search
Топ 10

Ровесница Октября. Все, что было со страной, было и с ней

Юность – это не время жизни. Юность – это состояние духа, это сила желания, глубина воображения, накал страстей. В юности смелость преобладает над робостью, жажда приключений – над любовью к покою. Мы стареем не тогда, когда проживаем определенное количество лет, а тогда, когда предаем свои идеалы. С годами лицо покрывается морщинами, но, если жить без энтузиазма, морщинами покрывается душа. Глядя в ясное лицо этой женщины, я в который раз убедилась: молодость продлевают не чудодейственные кремы, молодость навеки поселяется там, в чьем сердце, несмотря ни на какие уготованные судьбой испытания, остаются живы доброта и искренность чувств.

Валентина Макаревич родилась в 1917 году. Эти бурные революционные годы маленькая Валя провела в самом прекрасном месте, расположенном между двух раздираемых классовой борьбой столиц, – на озере Селигер. В 1930 году из Тверской области ее семья переехала в Подмосковье. Ее отца, телеграфиста на почте, направили на станцию Шиховская. Именно с Шиховской у Валентины Васильевны связаны самые яркие школьные воспоминания. Кавказские танцы с шашками наголо – мальчишки стеснялись, а девчонок, опасаясь тифа, стригли под ноль, вот и отплясывали они с упоением зажигательные па в школьной самодеятельности. Разве такое забудешь?

Это была семилетка, называлась она Школой колхозной молодежи. В начале 30-х решено было добавить два класса к получаемому в ней среднему образованию. К тому моменту, когда Макаревич отучилась в 7-м, происходил набор в первый в истории школы 9-й. Но многие уже определились с техникумами, и в создаваемый 9-й класс набралось всего 12 из 15 положенных учеников. Сплошь мальчишки. Вот их сугубо мужской коллектив и разбавили тремя девчонками из младшего класса. Так что 8-й для Вали, Тани и Вари выпал из программы, что, впрочем, нисколько не помешало им вполне освоиться и получать высокие оценки таким своеобразным экстернатом. Вот что забавно: на следующий год произошло то же самое, из-за массового ухода в профессиональные училища после восьмого в девятый учеников не добрали вновь и девчонкам предложили остаться в 9-м еще разочек! Не хотели отпускать своих лучших учениц. Но тут пришла разнарядка из МОПИ, что в институт принимают после 9-го, и Валя, Таня, Варя устремились туда.

Подружки мечтали не расставаться всю жизнь. Они все продумали: закончив параллельные факультеты, филологический и исторический, устроятся в одну и ту же школу. Готовились все вместе, за это время съели целую грядку репы у Тани на огороде, зубрили, спорили, стремились к новой, лучшей жизни. Варя на экзаменах срезалась, отстав от них на год, а Валя и Таня поступили, как и планировали, Макаревич – на филологический, ее верная однокашница – на историю.

Жили в Малаховке в бревенчатой избе. Поднимались рано. После занятий – работа в библиотеке. Кто-то торопился в Ленинку, кто-то – в Историческую. Домой приползали часов в 11, спать ложились в первом. Засыпали, как правило, с книжкой в руках. Иной раз уставали настолько, что чайник вскипятить сил не было. Это был 1934 год.

В 1936-1937 годах Валентина Васильевна свою учебу совмещает с работой пионервожатой в образцовой школе №330 Бауманского района Москвы. На занятиях в институте она сидела в галстуке, гордилась им очень, а преподаватели называли ее «пионерочкой».

В 1938 году отца Валентины Васильевны арестовали, кто-то на что-то донес, и дали ему 8 лет за антисоветские разговоры. Мама тогда была в положении, но сына бывшему телеграфисту увидеть уже не довелось, он умер на пересылке на Колыму. Забота о родных легла на плечи Макаревич.

В этом же году по окончании вуза Валентину Васильевну направили в 6-ю люберецкую школу. Здания еще не было, достраивали, а набор в классы уже состоялся. Учили ребят в третью смену в соседней 4-й школе-семилетке. Распределили молодых специалистов без определения им жилья. Сначала ездила Макаревич из Москвы, благо там приютила ее тетя, жившая на Кропоткинской. Потом произошел инцидент, одна из коллег, выпрыгивая из вагона, а ездили они тогда на паровых поездах, сильно ударила ногу. И начальство забеспокоилось: как обустроить своих педагогов?! Выделили классную комнату, разбили ее на четыре угла, там и поселились четыре педагогические семьи. Это у Макаревич тогда еще никого не было, а вот как целовалась ее коллега Тамара со своим женихом за книжными стеллажами, хочешь не хочешь видели все. Так и повелось – после уроков совместный чай, разогретый на керосинке, и жаркое обсуждение всех актуальных педагогических вопросов. А в декабре они, забрав свои глобусы, книги, пособия, наконец-то переехали в новостройку. И более или менее определилась их жилищная проблема: у вышедшей замуж за выпускника МОПИ Валентины Макаревич появилась маленькая комнатушка в Томилине.

Первый выпуск 6-й пришелся на 1941 год. Накануне ночь гуляли по местному бродвею, радовались и строили планы. А на-утро случилась война. И все мальчишки кинулись в военкомат с просьбой взять их на фронт. Тогда им отказали, но вскоре их юные храбрые сердца понадобились Родине. 31 мальчишка из 6-й погибли в период 1941-1942 годов.

Те, кто остался, готовили школу к новому учебному году. Заготовляли на зиму торф в Косине, а в Жулебине были колхозные поля, куда с детьми ходили убирать свеклу, морковь, лук. Все думали, что война ненадолго.

Школы окончательно закрылись 7 октября, когда враг подошел к столице. 15 октября по радио сообщили, что на Можайском направлении фашисты прорвали фронт. 16-го был издан приказ по городу: «Срочно эвакуировать всех детей!» Сыну Валентины Васильевны Вите едва исполнился годик. С приятельницей и ее дочкой – месяц от роду – они двинулись на восток. Теплушки сменялись конскими упряжами – вынести в ту пору пришлось много. Попали на борт теплохода, место оказалось лишь на палубе, грудной младенец не перепеленывался уже несколько часов. Попросили в каюте у военных его перепеленать, разрешили, вышли, но на большее время измученных мамочек оставить в комфорте не пожелали… Это путешествие длилось месяц, добрались они вчетвером до Саратовской области и осели в Пугачевском махор-совхозе.

Поселилась Валентина Васильевна с сыном у женщины по имени Тося. Та жила в одной комнате с чуланчиком, и было у нее трое своих детишек. А у Вити от недоедания началась тяжелая болезнь, едва выходили. Но эти времена полны для Макаревич особой романтики. Путешествие в зимнюю ночь на волах в соседний, за 20 километров, поселок за письмом от мужа с фронта. Работа учетчицей на молочной ферме, где пятнадцатилетние доярки матерились почем зря, а она читала им отрывки из «Евгения Онегина», приучая к прекрасному слову. И взаимовыручка, бесконечная сила любви и дружбы, помогающая выжить и пережить самые страшные моменты.

Вернулась она в Люберцы в 1943-м. Родная 6-я ждала. Школа стала мужской, и в нее набрали 9 параллелей: все желали учиться именно здесь. Костя, муж, придя с фронта, огорошил: его направляют в Германию. «Поедешь?» – «Нет, не могу бросить школу» – «Ну а у меня уже билет на сегодня в кармане, если сдам, поедешь?» Сдал ли он тогда этот билет, она так никогда и не спросила, он остался, и они уехали уже втроем через неделю. А в Германии у них родилась еще и Ирочка. Хотя… у всех командированных туда русских там появились дети: реакция на разлуку длиною в войну.

Пожелтевшая бумажка – выписка из приказа главнокомандующего группой советских оккупационных войск, главноначальствующего советской военной администрацией в Германии №10 от 26 апреля 1949 года, Потсдам: «Приказываю за добросовестное отношение к работе и педагогическое мастерство, проявленное в обучении и воспитании детей, объявить благодарность и наградить грамотой товарища Макаревич Валентину Васильевну – преподавателя русского языка и литературного чтения средней школы города Фюрстенберг».

Сколько благодарностей и наград у этой удивительной женщины?! В 1965 году она получила заслуженного учителя РСФСР. У нее медаль «За доблестный труд в ВОВ». 22 года отдано только одной 6-й, знаете, а она до сих пор хранит списки учеников этой школы! До недавнего времени работала Валентина Васильевна методистом в Комитете по образованию. Сейчас входит в совет ветеранов.

Макаревич учила и продолжает учить своих воспитанников. Она говорит: «Ребята, вдумчиво работайте с произведениями Пушкина, Толстого, Шолохова, Ахматовой, Цветаевой… Тогда ваша жизнь непременно наполнится иным содержание. В «разговоре» с классиком вы обязательно почувствуете себя личностью. Вам строить новую жизнь, новое общество. Но необходим прочный фундамент, а фундамент – это книги. Связь поколений проходит через книги. Я подала вам руку, а вы свою протяните другому. И так из поколения в поколение. На этом всегда держалась Великая Русь».

Макаревич – ровесница Октября, ей пришлось пережить ликвидацию безграмотности, репрессию, войну, послевоенное становление. Она никогда не поддавалась отчаянию. Она шла вперед и сражалась за свои идеалы, принципы, за все то, во что верит и поныне. В совесть и честь, в силу слова и теплоту человеческих отношений. «Доля ты! – русская долюшка женская! Вряд ли труднее сыскать»,- писал любимый писатель Валентины Васильевны Николай Некрасов. Возможно, по душе ей его песнь о женщине русской, потому что сама она, как и Матрена Тимофеевна, обладает этой могучей волей к жизни, подчиняющей время и подкупающей людей.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту