search
Топ 10

Режиссура дьявола Мы перестали реагировать на добро и зло

Сколько раз за последнее десятилетие разрушались мировые столицы, крупнейшие мегаполисы, мосты и гидростанции?
Да счет уже потерян этим руинам! Бесчисленные простые и звездные войны, различные армагеддоны и просто катастрофы, в смысле фильмы-катастрофы.
11 сентября миллионы телезрителей увидели, возможно, самое ужасное из того, что они видели, и в то же время не увидели ничего нового. Опять эффектные обвалы зданий, пожары, полицейские, сирены, мгла и бегущие в панике люди. Все как обычно, только теперь кино не художественное, а, если можно так выразиться, документальное.
В одной из передач продюсер REN TV Андрей Дементьев сказал, что, как профессионал, восхищен режиссурой,и снять, по его мнению, лучше невозможно. Назвал он и имя режиссера. Под этим именем, создается впечатление, проходят не только последние события, но и, возможно, многие современные культурные акции. Эстетика жесткого искусства сменилась не просто на эстетику жестокого, а на некое смакование этого жестокого. Культовыми становятся фильмы вроде “Острова” Кин Кидука, на котором зрителей рвет и их в обморочном состоянии выносят из зала. Творцы художественной литературы гораздо раньше стали обрабатывать свою аудиторию, они уже давно расчленили всех своих героев и с каждой расчлененной частью совершили половой акт. Но литературу сейчас читают только совсем сумасшедшие маргиналы, поэтому не будем останавливаться на творчестве Владимира Сорокина и иже с ним, а опять перейдем к кино.
Что же будут снимать создатели “Кинопробы” или “Интима”, когда, как в фильме южнокорейского режиссера, вытянутые рыболовными крючками внутренности героини “приедятся”?
Особо хотелось сказать о такой группе теле- и кинозрителей, как дети и подростки. Если у взрослых хотя бы предполагается несколько иной, чем телеэкранный, жизненный опыт, то дети могут и не догадываться, что самолет, протаранивший небоскреб, и метеорит из какого-нибудь “Звездного патруля” имеют разную смысловую нагрузку. В их сознании после просмотра, например, 104 серий “Покемона” реальность может ничем не отличаться от виртуального мира. Поэтому почему бы не выпрыгнуть с балкона, вообразив, что ты супергерой и можешь летать? Что и сделали в свое время турецкие девочка и мальчик.
Нельзя не сказать и о том, что кино давно существует в интерактивной версии – это различные компьютерные игры, в которых профессиональные актеры заменили рисованных человечков, и оттого эффект присутствия возрос во много раз. Играющий является фактическим участником действия, и любой подросток в недалеком будущем сможет сыграть в игре “Апокалипсис над Нью-Йорком”, причем как за одну сторону, так, наверное, и за другую. И что для него будет поражение в игре? Наверное, всего лишь желание сыграть в нее еще раз.
Сейчас речь не о том, что люди перестали адекватно реагировать на реальное зло или добро. Возникла ситуация, когда жизнь за окном воспринимается не через это окно, а через мультимедийные средства. В войне в Персидском заливе CNN было одним из ключевых участников. Высокие технологии сделали эффект присутствия настолько ощутимым, что любой обыватель, находясь в полной безопасности, мог представить себя пилотом самолета, уничтожающим иракскую армию. А острые ощущения, которых иногда не хватало в передачах CNN, можно было дополучить в кинофильмах. Чтобы привлечь к себе внимание, они просто обязаны были быть еще более натуралистичными и душераздирающими, чем круглосуточные новости.
Поэтому теперь, когда в наиреальнейший сентябрьский день женщина в последние секунды своей жизни звонит по сотовому телефону мужу с крыши рушащегося небоскреба и говорит, что любит его и они никогда больше не увидятся, этот факт воспринимается искушенной публикой как наивная сентиментальная сцена, каких со времен “Титаника” наштамповано в огромном количестве. А эпизод с людьми, машущими в окнах платочками, после чего в клубах пыли и дыма они исчезают навсегда, режиссер, наверное, вырежет из своего блокбастера.
Но, может быть, это действительно режиссура дьявола? И то, что мы увидели сейчас, – невинный пролог, а то, что мы увидим потом, заставит содрогнуться даже Кин Кидука? Ведь дьявол – изощреннейший стилист в своем деле и вряд ли будет повторяться в сценах своего “фильма”.
Мир в ожидании второй серии. Ведерки с попкорном на коленях, кока-кола под рукой, серия называется “Возмездие”. Мобилизованные сытые резервисты будут мстить голодным, оборванным мусульманам. Нет сомнения, покажут все: и точечные удары, и ковровые бомбардировки, и новейшие спутники из программы ПРО (которую теперь-то уж точно профинансируют), и окруженного доблестной морской пехотой плененного бен Ладена. Но, может быть, оторваться от экрана и выглянуть в окно, вдруг там уже третья мировая?
Юрий ГОРЮХИН

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте