Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Роднее родного

Учительская газета, №11 от 17 марта 2009. Читать номер
Автор:

Среди русских ласкательных обращений одно из главных и, несомненно, наиболее своеобразное – родной или родная (у него есть вариант родненький и еще ряд производных). К нему близки по смыслу устаревшие обращения родимый и кровиночка. В основе слова родной лежит совершенно особая идея: я к тебе так отношусь, как будто ты мой кровный родственник. Оно отличается от других обращений в первую очередь не «градусом», а особым эмоциональным колоритом. Родной, родная выражает не столько романтическую влюбленность или страсть, сколько глубокую нежность, доверие, ощущение взаимопонимания и душевной близости. Вспомним цветаевское: ты, что руки мне родней.

Хотя родной гораздо меньше, чем другие любовные слова, связано с эротикой, степень интимности этого слова выше, чем у стандартных любовных обращений милый или даже любимая. Оно едва ли уместно в начале романтических отношений, даже если уже могут быть произнесены два других слова. А некоторые люди утверждают, что вообще не имеют слова родной в своем любовном лексиконе, так как оно кажется им шокирующе откровенным. Кроме того, в отличие от большинства ласкательных обращений, которые выражают лишь собственную эмоцию говорящего, родной скорее всего предполагает симметричность в отношениях: едва ли может быть родным человек, который тебя родным не ощущает.

Русское прилагательное родной само по себе весьма интересно и характерно. Что означает родной в применении к людям? В первую очередь это слово указывает на наличие кровных уз. Однако родной – это не вполне то же, что родственник. Рассмотрим сначала самый простой пример: «Настя, ее дочь и единственный родной человек, жила далеко, в Ленинграде» (К.Паустовский, «Телеграмма»). Если в этой фразе заменить сочетание единственный родной человек на единственная родственница, то смысл изменится. Это будет лишь сведение из анкеты, тогда как речь шла о чем-то более глубоком – о человеческом одиночестве. Слову родной присуща особая теплота, идея, что родственные отношения – это не просто факт, а нечто ощутимое сердцем: «Надя вдруг сердцем почувствовала, что тетя Фрося единственный тут родной ей по крови человек. Увидела знакомые, похожие на мамины пальцы, знакомую неуловимую скуластость. И испытала к тете Фросе внезапную нежность, как никогда прежде» (Ю.Трифонов, «В грибную осень»). Именно в силу того, что родной – более чем просто родственник, это слово свободно сочетается со словами типа очень, такой и образует степени сравнения (роднее, самый родной): «Мама! Как же это могло так случиться? Ведь никого же у меня в жизни нет. Нет и не будет роднее» (К.Паустовский, «Телеграмма»).

Эта органичность родственной связи часто обеспечивает особую глубину взаимопонимания: «Брат слушал, но, очевидно, не интересовался этим. Эти два человека были так родны и близки друг другу, что малейшее движение, тон голоса говорил – больше, чем все, что можно сказать словами» (Л.Н.Толстой, «Анна Каренина»). Выражения родная кровь, родная жилка, родная косточка заключают в себе идею не только родственной связи, но и родственной привязанности.

Для русского языка родными можно стать. В любви возможны и безграничная телесная близость, и слияние душ, и максимальный уровень взаимопонимания. Сравним: «В этот самый момент лицо его утонуло в чем-то мягком, теплом, родном. – Никак Нюрка! – всхлипнул он сдавленно» (В.Войнович, «Приключения солдата Ивана Чонкина»); «Раз Катя даже заплакала, – а она никогда не плакала, – и эти слезы вдруг сделали ее страшно родною ему, пронзили его чувством острой жалости и как будто какой-то вины перед ней» (И.Бунин, «Митина любовь»). Можно говорить о друзьях, по выражению Вяземского, «далеких, но сердцу родных».

Точно так же и родное небо, родная земля, родной город – это не только факт биографии, но и душевное переживание. Иногда может случиться чудо, и родным становится в первый раз увиденное. Родными могут быть и какие-либо чувства, переживания, свойства – человек ощущает их своими, бесконечно близкими и понятными, как в знаменитых пушкинских строках: «Что-то слышится родное / В долгих песнях ямщика; / То разгулье удалое, / то сердечная тоска».

Итак, смысловая насыщенность ласкательного обращения родной, родная связана с семантическим потенциалом самого слова родной. Его значением объясняется и странное, даже парадоксальное сочетание: самое одухотворенное из любовных обращений оказывается и самым заземленным. В этом оно сходно с другим характерным русским словом – душа. Последнему тоже свойственно представление о первостепенном значении нематериального, а с другой стороны – почти физиологическая конкретность и ощутимость образа.

Представление о значении кровного родства входит во все культуры, оно коренится в универсальном противопоставлении своего и чужого. Для русской культуры родственные чувства, пожалуй, имеют особое значение, что всегда отмечается исследователями «русского национального характера». Так, специальная глава о родстве есть в «Заметках о русском» Д.С.Лихачева. В ней, в частности, говорится, что русским читателям и зрителям чеховских «Трех сестер» очень важно, что героини – сестры, а не просто подруги. Не случайно почти как гимн звучат для нас пушкинские строки: «Два чувства дивно близки нам – / В них обретает сердце пищу- / Любовь к родному пепелищу, / Любовь к отеческим гробам».

Однако еще более интересно, что с точки зрения русского языка силой любви можно превратить чужого как бы в кровного родственника, что он может стать не только родным, но даже и роднее родного. Конечно, ощущение, что единение с любимым человеком таково, что связь с ним нерасторжима, как кровные узы, знакомо людям разных национальностей, и оно может быть описано на любом языке. Но русский язык канонизирует это ощущение, отливая его в специальное слово и вкладывая это слово в уста говорящих о любви.

Надо сказать, что вообще по-русски идея хорошего отношения к человеку, естественно, выражается оборотом как к родному, как родной. У Чехова Лопахин говорит Раневской: «Мой отец был крепостным у вашего деда и отца, но – я забыл все и люблю вас, как родную… больше, чем родную». А сама Раневская говорит Пете Трофимову: «Не осуждайте меня, Петя… Я вас люблю, как родного. Я охотно бы отдала за вас Аню, клянусь вам, только, голубчик, надо же учиться». Есть еще выражение верю, как родному, которое, правда, в современном языке употребляется в основном несколько иронически. Иначе говоря, если любишь человека по-настоящему, то он может стать и роднее родного, но даже если просто доброжелательно к нему относишься, то он уже становится немножко родным.

Конечно, было бы неверно считать, что весь смысловой потенциал слова родной реализуется всякий раз, когда оно произносится. Как и другие любовные обращения, родной не всегда говорится от души и не всегда доходит до сердца. Чтобы в нем проявился его глубокий смысл, оно должно быть каждый раз заново согрето нежностью.

Итак, для русской культуры родственные отношения обладают не только огромной ценностью, но и чрезвычайной эмоциональной насыщенностью. При этом любовь к своим совершенно не сопровождается равнодушием или недоброжелательством по отношению к чужим. Напротив, родственная теплота служит образцом доброго отношения к людям вообще. Здесь русский язык подтверждает традиционное представление о широте и щедрости русской души. Более того, он подсказывает человеку готовность объять родственной любовью весь мир.

Ирина ЛЕВОНТИНА, кандидат филологических наук, старший научный сотрудник Института русского языка


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту