search
Топ 10

Роман не о войне, а о любви

Баронесса трещала без умолку

В Редакции Елены Шубиной вышел роман Леонида Юзефовича «Филэллин», один из лучших романов последнего, и не только последнего, времени. Его действие разворачивается во время войны за независимость Греции от Османской империи. Вошедшее в горячую стадию противостояние креста и полумесяца втягивает в свою орбиту множество сочувствующих из Европы и России. Один из них – отставной штабс-капитан из Нижнего Тагила, инвалид войны 1812 года Григорий Мосцепанов. Поначалу он предстает фигурой трагикомической. Отовсюду изгнанный за правдоискательство и борьбу со злоупотреблениями местных должностных лиц, ославленный клеветником и ябедником, он находит новое направление для приложения сил – греческое. Мосцепанов уверяет всех в том, что знаком свыше ему была открыта некая чрезвычайно важная тайна, которая «относится к нашей помощи грекам». Стремясь донести свою тайну до императора, уральский визионер пишет прошение на имя графа Аракчеева… Главный герой предстает перед читателем то жалким умалишенным, то провидцем в скромном обличье капитана Копейкина, то талантливым притворщиком и человеком себе на уме. Впоследствии (спойлер) именно он совершит деяние, которое существенно повлияет на исход решающего сражения.

«Филэллин» оформлен как собрание дневниковых записей и писем, каждое из которых продвигает сюжет вперед. Их авторы, лица исторические и вымышленные, так или иначе попадают в воронку греко-турецкого конфликта, так или иначе этот конфликт осмысливают и оценивают. Российский самодержец старается уклониться от прямого столкновения с султаном. Восторженная и экзальтированная баронесса Криднер взывает к сильным мира сего, умоляя их встать на сторону христиан-единоверцев. Придворный лекарь Костандис тоже уповает на то, что помощь Элладе окажет Россия. Полковник Шарль-Антуан Фабье, филэллин-француз, приехавший сражаться за свободу греков, вынужден признать, что потомки Гомера «те еще мошенники» и вовсе «не так хороши, как… казалось издали». Микрофон переходит из рук в руки, меняются точки зрения, фокус смещается с реальности на утопию и обратно, происходят прыжки из эпохи в эпоху, и каждое смещение порождает новую картину главного события. Иногда картину совершенно неожиданную. Когда, например, идеал, за который идет борьба, и враг, с которым идет борьба, сливаются в единое целое, а долгожданная победа над угнетателями венчается уродливым проектом строительства королевского дворца на вершине Акрополя. Жизнь полна парадоксов, неожиданных сближений и противоречий: смешное и нелепое может породить нечто великое, а высокое буквально на глазах врасти в землю.

Идеальный план, где разворачивается битва Евангелия с Кораном за колыбель просвещения, никогда не исчезает из поля зрения. Со своих колоколен идеал пытаются рассмотреть романтики, скептики, разочаровавшиеся циники, здравомыслящие реалисты. Вблизи идеал рассыпается, превращается в мираж, плод наивного воображения или чьей-то злонамеренной лжи. Акрополь в романе – символ идеального мира. Символ есть, но есть ли сам идеальный мир?

В свете грандиозного события всегда оживают тени прошлого, у любителей исторических аналогий появляется широкое поле для приложения усилий. Автор блестяще иллюстрирует, как работает этот механизм. В романе фигурируют Агамемнон, спартанец Леонид, Дарий, а параллели судеб Александра Великого и российского самодержца Александра Павловича образуют отдельный почти мистический сюжет. Раздающиеся через тысячи лет повторы и рефрены рисуют саму историю как кем-то проложенный маршрут, который все время закольцовывается и никак не может прорваться в то идеальное измерение, которое, как всем хочется надеяться, его проецирует. История двух Александров приходит к очень эффектному финалу, особенно впечатляющему на фоне ее сдержанного общего тона.

Каждый персонаж романа обладает своим голосом, ведет повествование от своего «я». Каждое «я» подчеркнуто индивидуально, их отдельные арии складываются в великолепно звучащую оперу. И в каждом герое, будь то старый вояка, царедворец, бедная вдова с ребенком или сам император, с удивлением узнаешь себя. Режиссер Анна Меликян однажды сказала, что все герои ее фильмов – это она сама. Здесь можно констатировать то же самое в отношении читателя. Романтик, скептик, циник, жалкий неудачник и благородный рыцарь – это обычно не разные люди, а один и тот же человек в разные моменты жизни.

У романа есть еще одно симпатичное свойство – он смешной: «Проповедуя молчание, баронесса трещала без умолку», «Зарезанная жена, чей образ неугасимо сиял в его сердце, придавал особую пикантность их флирту», «На вырученные деньги ты мог бы сформировать батальон или полк, как Байрон, и командовать им в свое удовольствие»… При всей весьма острой иронии Леонид Юзефович относится к своим героям бережно и аккуратно. Ни одного из них писатель не рисует широкими мазками, никого не обличает и не превращает в карикатуру или монстра. Все герои вызывают сочувствие, и никто не провоцирует страх или отторжение. Это не так часто встречается в современной литературе. Мир «Филэллина» хрупкий, его населяют люди неловкие, трогательные, нерешительные, суровые, ранимые… И получается, что вы читаете роман о войне, а ненавидеть вам некого. А это значит, перед вами роман не о войне, а о любви.

Леонид Юзефович. Филэллин. – М. : АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2020. – 384 с.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту