search
Топ 10

Риторика

Говори, чтобы я мог тебя видеть

А что вы вообще-то обо мне, появившейся в некоторых учебных планах только в странное перестроечное, сиречь смутное, время, знаете? Нет, я не из “новых русских”. Совсем напротив – корни мои таятся в глубине веков и берут свои начала в Древней Греции: “В ХI веке древнегреческий вдруг открыл славяно-русскому языку свой лексикон, сокровищницу гармонии, даровал ему законы обдуманной своей грамматики, свои прекрасные обороты, величественное течение речи – словом, усыновил его”. Так писал А.С.Пушкин в 1825 году.

А каким путем пришла в суровую Русь “божественная эллинская речь”? Нет, не на сверкающих крыльях античных богов слетела она к нам, а извилистыми паломническими и миссионерскими тропами через века протащили ее на своих натруженных плечах просветители-христиане. От “золотого IV века” святоотеческой литературы тянется род русской риторики, отцы которой – святые отцы православной церкви: Василий Великий, Григорий Богослов, Григорий Нисский, Иоанн Златоуст…

Их блестящие образцы строгой и мудрой византийской риторики, впитавшей в себя все лучшие достижения античных риторов, прекрасно привились на суровой русской почве, явив небывалое чудо – русскую риторику, пронесшую незапятнанной свою нравственную чистоту и высокую духовность через все испытания и искушения. Да, наряжалась, бывало, и я в модные европейские платья в эпоху Петра, Елизаветы, Екатерины. Но по сути всегда оставалась целомудренной “бедной Таней”…

И сегодня я, наверное, шокирую ваш современный вкус своим старомодным видом и чопорными манерами. Потерпите до поры… Ведь я просидела более 70 лет за прочными решеткам спецхранов. Зато я прекрасно сохранилась, в то время как вас, уважаемые коллеги, изрядно потрепали и изменили житейские бури. Так что позвольте мне по старой привычке занять председательское место на нашей методической кухне. Заварим чай по старинным монастырским рецептам и побеседуем. Предмет нашей беседы актуален для всех: кто, чему, зачем и как должен учить будущих граждан России достойному речевому общению.

Начнем наш разговор с выяснения главного вопроса: чему учит риторика?

Вопрос отнюдь не праздный. Уже немало школ ввели в свой учебный план этот предмет, но везде он и преподается, и понимается по-разному. В одних учебных заведениях под риторикой понимают искусство спора и учат детей вести дискуссии, полемизировать, таким образом подготавливая их к общественно-политическим ситуациям в реальной жизни. В других – обучают культурно общаться в различных житейских ситуациях, осваивая правила этикета или “этику делового общения”. В-третьих – практически занимаются культурой речи и стилистикой под флагом риторики. В-четвертых – обучают громко, красиво и убедительно произносить небольшие ораторские монологи…

Посыпались, как из рога изобилия, различные учебные пособия и книги для чтения тоже под общим названием “Риторика”. Учитель теперь сам может выбирать, вести ли ему занятия с детьми по рекомендованной министерством (есть гриф!) книжке Т.А.Ладыженской или, преодолев сопротивление администрации, повести их по пути к храму слова, указанному автором “Введения во храм слова” (грифа нет!). А может, выбрать вообще какие-то тексты из американских пособий Д.Карнеги и П.Солера и самому создать суперсовременный курс риторики… Такое уж времечко сейчас: все можно… Но нужно ли? Ах как прав глубокоуважаемый коллега Л.Айзерман (“Методическая кухня” – #1), когда предупреждает нас об опасности скороспелых, непродуманных решений, верхоглядства, модничанья…

Да, в преподавании литературы, русского языка накоплен громадный опыт, с которым надо обращаться бережно, осторожно его совершенствуя в рефлексирующем педагогическом опыте.

Но где взять этот опыт риторам? Ведь последние учебники риторики К.П.Зеленецкого принадлежат истории, и с тех далеких дореволюционных лет не переиздавались. А нового, современного, обобщающего весь богатейший опыт русских риторов ХIХ века никто не создал.

Нет, к счастью, наконец создали неторопливые руки и головы преподавателей-исследователей МГУ. Перелистываю машинописные страницы толстенькой папки с наклеенным на ней долгожданным заголовком “Основы русской риторики” – А.А.Волков, Москва, МГУ. Конечно, сами понимаете: путь от рукописи до книги неблизок, да и тиражи у издательства МГУ мизерные, рассчитанные на узкий круг специалистов. Но…Лиха беда начало. Главное – у нас наконец появится точный ориентир в поисках и оценке методической литературы. Ведь, согласитесь невозможно изобретать технологию обучения (методику) предмета, не имея точного представления о самом предмете. Это будет андерсеновское “платье короля”. Итак, серьезные специалисты, имеющие фундаментальные знания в области риторики – классической, восточной, европейской, современной и исторической, дадут нам долгожданное описание состава и тенденций развития современной русской риторики. Трудно переоценить значение этого события для всех тех, кто взялся в силу насущной необходимости обучать риторике.

В старину такие специалисты назывались “риторами”, и проходили они длительное и всестороннее гуманитарное обучение. Мы все прекрасно знаем, как велика созидательная и разрушительная сила слова и как ответственно и обдуманно надо относиться к слову и даже к одной букве. Известен исторический факт: неправильно переведенное слово в марксовой формулировке “Искусство должно быть понято народом” как “Искусство должно быть понятно народу”. Появилась в слове буква Н, а вследствие ее явления исчез, был высечен “критическим топором” из жизни целый слой изумительной русской культуры, якобы непонятной народу, которому нужен лишь разжеванный примитив.

Как непонятная и практически ненужная народу дисциплина была изьята из школ и вузов и риторика. А все филологическое образование свели к ликбезу. Но парадокс в том, что безграмотность не только не ликвидировали, но она разлилась по всей речи – и устной, и письменной.

И вот теперь общество осознало острейшую необходимость риторики как дисциплины, обучающей хорошей, достойной речи – и устной, и письменной. А учить – некому. Не было и нет до сих пор такой специализации в вузе. Но на требование жизни всегда откликаются люди, т.н. энтузиасты. Желание у них есть и даже накоплен добротный педагогический, методический опыт. Но государственная образовательная система не готова к их “расширенному воспроизводству”. Работайте на свой страх и риск. И они стали работать: в домашних семинарах проф. МГУ Ю.В.Рождественского (кстати, А.А.Волков – из этого семинара); в “лекторских школах” общества “Знание” (оттуда вышли и мы с пермским ритором С.А.Минеевой).

И чем больше работали, тем больше убеждались, что ритору, кроме широкого гуманитарного, филологического образования, необходимы глубокие знания логики, психологии, философии, истории и даже драматического искусства.

Но самое главное – этос ритора, всегда моментально распознаваемый слушателем, требует от него жизни по заповеди: “Возлюби ближнего, как самого себя”. Ритор – языковая личность непременно должна уважать другую языковую личность, любить того, кого он учит, и стремиться направить его на путь духовного и нравственного совершенствования.

В этом и проявляется особенность русского ритора и русской риторики, принявшей на себя эту миссию от Византии вместе с православием.

Так что русский ритор, и это подчеркивает А.А.Волков, прежде всего миссионер, а потом уже технолог. Вот почему мы не можем в полной мере воспользоваться прагматической европейской и американской риторикой. Хотя с удовольствием иногда пользуемся их техническими упражнениями, системой тренажа.

Мы уже в значительной мере ответили на вопрос – зачем учить риторике?

Однако вопрос – кого учить? – остается спорным. Действительно, опыт классических гимназий и лицеев в дореволюционной России говорит о целесообразности включения риторики в учебный план с 5-го или 6-го класса.

Однако мы забываем при этом подсчитать, что в 5-й класс гимназии приходили дети, прошедшие дома не только начальное образование, но прежде всего серьезное и глубокое нравственное воспитание в православных семейных традициях.

О том, с какой подготовкой в этом плане приходят современные дети России, говорить не приходится…

И если школа, гимназия, лицей не возьмут на себя миссию нравственного, духовного воспитания, то все риторические ухищрения будут не только тщетны, но даже вредны: безнравственный человек, вооруженный риторическими умениями, особо опасен. Примеров тому в нашей сегодняшней жизни предостаточно.

Поэтому, чем раньше мы начнем создавать фундамент русской риторики – ЭТОС, ЛОГОС и ПАФОС, тем прочнее и прекраснее будет само риторическое здание, которое мы обязательно возведем в нашей обновленной прекрасной России.

А она обязательно будет!

Особенно если мы, преподаватели риторики, подвигнем наших учеников на гражданский пафос. Это нелегко. Особенно если мы получили учеников уже “готовенькими”, с четкой нацеленностью на репродукцию.

Проиллюстрирую эту мысль на примере. Кроме учащихся начальных классов в прогимназии “Пересвет”, я учу риторике студентов-первокурсников в московском педколледже # 5. Риторика у нас “педагогически ориентированная”, т.е. студенты обучаются главным образом тем риторическим жанрам, с которыми они будут сталкиваться в своей практической деятельности как учителя: презентация книги, представление самое себя – перед классом, перед родителями учащихся, перед администрацией при приеме на работу; речь-инструкция, слово о поэте и т.п.

Наконец, мы выходим на самый трудный жанр, в котором на переднем плане – гражданское самосознание будущего учителя.

Разумеется, его приходится будить, формировать, воспитывать. Обучающие образцы мы берем из газет, в частности и из “УГ” – в первую очередь. Анализ жанра “Открытое письмо” – из моего пособия “Искусство диалога или беседы о риторике” (М., Пермь, 1992 г.) и хрестоматий по риторике. Самый трудный этап – переход от анализа образцов к собственной формулировке темы и ее заголовка. Студенты по нескольку раз обсуждают свои темы на практических занятиях, меняя заголовки по 10 раз до самой последней минуты.

И вот тема определена – студент “заболел” ею, ищет самые яркие примеры и убедительные аргументы.

Вырабатывает стратегию и тактику, определив адресат своего письма – массовую молодежную или профессионально ориентированную газету. Иные – прямо президенту или в правительство. Ведь от выбора адресата зависит не только обращение, но и весь стиль письма.

Следующее мучение – перестраивание композиции. Именно на этом этапе работы наши новоявленные риторы осознали необходимость писать на одной стороне листа – иначе как резать и переклеивать части?

Затем начинается работа над выбором языковых средств, соответствующих сверхзадаче. А в ней-то и весь пафос письма: к чему-то призвать, на что-то подвигнуть…

И вот – самый решительный день: выступление со своим открытым письмом перед группой. А лучшие и самые важные в общественном плане читаются (или произносятся) перед камерой кабельного телевидения (оно у нас в колледже свое).

Вот пример такого открытого письма в “Известия” студентки I курса Ганюшкиной Ольги.

София ИВАНОВА

“В государственный заповедник России, что в Тверской области, приходит весна. На некогда судоходной реке Ламе, одном из притоков великой Волги, начинается ледоход. Удивительная картина, когда стоишь на высоком берегу, залитом ярким солнцем, и смотришь на наползающие друг на друга с устрашающим треском сереющие глыбы. Но вдруг восторг, переполняющий сердце, сменяет обжигающая горечь. Присмотритесь к тому, что поблескивает серебром в черной воде… По всей реке, отражая весеннее солнце в белой чешуе, плывут рыбьи трупы. Рыбу задушили ледяные оковы реки – по вине человека, “царя природы”, коим он себя называет.

Наши правители любят погулять на широкую ногу. Уже примерно 30 лет как владения первых людей страны назвали маскировочно “государственным заповедником”.

На территории “заповедника” расположено шесть деревень. И даже для коренных жителей наложен запрет на сбор ягод, грибов, ловлю рыбы. В деревне есть обновляемая каждый год вывеска, гласящая о том, что “гулять можно только в радиусе 1 км от деревни”! Также запрещено катание по реке на лодке.

И это не пустые слова. Летом Рыбнадзор ездит по реке на катере, снимает сети, отбирает удочки, высаживает на берег катающихся на лодках дачников. А зимой ездит на снегоходах, и у местных дедов нет возможности посидеть с удочкой. Поэтому и не делает никто лунок во льду, поэтому и задыхается рыба.

Тогда какой же это государственный заповедник, народное достояние, находящееся “под охраной государства”, когда народ видит варварское отношение к природе со стороны государственных лиц, якобы стоящих на страже народного добра, богатств страны?!

Могут ли такие правители, “слуги народа”, умеющие только пользоваться и ничего не давать взамен, быть во главе государства? Могут ли отдавать все свои силы на улучшение положения людей, а не думать, где бы повкуснее поесть да полегче прожить?!

Рисунок Насти Карасевой, 13 лет

NB!

В издательстве “Школа-пресс” в первом квартале 1996 года планируется выпуск в свет пособия для старшеклассников и лицеистов “Говори! Развивающая риторика”. Автор – София Иванова.

“Настоящий ученик учится развивать неизвестное с помощью известного и тем самым приближается к учителю”.

На методической кухне хозяйничали

Елена КОМАРОВА

и Ольга КУТАСОВА

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте