Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

«Резерв» будущих защитников России

Учительская газета, №40 от 5 октября 2004. Читать номер
Автор:

Нынешний год для Московского детско-юношеского центра «Резерв» юбилейный, десятый в его биографии. Ныне центр объединяет 29 военно-патриотических клубов, а также многочисленные студии и кружки по всей Москве. В нем ежегодно занимаются около 2000 детей и подростков. Коллектив «Резерва» – в числе добрых друзей и подписчиков «Военного образования», а руководитель его отдела военно-прикладной подготовки Ольга КАЗАКОВА – наш постоянный автор, знакомый читателям по публикациям о патриотическом воспитании подрастающего поколения. Она рассказывает об истории, опыте и заботах центра.

Летом 1992 г. с не меньшим успехом была проведена вторая на озере Имандра острова Паленый в Заполярье. А в 1993 г. во время летних каникул «Меридиан» при поддержке Комитета по делам семьи и молодежи организовал оборонно-спортивные лагеря в горах на Черноморском побережье Кавказа.

Штаб, «Квант», «Меридиан»

Несмотря на то, что «Резерву» в его нынешнем виде десять лет, его биография началась гораздо раньше с небольшого туристического клуба во главе с учителем труда Евгением Сербариновым. Он возник в 1983 г. под руководством Евгения Алексеевича в московской школе № 694. Через год был организован штаб «Резерв» при Московском городском совете воинов запаса (ныне – Московское объединение организаций ветеранов войны в Афганистане). Осенью 1984 г. штаб «Резерв» организовал первую военно-тактическую игру на местности, в которой участвовали более 500 членов военно-патриотических клубов столицы и Подмосковья.

В конце 1980-х гг. штаб «Резерв» наладил сотрудничество с научно-производственным объединением «Квант». В 1989 г. Алексей Сербаринов разработал программу для специально организованного клуба «Квант», который в дальнейшем перерос в центр «Меридиан». Программа Алексея Евгеньевича постоянно пополнялась все новыми материалами. Методика работы Сербариновых с детьми отличалась от использовавшихся в европейских школах выживания, первопроходцев на этом пути Питера Несбита, Джона Вайзмана, Яцека Палкевича. Их методики связаны с заучиванием способов выхода из набора экстремальных ситуаций. Евгений Сербаринов предложил другой подход: учить подростков находить выход из экстремальных ситуаций самостоятельно. В других школах выживания занятия проходили в основном в аудиториях, а практическому курсу уделяли небольшое внимание. В программе Сербаринова ставка сделана на практику. В клубе «Квант», а затем в центре «Меридиан» для ребят моделировали ситуации, в которых они могут оказаться в реальной жизни. Многие школы обучают выживанию в городе. А программа Себаринова ставила задачу сначала научить выживанию в экстремальной ситуации в природе, первый год обучения был посвящен преодолению «комплекса испуганного заблудившегося грибника». Результатом должно было стать применение знаний на практике, умение ночевать в лесу.

Если на первом году детей учили не бояться оставаться с природой один на один, то на втором – шла так называемая региональная подготовка, призванная дать навыки выживания в любой климатической зоне, ориентирования, доврачебной помощи. Многое ребятам рассказывали не так, как в школе. Например, в ходе региональной подготовки на Кавказе ребятам не раз показывали, как без компаса определять направление на север. Во всех учебниках говорится, что расстояние между годовыми кольцами на срезе дерева больше с южной стороны, а мох растет на северной. На самом деле это не всегда так. Расстояние между годовыми кольцами больше там, где больше светит Солнце и теплее, а мох растет в более сырых, затемненных местах.

В ходе обучения инструктор так или иначе постоянно подталкивает ребят к действиям в экстремальной ситуации. Когда ребенок ошибался в выборе маршрута, инструктор не давал ему верного направления, а шел вместе с ним. И только после десятого километра сообщал, что тот ошибся, и надо вернуться в ту точку, в которой он сбился с маршрута.

На третьем году, когда ребята научились самостоятельно выходить из экстремальных ситуаций, приступали к обучению выживанию в городе. А это не только действия в криминогенной обстановке, при пожаре, аварии на транспорте, но и умение устроиться на работу (для многих это стрессовая, в некотором роде экстремальная ситуация), посещение массовых мероприятий и т.п. В результате ребята начинали быстрее ориентироваться в сложных ситуациях, находить пути выхода из них.

«Робинзонада»

В 1990 – 1991 гг. школа выживания «Пал-Вес» во главе с Виталием Сундаковым обратилась в центр «Меридиан» с предложением организовать детскую «Робинзонаду». Суть ее сводилась к выживанию на острове в Белом море в течение 12 дней. Руководители центра «Меридиан» Евгений Сербаринов и Владимир Поляков подошли к отбору кандидатов нестандартно. В газете «Пионерская правда» дали объявление о конкурсе на участие. «Меридиан» был завален письмами. Организаторы отдавали предпочтение ребятам, которые ни разу не ночевали в палатках, а также детям из неполных, неблагополучных семей.

На «Робинзонаде» проходила проверку практикой программа Сербаринова. Отобрали 20 участников со всего Союза. Сначала в двухнедельном походе ребят учили навыкам выживания. Специально для «Робинзонады» Евгений Сербаринов и Владимир Поляков ввели понятие «стартового запаса» (Вспомните, как Робинзон Крузо получил «в подарок» припасы с потерпевшего катастрофу корабля). Детям предложили на команду из 3-4 человек взять 4-5 кг любых продуктов. Интересно было наблюдать, как они сами планировали «стартовый запас». Хотя могли взять тушенку, ветчину, копченую колбасу, предпочли менее вкусное и более легкое – овсянку «Геркулес».

На острове ребята столкнулись со многими сложными ситуациями – оборудование лагеря, сбор продуктов питания (там было изобилие ягод, грибов, в прибрежных водах много рыбы), обеспечение пресной водой. Да еще нужно было уберечься от назойливой мошкары. Показательно, что у ребят не было ни одной травмы и психологического срыва.

Затем юные участники «Робинзонады» долгие годы встречались, переписывались, приезжали в Москву. Рассказывали, как резко переменились их судьбы. Их заинтересовали путешествия, развивалась любознательность, возникло желание передать свои знания и опыт другим. Большинство поступили в вузы. Многих привлекла педагогика, пятеро стали учителями, работали в «Меридиане», а затем в центре «Резерв».

Не новость, что экстремальные виды путешествий и спорта привлекают подростков с девиантным поведением и влияют на них благотворно. В «Меридиане» были ребята из неблагополучных семей. Пройдя школу Сербаринова и Полякова, они стали единомышленниками и помощниками своих наставников, некоторые – и инструкторами «Меридиана». В их числе Соловьев Вадим, Волков Андрей, Титова Ольга, – педагоги дополнительного образования в Московском детско-юношеском центре «Резерв» при столичном Комитете (ныне – Департаменте) образования. К сожалению, не все остались работать из-за нищенской зарплаты.

И сегодня в «Резерв» приходят ребята с девиантным поведением, чьи поступки порой противоречат общепринятым нормам, и центр помогает им измениться к лучшему.

Летом 1992 г. с не меньшим успехом была проведена вторая «Робинзонада» на озере Имандра острова Паленый в Заполярье. А в 1993 г. во время летних каникул «Меридиан» при поддержке Комитета по делам семьи и молодежи организовал оборонно-спортивные лагеря в горах на Черноморском побережье Кавказа.

Весной 1994 г. центр «Меридиан» перестал существовать, а летом Евгению Сербаринову предложили возглавить Московский городской детско-юношеский центр творческого общения при столичном Комитете образования. После 7 лет центру было возвращено первоначальное название, он стал Московским детско-юношеским центром (МДЮЦ) «Резерв». Ныне он объединяет 29 военно-патриотических клубов, многочисленные студии и кружки, которые посещают около 2000 ребят. В структуре центра три отдела: исторической реконструкции и спорта во главе с Дмитрием Чиликиным, художественного и технического творчества, руководимый Людмилой Терешкиной, и военно-прикладной подготовки.

Для боя и жизни мирной

Одно из основных направлений деятельности «Резерва» по-прежнему посвящено проблеме выживания в экстремальных ситуациях. Обучение у педагогов Вадима Соловьева и Александра Боголюбова, закалка в оборонно-спортивных лагерях и на полевых выходах под руководством директора Центра Евгения Сербаринова меняют психологию и поведение ребят. Они избавляются от старых вредных привычек и приобретают новые полезные, уверенность в своих силах, в том, что могут очень многого добиться в жизни и «растут» в глазах окружающих. Бывшие «отшельники» находят верных друзей и навыки общения в коллективе. Все это формирует сознание своей полезности обществу. У подростков появляется позитивная цель в жизни.

Многие решают посвятить ее армии, поступить в военный вуз. Так, только из одной группы педагога Вадима Соловьева Александр Гришин поступил в Ярославский военный институт, двое решили служить в воздушно-десантных войсках, еще несколько собираются через год в армию. И таких примеров в «Резерве» множество.

Опыт работы показывает, что в одной группе прекрасно уживаются дети из неблагополучных и обычных семей. А чтобы такие «связки» становились прочнее, Вадим Соловьев практикует занятия в поле двойками. Например, в одной из них – девочка, мама и бабушка которой хотят видеть ее интеллектуалом, как минимум переводчиком, и постоянно записывают на различные курсы, и парень, мать которого нигде не работает. Ребенок предоставлен сам себе, кормится, чем придется, его подкармливают в школе и ребята из группы в нашем центре. Такая практика работы по двойкам, подбираемым по личностным качествам учащихся (неполные семьи; отсутствие родителей; физические отклонения – большой или маленький рост, комплекс из-за рыжих волос, заикание; цвет кожи; национальность) дает лучшие результаты, чем обычные занятия в группе. Ребята еще более сплачиваются, начинают понимать с полуслова и поддерживать друг друга.

Следующий этап обучения после курса выживания в природе – специальная допризывная подготовка ребят к армии, в которой основной акцент сделан на военно-тактических полигонных играх (ВТПИ). Их Евгений Сербаринов проводит с начала 80-х гг. Эти игры учат ребят, невольно заставляют ценить жизнь – свою и товарищей, у них крепнут навыки взаимовыручки, взаимной поддержки. Ребятам предоставляется возможность действовать в нестандартных ситуациях. После «Робинзонады» Сербаринов и Поляков стали активно внедрять программу полигонных игр, в ходе которых моделируются экстремальные ситуации. Для каждой составляется «легенда», приближенная к реальной жизни. Например, «падает вертолет», пилот из последних сил уничтожает секретную карту и рисует схему маршрута к расположению федеральных войск. Остается пистолет с обоймой патронов (естественно, холостых, шумовых). Рядом с погибшим пилотом остается «солдат» с автоматом (массогабаритный макет на основе стартового пистолета).

В игре участвовали ребята, которые только начали изучать курс. Для них все было смешно и весело до тех пор, пока на одном из привалов со всех сторон не раздались выстрелы. Ребята забегали по поляне, пытаясь спрятаться.

По «легенде» одной из весенних игр в кризисной ситуации участвовали представительство синдиката, расположившееся на миротворческой базе ООН; террористы, главная задача которых захватить контейнер с образцами микроорганизмов; государство Объединенные Филипсины; войска соседнего государства Нагония, готовящиеся к нападению на Филипсины, и миротворческая миссия в лице «Матери Терезы». Представители синдиката и миротворцы выехали на бронемашинах с базы ООН и в дороге получили сообщение, что войска Нагонии вторглись в Филипсины. Им встречались вооруженные группировки обеих сторон, приходилось вести переговоры с их командирами. В новой столице Филипсин перед миротворцами предстала печальная картина: недостроенные жилища (палатки, имитирующие строения, и жилые дома); мирные жители, снующие в поисках воды и пропитания; ополчение, окапывающееся на случай нападения нагонцев. Одна группа получила «оборудование» для выполнения заданий, другой была поставлена задача найти бункер, в котором остались пробирки с образцами болезнетворных микроорганизмов, и доставить их на базу. Причем пробирками интересовались и террористы. Группе пришлось преодолеть немало трудностей, чтобы завладеть контейнером с пробирками, доставить его на базу.

А в одной из осенних игр участники были разделены на три группы – федеральные войска, синдикат и «партизаны». По «легенде» на территорию, где стоят федеральные войска и по лесам бродят группы «партизан», падает спутник стратегического назначения. Им заинтересовались и федералы, и «партизаны», и синдикат. По закону подлости, спутник не приземлился, а приводнился. Представьте небольшое болотце, посреди которого плавает деревянный ящик («спутник») с обрывками простыни-парашюта.

Разведгруппа прочесывала квадрат за квадратом, натыкаясь на противника. В помощь ей на полигон выдвинулись две бронированные машины. Было выставлено охранение. Ребят не остановила холодная вода в болотце. «Спутник» доставили на берег, перенесли в базовый лагерь федеральных войск и усиленно охраняли.

Кто-то скажет: «Это только игра. На деле все иначе. И правил на войне нет». Именно для того, чтобы наши ребята, если им придется защищать Родину, выжили в первом для них бою и научились воевать с наименьшими потерями, проводятся эти игры. И жизнь свидетельствует, что эта цель достижима. Большая часть ребят, которым довелось после такого курса побывать в «горячих точках», вернулась домой невредимыми.

Помимо военно-тактических игр большое значение в работе с детьми имеют полевые выходы в игровой форме, на которых продолжается учебный процесс. Например, подготовленный Вадимом Соловьевым полевой выход позволил смоделировать экстремальную ситуацию. Группа новичков во главе с командиром Женей Кузнецовой должна была скрытно пройти по маршруту, приготовить обед на костре, не обнаружив себя перед противником, в роли которого выступали ребята с большим опытом игр.

Группа хорошо справилась со своей задачей. Женя вывела группу необнаруженной, проконтролировала приготовление пищи. И что не менее ценно – прислушивалась к мнению каждого члена группы и принимала четкие решения. На первой остановке инструктор показал, как правильно развести костер. Затем каждому в группе было дано задание развести его самостоятельно. Справились все. Учащиеся быстро освоились в предложенных им ролях, действовали активно, увлеченно. Было видно, насколько им это нравится.

Через год Женя Кузнецова сдала экзамены по выживанию, рукопашному бою, специальной подготовке и стала курсантом клуба, получив в соответствии с его правилами черный берет.

Что дает клуб?

В принципе, военно-патриотическое воспитание проводится и в школе. Что же такое особенное получают ребята в клубах?

В проводимых «Резервом» играх ребят учат выживать и побеждать в бою, действовать в нестандартных ситуациях, сохранять жизни – свою и товарищей – боеспособность подразделения, оценивать ситуацию и прогнозировать ее развитие. И на мой взгляд, не важно, как сложится жизнь питомцев «Резерва» дальше. Пойдут ли они в армию или посвятят себя мирным делам, эти знания и навыки принесут им пользу.

С уверенностью могу сказать, что в основе успеха – дисциплина и стремление самих ребят, которые проявляются сначала в центре, а затем дома, в школе, во дворе. Многие родители специально приводят детей на перевоспитание к нашим педагогам. Даже такой элемент, как ношение формы, подобной армейской, способствует отказу от вредных школьных или дворовых привычек, меняет поведение ребят.

Увидеть разницу в отношении к экстремальным ситуациям наших питомцев, ребят из военно-патриотических клубов и обычных, тех, с кем эта работа проводится менее активно, помог один из столичных слетов. В медицинском конкурсе участники должны были поставить диагноз, оказать первую помощь «пострадавшему», выполнить реанимационный комплекс на роботе-тренажере «Гоша». Большинство участников из команд административных округов столицы хихикали, шалили, не понимая, что в экстремальной ситуации на месте «Гоши» могут оказаться их товарищи, родные и близкие. А ребята из «Резерва» и военно-патриотических клубов «реанимировали» «Гошу» четко и быстро, потому что занятия, игры, полевые выходы помогли им понять цену человеческой жизни, свою ответственность за того, кто оказался в беде. И «Гоша» дал им возможность еще раз проверить себя, убедиться, что смогут вернуть пострадавшего человека к жизни.

Другой день слета был посвящен разведке. Накануне на совещании руководителей команд многие руководители требовали от организаторов сообщить им время тревоги и дать квадрат на карте, где будут находиться объекты, которые надо обнаружить, нанести на карту и, заминировав, уничтожить. Согласитесь, это абсурд. Было несколько команд, не готовых участвовать в соревнованиях в плохую погоду, многие долго раздумывали: идти им в разведку в дождь и слякоть? В итоге до пункта сбора из 19 команд дошли лишь 7, в которых были ребята из военно-патриотических клубов. А пройти-то надо было лишь 6 км по прямой дороге. Большинство (все тех же окружных) команд, позавтракав, отказались от атаки.

Очевидно, стоит задуматься: какая цель преследуется подобными соревнованиями и для кого их устраивают? К чему готовят ребят их руководители: спортивной беготне ради развлечения или к воинскому служению Родине, выполнению боевой задачи? Если мы воспитываем будущих солдат, которые должны быть готовы защищать Родину, надо ли выращивать из них «тепличные растения»?

Организаторы слета выразили благодарность командам военно-патриотических клубов и «Резерва» за то, что соревнования все-таки состоялись. Эти подростки, воспитанные на практических занятиях по выживанию, оказались готовы к ситуации, приближенной к боевой. Нужно было видеть, как команды подходили к финишу. Одни вырывались вперед с криками: «Ура! Мы победили!», а другие, отстав, еле «доползали». Ребята из клубных команд доказали, что с ними можно пойти и в разведку, и в бой.

Путы проблем

За годы работы «Резерва» многое изменилось, но злободневных проблем в работе военно-патриотических клубов центра не стало меньше. Их можно сгруппировать по двум основным направлениям. Одни связаны с материально-техническим обеспечением, другие – с подготовкой и подбором квалифицированных инструкторов.

Нехватка материально-технических средств для обучения ребят очень существенна. Для многих клубов, таких как «Застава», «Возрождение», на первом месте – проблема помещения для проведения занятий. Естественно, местная префектура заинтересована в подобном клубе, военно-патриотической работе с молодежью. Но тут же встает вопрос об арендной плате за предоставляемое клубу помещение, которую инструкторы, не говоря уже о детях в основном из неблагополучных и неполных семей, не в состоянии вносить. Нередко клуб располагается в полуподвальном помещении или в подвале на «нелегальном» положении, оборудованный собственными силами.

Многие клубы проводят занятия на базе школ, используя в вечернее время спортзал, оборудуя из подручных средств «тир» в коридоре. У многих клубов нет оборудованного учебными пособиями класса для теоретических занятий, тира (стрельбища), армейской полосы препятствий (или хотя бы ее элементов), радиокласса, залов для рукопашного боя и многого другого. Это малая доля того, что действительно необходимо, не говоря уж о снаряжении и макетах АК-74.

Конечно, идеально было бы заключить с какой-либо войсковой частью договор о предоставлении ее базы для допризывной подготовки курсантов военно-патриотических клубов, может быть, с последующей их службой в этой части. Но камень – все те же финансовые вопросы. Конечно же, часто руководители клубов используют свои личные армейские связи. Но ведь за счет них, на голом энтузиазме всех проблем не решить. Требуется сотрудничество с военкоматами, содействие в материально-техническом обеспечении, организации экскурсий в воинские части, демонстрации боевой техники и вооружения, учебных сборов и оборонно-спортивных лагерей на базах воинских частей.

Последние полтора десятка лет в средствах массовой информации нашу армию все больше ругают, и при этом подросткам по телевизору изо дня в день демонстрируют отличную боевую подготовку американских «суперменов». А ведь у наших не хуже! Но, увы, фильмы «В зоне особого внимания», «Ответный ход» и другие рассказывают об армии конца 70-х – начала 80-х гг. Не потому ли подрастающее поколение утратило традиционное российское убеждение в том, что святой долг быть готовым к защите родного дома, России?

Остра и проблема кадров – подготовки и подбора квалифицированных инструкторов. В основном это питомцы военно-патриотических клубов, которые после службы в армии возвращаются в них инструкторами. Без соответствующего диплома система дополнительного образования может предложить им всего лишь 6-й разряд и 1759 рублей. Согласитесь, из кадровых военных, офицеров запаса мало кто пойдет работать с молодежью за такие деньги. Остаются лишь бескорыстные энтузиасты, на которых все и держится, в том числе и Московский детско-юношеский центр «Резерв».

Государство, армия и другие силовые структуры уже много лет бьют тревогу по поводу нехватки молодого пополнения, толп уклонистов от призыва и дезертиров, делают ставку на профессионалов-контрактников, развернули соответствующую Федеральную программу. Но откуда возьмется масса сильных и умных, смелых и умелых ребят, готовых и стремящихся в воинский строй? Ответ на этот крайне важный для обороны и безопасности России вопрос пока неясен. Его могут дать молодежные военно-патриотические объединения, которые по всей России готовят будущих защитников Отечества. И чтобы он был утвердительным, необходимо устранить путы проблем в обеспечении столь важного дела, отнюдь не сугубо общественного, а государственного свойства.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту