедрой основ медицинских знаний Брянского государственного педагогического университета имени академика Петровского, доктор медицинских наук профессор Николай Самойлов удостоен в номинации “Биология и медицина” почетного звания “Человек 2000 года”.

Как доктора наук сделали “диссидентом”
…И тогда Самойловым заинтересовались в КГБ. Почтенный чекист долго и въедливо о чем-то расспрашивал, потом скользнул скучающим взглядом по окну (за стеклами буйно догорала осень) и посмотрел на Николая Никифоровича:
– Вы что, действительно ничего не понимаете? А публичная защита Сахарова? А регулярное прослушивание Би-би-си? Да и студентам не все можно говорить на лекциях…
Однако опять, к счастью, обошлось. Потому что в очередной раз не согнулся, не стал “петлять” и изворачиваться.
Было, увы, в его биографии и такое. Это сейчас в Брянске взахлеб рассказывают о профессоре Самойлове, а в те годы…
Николай Никифорович долгое время занимался секретными исследованиями, а потому его вроде как бы и не было. Но одновременно “закрытый” ученый находился под жестким “колпаком” соответствующего наблюдения.
Серьезными разработками выпускника Ленинградской военно-медицинской академии (еще будучи слушателем этого учебного заведения, опубликовал 11 научных работ!) заинтересовались в одном из московских НИИ. Однако командующий флотом неизменно пресекал все попытки отозвать Самойлова в столицу одной и той же резолюцией: “Умные люди Тихоокеанскому флоту тоже нужны…” Так Николай Никифорович и защитил кандидатскую диссертацию в Хабаровске. Потом была преподавательская работа в Томском университете и защита докторской.
А “диссидентом” его сделали вот как.
В ходе научных разработок выяснилось, что тема его диссертации соприкасается с проблемами производства водородной бомбы. Так судьба свела молодого ученого с “отцом” этого оружия А.Д.Сахаровым. Уже работая в Винницком медицинском институте, услышал, как коллеги вовсю “поливали” академика и трижды Героя. Зная об огромном вкладе Андрея Дмитриевича в укрепление обороноспособности страны, в резкой форме вступился за выдающегося ученого. Тут же последовал донос в КГБ. Причем дело “шили” нешуточное: за “антисоветчину” предполагалось лишить ученой степени доктора медицинских наук и воинского звания полковника медицинской службы.
Впрочем, поскольку прежняя система работала безотказно, слух о том, что “висел на крючке у КГБ”, догнал его и в Брянске: местный обком КПСС всеми силами пытался воспрепятствовать утверждению Николая Никифоровича в должности заведующего кафедрой. Однако ученый совет почти единогласно проголосовал “за”. Больше того. Заинтересовавшись свежими мыслями профессора Самойлова, здесь дали “зеленый свет” его теперь уже мирным научным изысканиям.

В ученые вывела… двойка
Вознамерившись стать великим хирургом (“никак не меньше Пирогова”), слушатель академии буквально дни и ночи пропадал на кафедре хирургии. Смело установив “планку”, он смело и шел на нее: уже на третьем курсе начал самостоятельно оперировать. И тут – “осечка”, круто изменившая его жизненный курс: заведующий кафедрой фармакологии профессор Н.В.Лазарев поставил слушателю Самойлову по своему предмету двойку.
– Выписал в ходе экзамена больному рецепт на атропин, – Николай Никифорович задумчиво смотрит на висящий над его рабочим столом портрет знаменитого учителя. – И вместо 0,1-процентного “зафуговал” пациенту 1-процентный раствор, а заместо 8 капель предпочел дать все 10… Не пожалел, словом, для пациента смертельной дозы.
Это сейчас профессор с улыбкой вспоминает тот эпизод. А тогда…
У заслуженного деятеля науки глаза на лоб полезли: “Как это так, будущий хирург не знает фармакологии?”
Договорились, словом, до того, что слушатель третьего курса стал отныне не вылезать уже с кафедры, которой руководил Н.В.Лазарев. И не раз потом Николай Васильевич, радуясь успехам ученика, повторял: “Из-за двойки человек будет ученым…” Мудрый педагог, как видим, не ошибся. (Кстати, именно Н.В.Лазарев посоветовал своему воспитаннику “не отираться в крупном городе”, а начать самостоятельную работу на Дальнем Востоке). Так и пошло. Тем более что судьба вскоре выкинула с Самойловым неожиданное “коленце”.
Отдирая старые обои в квартире, новосел обнаружил любопытную газетную заметку академика А.Ф.Цандера про первые ракетные двигатели.
– Окисные соединения лития используются для регенерации воздуха на американских спутниках и подводных лодках, – задумался молодой ученый. – Но ведь никто еще не занимался проблемами токсикологии этого металла, спектром его воздействия на человеческий организм…
Так была определена тема докторской диссертации. Результаты исследований, опубликованные в солидном журнале, принесли Николаю Самойлову шумную известность в научных кругах: предложена нейтронозахватывающая терапия при лечении рака гипофиза. Все работы, понятно, были засекречены. (Хотя, если честно, тайной это было лишь для соотечественников. За “бугром” же о том, чем занимался Самойлов, были очень хорошо осведомлены, и ученому постоянно присылали приглашения на разного рода симпозиумы и конгрессы. Однако никуда его, конечно, не пускали).
Учитель,
воспитавший
епископа
Профессору уже за 70. Высокий, спортивный, здороваясь, крепко стискивает в приветствии руку. Очень быстрые живые глаза пытливо ощупывают собеседника.
– Мои ученики – это мои дети. Пусть даже по зернышку “клюют”, главное, чтобы ядра были, как в сказке Пушкина, “чистый изумруд”…
Литература – его хобби. Неплохо знает и много читает наизусть (даже принимая экзамены) русских классиков. (“Почувствовав “ахиллесову пяту” в образовании, перед поступлением в академию прочитал все, что сумел достать, из русской литературы”).
Так, смолоду четко определив жизненные ориентиры, Самойлов упорно продолжал вести кладку своей судьбы. После винницкого инцидента он решил навсегда расстаться с погонами и так оказался в Брянске.
Нынешняя кафедра основ медицинских знаний состояла тогда из небольшой комнатушки, где ютились два сотрудника и лаборант.
– Будущий учитель не может не знать основ медицины, – доказывал профессор. – Ведь ему придется при организации учебного процесса, заниматься и профилактикой различных детских заболеваний, и даже, если потребуется, оказывать первую медицинскую помощь. А потому надо расширяться, надо заниматься серьезными проблемами…
И доказал. Кафедру, по сути, создали заново. Теперь здесь – 16 научных сотрудников, установлены тесные связи с крупнейшими научно-исследовательскими институтами страны.
“Поблажек” же студентам, считая медицину одним из основных предметов, здесь не дают никаких, а потому даже отличники нередко “обрастают” двойками. Но никто, представьте себе, не обижается.
Я целый день провел на лекциях и практических занятиях профессора и воочию убедился, что даже при всей его “военной” строгости студенты просто боготворят своего учителя.
– Да и как же иначе, – услышал в одной из групп. – Если Николай Никифорович учит даже тому, как правильно здороваться или говорить по телефону?! А уж высокая организованность всем нам просто передается по наследству…
Проблема, которой ныне занимаются на руководимой профессором Самойловым кафедре, – наиважнейшая: поиск лекарственных средств для выживаемости организма в экстремальных условиях. И сотрудники кафедры, вчерашние студенты, сумели уже получить лекарства, аналогов которым в мировой медицинской практике пока нет.
За годы своей научной и педагогической деятельности профессор Самойлов воспитал около 40 кандидатов и докторов наук. И так уж получилось, что защитивший под его руководством кандидатскую диссертацию и одно время преподававший в бывшем Брянском пединституте Олег Горянов стал ныне…ректором Санкт-Петербургской духовной академии.
На кафедре помещена теперь фотография нынешнего епископа Константина. Между учителем и учеником сохранились самые дружеские отношения, хотя порой их письма друг другу и напоминают подобную переписку Ивана Грозного с князем Курбским: Олег Горянов собирался в свое время защищать под руководством профессора и докторскую диссертацию, а стал вдруг кандидатом богословия. Что ж, всяко бывает.
“Человеческая личность окружена хаосом природных, общественных и исторических условий, – писал известный философ А.Ф.Лосев. – Этот хаос часто бывает благоприятен к личности, но чаще враждебен к ней”. Профессор Н.Н.Самойлов всей своей жизнью доказал свое право быть именно личностью. И пусть это было не просто, а порой до крови приходилось обдирать не только кожу, он научился вести и вел бой за настоящую, а не лакированную истину. Впрочем, высокая заокеанская награда – еще одно тому подтверждение.

Василий ШПАЧКОВ
Брянск

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте