Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Русское слово в художественном тексте

УГ - Москва, №01 от 6 января 2015. Читать номер
Автор:

​Мы живем в мире текстов, тексты сопутствуют нам всю нашу жизнь. Текст, конечно, обладает определенными признаками. Например, текст должен быть информативным, текст должен быть цельным и, конечно, текст должен быть законченным.

Существует масса определений, что такое текст, например, можно дать такое краткое парадоксальное определение текста: текст – это движение от мысли к слову. Таким образом, самое главное в русском языке, в любом языке, – слово.Все тексты, которые существуют в языке, принято делить на две большие группы. Это, во-первых, тексты художественные и в оппозиции к ним, конечно, тексты нехудожественные.Тексты нехудожественные. Если мы обратимся к школьным учебникам, то, конечно, это тексты нехудожественные, хотя в них присутствуют элементы выразительности. Ну а тексты художественные обладают своими признаками. Прежде всего художественный текст – это система образов, это наличие определенных выразительных средств, это, конечно же, определенная экспрессивность, эмоциональность. Первый элемент художественного текста, конечно же, слово, такое слово отчетливо проявляется и в поэзии, и в прозе, потому что художественный текст – это прежде всего выразительный текст, такое слово связано с явлением русского литературного языка, основоположником которого был Александр Сергеевич Пушкин.О Пушкине как основоположнике литературного русского языка говорили многие представители русской культуры. «При имени Пушкина, – писал Николай Васильевич Гоголь, – тотчас осеняет мысль о русском национальном поэте. В нем, как будто в лексиконе, заключалось все богатство, сила и гибкость нашего языка. Он более всех, он далее всех раздвинул его границы и более показал все его пространство». Иван Сергеевич Тургенев в 1880 году при открытии памятника Пушкину говорил: «Нет сомнения, что он создал наш поэтический, наш литературный язык, и нам, и нашим потомкам остается только идти по пути, проложенному его гением».Великий русский поэт горячо любил родной язык, и эта любовь его не слепая, не бездеятельная. Ценя свою родную речь, Пушкин вдумывался в ее историю, размышлял о различных периодах развития русского языка. Он писал: «Как материал словесности, наш язык имеет неоспоримое превосходство перед всеми европейскими». Пушкин рассматривал различные этапы развития языка, фактически он и сформировал то, что мы сейчас называем русским литературным языком, причем ему пришлось выразить свое отношение к нескольким моментам развития языка. Прежде всего он выразил свое отношение к языковому развитию прошлого, во-вторых, свое отношение к народному языку. У него есть интересные замечания о заимствованиях, которые бывают в русском языке, в его размышлениях мы встречаем удивительные пожелания о построении русской речи, то есть о грамматическом значении, о синтаксисе.Отношение Пушкина к наследию прошлогоВ понимании Пушкина, это книжно-архаические формы русской письменности, то есть церковнославянизмы и древнерусизмы. У Пушкина употребление этих слов можно свести к четырем стилистическим функциям, которые были канонизированы последующим развитием русской художественной литературы и сохраняются в качестве действующих стилистических приемов и в настоящее время. Во-первых, он употреблял старые слова для передачи колорита эпохи в исторических произведениях, например в «Борисе Годунове»:Я царь еще: внемлите вы, бояре:Се тот, кому приказываю царство;Целуйте крест Феодору…Обратите внимание: внемлите, бояре, се, приказываю, царство. Вот это первая функция.Во-вторых, он пользовался этими старыми словами в произведениях, требующих патетического торжественного стиля, например,Куда ни брошу взор -Везде бичи, везде железы,Законов гибельный позор,Неволи немощные слезы,Везде неправедная власть.Такой словесный пласт встречается в его лирических стихах в «Памятнике», «Пророке», очень часто в цикле религиозной лирики, например, в таком стихотворении:Отцы-пустынники и девы непорочны,Чтоб сердцем возлетать во области заочной.Вы явно чувствуете здесь церковнославянизмы.В-третьих, Пушкин смело включал церковнославянизмы в качестве эффективного языкового средства комического пародирования.Создателю постыло все твореньеНаскучило небесное моленье, -Он сочинял любовные псалмы…Обратите внимание – «любовные псалмы».Наконец, эффективно было слияние пушкинских церковнославянизмов с русскими литературными и разговорными формами, например, известные строчки из «Евгения Онегина»:Зима!.. Крестьянин, торжествуя,На дровнях обновляет путь;Его лошадка, снег почуя,Плетется рысью как-нибудь…Здесь и старые слова – «торжествуя», и одновременно присутствует «на дровнях». Интересно, что критики того времени сразу обрушились на Пушкина за такое сочетание совершенно разных слов.Отношение Пушкина к народному языку, борьба за народность языкаУже в лицейский период Пушкин в свои произведения включал простую, или, как мы говорим, разговорно-просторечную лексику, например, в его известной поэме «Руслан и Людмила» этому языковому пласту уделено немалое место и в авторской речи, и в речи персонажей. Пушкин пишет: «княжна с постели соскочила» и «в страхе завизжала так», а в речи персонажей Голова говорит: «Я сдуру также растянулся, лежу, смекая: обману его!» или «Еду, еду, не свищу, как наеду, не спущу!». Здесь поэт употребляет простые народные слова. Конечно, в пушкинской лексике очень много таких оборотов, книжное сочетание и употребление народных слов очень часто соседствуют между собой.В известном стихотворении Пушкина «Няне» книжная фраза «подруга дней моих суровых» переводится в разговорный стиль «голубка дряхлая моя», а рядом продолжается народно-поэтическое выражение «ты под окном своей светлицы горюешь», присоединяется к разговорному «будто на часах горюешь», а заканчивается стихотворение книжно-поэтическим выражением «тоска, предчувствия, заботы теснят твою всечасно грудь».Пушкинские образы вбирают в себя бытовые просторечия со всем богатством экспрессии и семантики, что делает их ярко национальными и русскими. Всем известны строки, где образ автора подан через просторечие:Иль чума меня подцепит,Иль мороз окостенит,Иль мне в лоб шлагбаум влепитНепроворный инвалид.Наверное, использование простонародных выражений глубоко значимо для лирических и философских стихотворений. Несколько строк из стихотворения «Бесы»:«Эй, пошел, ямщик!..» – «Нет мочи:Коням, барин, тяжело;Вьюга мне слипает очи;Все дороги занесло;Хоть убей, следа не видно;Сбились мы. Что делать нам!В поле бес нас водит, видно,Да кружит по сторонам».Конечно, в разговорном тоне выдержано стихотворение «Зимняя дорога», где прекрасно представлен русский быт. Нарушая все каноны поэтики классицизма, Пушкин употребляет «низкие», так называемые бытовые слова очень часто в драме «Борис Годунов», причем не в языке персонажей, таких как Варлаам, Иосааф, а в языке Бориса. Например, как говорит Борис:Душа сгорит, нальется сердце ядом,Как молотком стучит в ушах упрек,И все тошнит, и голова кружится,И мальчики кровавые в глазах…Интересно, что в «Евгении Онегине» Пушкин говорит о связи языка представителя образованного дворянского общества с живой простонародной речью: «Хозяйкой светской и свободной был принят слог простонародный и не пугал ее ушей живою странностью своей».Исследователи указывают, что Пушкин дал права литературного гражданства таким ранее просторечным словам, как «быт», «бедняга», «богач», «блажь», «вдоволь», «наотрез», «навеселе», «врать», «зубоскалить», «толковать», «недоедать», «вполне». Следовательно, пушкинская художественная практика привела не только к широкому включению разговорно-просторечных форм в произведения различных жанров, но, что было важно, к распространению в разговорно-книжном языке многих слов, не допускавшихся в XVIII веке в литературный язык.Теперь можно обратиться к прозе, о которой Пушкин сказал: «Точность и краткость – это первое достоинство прозы. Она требует мыслей и мыслей». И сам Пушкин следовал этому собственному кредо. Проза, по его мнению, должна быть «еще народнее, еще ближе к истокам русского разговорного бытового языка, чем поэзия». Разговорно-бытовая просторечная лексика и фразеология – необходимая сторона пушкинского бытописания. Например, известная повесть «Метель»: «Лошади, прозябнув, не стояли на месте, кучер Владимир расхаживал перед оглоблями, удерживал ретивых» – и далее: «Он ничего не взвидел, с него пот катился градом, белые хлопья снега падали». В этом отрывке очень много просторечных слов. Если мы возьмем «Капитанскую дочку», то Василиса Егоровна широко использует просторечную диалектную лексику. Она говорит: «А ты, мой батюшка, не печалься, тебя упекли в наше захолустье, ты не первый, не последний, стерпится, слюбится». Интересна и речь Пугачева, которая представляет собой цепь поговорок и иносказаний. Пугачев говорит: «Молчи, дядя, будет дождик, будут и грибки, а будут грибки, будет и кузов»; «В огороде летал, конопли клевал; швырнула бабушка камешком, да мимо».Пользуясь лексическими средствами языка, Пушкин мог передать колорит эпохи. Показательна в этом отношении повесть «Капитанская дочка», повествование, которое идет от лица Гринева. Передавая речевую манеру литературы второй половины XVIII века, Пушкин искусственно соединяет в одном контексте архаические грубовато-просторечные слова и манерные французско-русские метафоры. Например: «…все мои браты и сестры умерли во младенчестве. Матушка была еще мною брюхата, когда я уже был записан в Семеновский полк». Или: «Бо преспал на кровати сном невинности, главной его слабостью была страсть к прекрасному полу». Опять в тексте присутствует просторечная лексика.При анализе словарного состава художественной прозы Пушкина обращает на себя внимание стремление писателя к преимущественному использованию существительных и глаголов при минимальном употреблении эмоционально-оценочных прилагательных, причастий, наречий. Это привело к обновлению повествовательного стиля прозаических произведений Пушкина, например, в «Пиковой даме» мы находим 40 процентов слов, которые составляют глаголы, и 42 процента существительных, на остальные слова остается совсем немного. В пушкинском наброске «Наденька» читаем: «Все бросили карты, встали из-за стола, всякий, закуривая трубку, стал считать свой или чужой выигрыш. Поспорили, согласились и разъехались». В этом тексте употреблено 6 глаголов и одно только прилагательное, этим самым создан динамизм высказывания.Аналогичная картина наблюдается в отрывке, который впоследствии пленил Льва Николаевича Толстого, когда он писал свой роман «Анна Каренина». Это отрывок «Гости съезжались на дачу»: «Вдруг она вздрогнула и обернулась к балкону. Беспокойство овладело ей. Она встала, пошла около кресел и столов, остановилась на минуту за стулом старого генерала Р., ничего не отвечала на его тонкий мадригал и вдруг скользнула на балкон». Опять мы имеем массу глаголов и только два прилагательных. Этим самым Пушкин придает фразе определенную динамику, придает динамику и всему тексту. Таким образом, Пушкин первым смело использовал в своих поэтических и прозаических текстах народную лексику.Отношение Пушкина к заимствованиямНаряду с проблемой использования книжно-архаических слов и разговорно-бытовых форм для русской литературы пушкинского времени существенным оставался вопрос о заимствованиях в русском языке. Александр Сергеевич оберегал чистоту русской речи, тем самым продолжая традиции, которые пошли еще от Михаила Ломоносова. Пушкин подчеркивал, что «чуждый язык распространяется не саблями и пожарами, но собственным обилием и превосходством». Поэт говорил, что в русском языке, несмотря на трагические страницы истории его народа, немного слов татарского, польского происхождения, хотя со времен Петра I в русский язык стали входить слова голландские, немецкие, французские. Из заимствованных слов он не рекомендует употреблять те, которые не имеют семантических параллелей в русском языке. Поэтому в «Евгении Онегине» Пушкин шутливо замечал:Но панталоны, фрак, жилет,Всех этих слов на русском нет.А вижу я, винюсь пред вами,Что уж и так мой бедный слогПестреть гораздо б меньше могИноплеменными словами.Поэт не считает целесообразным изгонять из употребления многие так называемые кальки, то есть слова, которые по смыслу копируют иностранные, поэтому он широко использует такие иностранные кальки, которые теперь стали общеупотребительными. Например: «трогательный», «хладнокровный», «вкус», «болтать», «вздор», «произвести впечатление», «быть рассеянным», «убивать время», «разделять взгляды», «кроме шуток» и так далее. Но в то же время национальный поэт решительно выступал против засорения русского языка иноземными словами даже в области терминологии. Своему приятелю он советовал: «Избегай ученых терминов и старайся переводить их, перефразировать. Это будет приятно и неучам и полезно нашему младенческому языку».Весьма ощутимы изменения, которые были осуществлены Пушкиным в синтаксисе художественной прозы. Простота и ясность за счет сжатости прозы, опирающейся на глагол, стремление ограничить протяженность предложения обозначением действия его производителя – вот основной принцип построения пушкинских предложений. Например, все с начальной школы помнят такую пушкинскую фразу: «Колокольчик зазвенел, лошади тронулись, кибитка полетела». Все четко и ясно. Или в «Метели»: «Мало-помалу деревья начали редеть, и Владимир выехал из лесу. Жадрина было не видать. Должно было быть около полуночи. Слезы брызнули из глаз его. Он поехал наудачу. Погода утихла. Тучи расходились. Перед ним лежала равнина. Ночь была довольно ясна». Интересно, что в произведении «Метель» встречаются всего более 180 предложений и более 100 из них простые, а сложных предложений очень мало. В стихотворной речи Пушкин очень часто стремился к гармонии, которая просматривалась за счет построения предложений с употреблением глаголов. Это достигалось не только за счет подбора лексики, но и удивительным построением самой синтаксической конструкции. Известные строки:Погасло дневное светило;На море синее вечерний пал туман.Шуми, шуми, послушное ветрило,Волнуйся подо мной, угрюмый океан.Всего четыре строки – строфа, но как построена каждая строчка – она одинакова: «погасло» – «светило» и обязательно будет прилагательное – «дневное». Или «на море пал туман», опять – «вечерний туман». Ветрило будет послушным. Таким образом, Пушкин развивал и укреплял изобразительные функции синтаксиса, разрабатывал так называемую несобственную прямую речь, или создание сложных психологических образов. В той же самой «Метели» этот же прием несобственной прямой речи: «Наконец единогласно все решили, что видно такова была судьба Марьи Гавриловны. Что бедность – не порок. Что жить не с богатством, а с человеком» и тому подобное. В этом отрывке есть речь и пушкинская, авторская, и речь родителей, которые говорили о судьбе Марьи Гавриловны.Создатели литературного языка закрепляют в нем различные элементы устной речи. Таким образом, большая простота русского синтаксиса, обозримость конструкций, легкая членимость на составные части и логические связи – отличительные черты языка Пушкина.Можно сказать, что обработка и использование народного речевого материала, блестящее знание книжной и разговорной речи, развитие экспрессивных средств синтаксиса предопределили их истинную народность, общепонятность, общедоступность и позволили Александру Сергеевичу стать основоположником современного русского литературного языка, а его произведениям – классическим учебником нашей родной русской речи.Борис ФОМИНЫХ, профессор кафедры общего и русского языкознания Государственного институтарусского языка им. А.С.Пушкина


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту