search
Топ 10

Реформа без денег невозможна Правительство сшило для бюджетников тришкин кафтан

Очередной фокус правительства, обман народа, разрушение единого образовательного пространства, тришкин кафтан. Всеми этими эпитетами и определениями участники парламентских слушаний, состоявшихся в Госдуме 14 января, наградили предложенную Министерством труда и социального развития Концепцию реформирования системы оплаты труда работников бюджетной сферы. Оппонентом 250 депутатов и представителей 52 регионов был только один разработчик из Минтруда Игорь Ильин. Вице-спикер Госдумы Ирина Хакамада высказала, пожалуй, общую мысль всех участников обсуждения: действительно пора переходить от Единой тарифной сетки к отраслевой системе оплаты труда. На этом плюсы концепции заканчиваются. Дальше начинаются сплошные “но”.

Александр ШИШЛОВ,
председатель Комитета
по образованию и науке
Государственной Думы:
– В чем суть концепции, которая предлагается сегодня Министерством труда? В двух положениях. Первое – отказ от Единой тарифной сетки. Второе – отказ от федеральных финансовых и правовых гарантий системы оплаты труда.
Первая позиция вызывает одобрение и поддержку. По сути дела, идея создания отраслевой системы оплаты труда родилась не сегодня, она заложена в Законе “Об образовании”, Указе N 1 Президента, в других нормативно-правовых актах. И вопрос лишь в том, чтобы воплотить ее в жизнь.
Но переход к отраслевой системе оплаты труда невозможно рассматривать в отрыве от размера предлагаемого увеличения средней заработной платы и от финансовых и правовых гарантий такого увеличения.
Неисполнение органами государственной власти правовых актов, которые я уже упоминал, приводит к тому, что уровень оплаты труда в сфере образования на октябрь 2002 года составил в среднем 2,9 тысячи рублей в месяц, или 53 процента от средней заработной платы в промышленности.
Переход к отраслевой системе оплаты труда, на мой взгляд, имеет смысл лишь при увеличении общего Фонда оплаты труда не менее чем в 2 раза.
Предлагаемое же в проекте концепции увеличение заработной платы работников образования в 1,33 раза с 1 октября 2003 года лишь частично компенсирует рост стоимости жизни с момента предыдущего повышения заработной платы 1 декабря 2001 года.
В этой связи нам представляются более предпочтительными предложения Министерства образования, которые предусматривают увеличение заработной платы работников в зависимости от стажа, от уровня квалификации в диапазоне 1,9-2,4 раза.
Особую озабоченность и тревогу вызывает отсутствие в проекте концепции иных, кроме минимального размера оплаты труда, федеральных гарантий формирования отраслевой системы оплаты труда.
Меня особенно удивляют противоречия этой концепции с только что внесенным в Государственную Думу Президентом РФ законопроектом об изменении отдельных законодательных актов в части финансирования общего образования. В нем предлагается дополнить статью 28 Закона “Об образовании” положением о том, что ведению Российской Федерации в лице федеральных органов власти подлежит обеспечение государственных гарантий прав граждан в области образования.
Получается странная ситуация. Президент вносит законопроект, согласно которому ответственность федеральных органов власти усиливается, а Министерство труда предлагает концепцию, где государство отказывается от ответственности.
Предусматривается введение на федеральном уровне не фиксированных или минимальных размеров ставок должностных окладов, а лишь рекомендуемых. И мы с вами отлично можем предсказать, к чему привела бы реализация такой концепции. Ведь введение в действие отраслевой системы оплаты труда предусматривается за счет средств соответствующих бюджетов. А в условиях отсутствия федеральных государственных гарантий минимальных размеров ставок следует ожидать, что увеличится дифференциация в уровне оплаты труда по регионам, которая уже сегодня недопустимо велика.
По сути дела такой подход, когда решение будет приниматься на уровне регионов и муниципалитетов, ставит под угрозу сохранение единого образовательного пространства в стране. Еще раз подчеркиваю, что и с моей точки зрения, и с точки зрения профсоюзов, повышение зарплаты в 1,33 раза не совместимо с переходом на отраслевые системы оплаты труда.
Таким образом, предложение состоит в том, чтобы не переходить на отраслевую систему оплаты труда в сфере образования с 1 октября, а произвести предусмотренную бюджетом индексацию в рамках существующей Единой тарифной сетки.
Но в проекте бюджета 2004 года необходимо предусмотреть средства, достаточные по крайней мере для двукратного увеличения общего фонда оплаты труда в сфере образования. И вот тогда с 1 января 2004 года можно переходить на отраслевую систему оплаты труда, при условии, что она будет обеспечена федеральными правовыми и финансовыми гарантиями, которые приведут к действительному увеличению заработной платы.

Игорь ИЛЬИН,
начальник управления оплаты,
нормирования и производительности
труда Министерства труда
и социального развития:
– В 2001 году в соответствии с Единой тарифной сеткой было осуществлено повышение оплаты труда в среднем в 1,89 раза. Это повышение очень тяжело прошло по всем субъектам Российской Федерации, я уже не говорю о муниципальных образованиях. Это говорит о том, что дальнейшее повышение таким же путем будет весьма и весьма затруднительным. Единая тарифная сетка на данном этапе себя исчерпала. Значит, надо искать другие пути и возможности.
Одна из главных задач – поднять тарифную часть заработной платы, то есть должностные оклады и ставки. Сейчас надбавки, доплаты, повышения различного рода значительно больше, чем сами ставки. Поэтому одна из основных идей концепции – тарифная часть должна составлять не менее 60 процентов от всей заработной платы.
Второй принципиально важный момент – это перераспределение полномочий между различными ветвями власти. Дело в том, что сами гарантии, как таковые, впервые “прозвучали” в Трудовом кодексе. До этого гарантий не было, но были тарифные ставки, которые утверждались на федеральном уровне. Пока что их обеспечение производилось путем поддержки тех регионов, которые самостоятельно не могли с этим справиться.
Но теперь ситуация меняется. Межбюджетные отношения становятся более жесткими. Если мы ставим вопрос о гарантиях, мы должны все решения, принимаемые на федеральном уровне, обеспечить из федерального бюджета.
Значит, речь уже будет идти не о поддержке отдельных регионов. Теперь любой субъект Федерации, если мы приняли решение о повышении заработной платы в бюджетной сфере, может потребовать от нас, чтобы мы это решение обеспечили федеральным бюджетом. И мы с вами, скорее всего, с этим повышением не справимся. Слишком большой объем средств на это потребуется. Отсюда и предложение о передачи части полномочий на уровень субъектов Федерации и муниципальных образований.
Формирование самой системы оплаты труда будет осуществляться на федеральном уровне. Все составные части системы будут утверждены постановлением правительства. Но в отличие от Единой тарифной сетки она не будет являться гарантией, она будет рекомендована субъектам Федерации.
Некоторые регионы достаточно легко преодолеют барьер, предложенный на федеральном уровне. Но те субъекты, у которых возникнут затруднения, будут по-прежнему получать финансовую помощь, как и сейчас. Никто не отменяет ни системы трансфертов, ни системы субсидий и субвенций. Поэтому беспокойство о том, что часть регионов очень сильно отстанет, по-моему, не вполне обоснованно.
Еще один момент, на который я хотел бы обратить внимание, – предполагается ввести так называемые срочные трудовые договора. Сразу должен сказать, что они будут иметь ограниченное действие. Они будут применяться только для отдельных высококвалифицированных специалистов и руководителей. В каждой отрасли работают люди, которые по своему уровню квалификации и знаний не могут быть поставлены в рамки какой-либо системы оплаты труда, будь это Единая тарифная сетка или отраслевые системы. Для таких работников будут устанавливаться индивидуальные условия оплаты труда.

Галина БАШКИНА,
заместитель начальника
управления экономики
Министерства образования:
– При подготовке предложений по отраслевой системе оплаты труда мы исходим из того, что в них должны найти отражение особенности именно педагогического труда.
И конечно, думаем о том, как усилить стимулирующую роль заработной платы, о привлечении и закреплении квалифицированных кадров.
Как решаются эти задачи? Они решаются посредством внутриотраслевой и междолжностной дифференциации заработной платы, которая отражает такие факторы, как уровень образования, уровень квалификации работника, сложность труда по типам и видам образовательных учреждений, профессиональный стаж, объемные показатели по группам оплаты труда руководящих работников.
Основным принципом построения новой системы оплаты труда является введение базовых размеров ставок и окладов по уровню образования работника.
Объективной количественной мерой, которая выступает в качестве измерителя базовой квалификации работника, является время его общеобразовательной и профессиональной подготовки, необходимой для выполнения той или иной работы.
Мы предусматриваем, что базовые размеры ставок и окладов подлежат повышению одновременно с повышением минимального размера оплаты труда, то есть закладывается механизм дальнейшей индексации.
Внутриотраслевая дифференциация ставок заработной платы и окладов осуществляется в зависимости от сложности и условий труда по типам, видам образовательных учреждений, последовательно реализующих образовательные программы.
Особое значение имеет, конечно, профессиональный стаж, это один из основных тарифообразующих факторов, поскольку с увеличением профессионального стажа объективно совершенствуются трудовые навыки работника, растет профессиональное мастерство. По каждому типу образовательных учреждений предполагается устанавливать пять стажевых групп, а межстажевые соотношения могут меняться по мере необходимости для привлечения педагогических работников той или иной квалификации, что позволяет решать проблему закрепления и сохранения кадров.
Ставки и оклады повышаются в зависимости от стажа, квалификационной категории, а также за почетные звания, за работу в образовательных учреждениях, расположенных в сельской местности, в закрытых административных территориальных образованиях и по другим основаниям, которые в настоящее время предусмотрены федеральным законодательством.
При приеме на работу в образовательные учреждения высококвалифицированных специалистов руководителю предоставляется право заключить с работником трудовой договор, который предусматривает особые условия оплаты, но в пределах фонда оплаты труда.
Оклады руководящих работников устанавливаются по типам образовательных учреждений и в зависимости от группы по оплате труда руководителей. Группа по оплате труда определяется по объемным показателям. Основным из них будет численность обучающихся.
Следующая категория – рабочие и служащие. Оплата их труда будет устанавливаться на основе единого квалификационного справочника руководителей, специалистов и служащих, который разрабатывается Министерством труда.
Чем сложнее и разнообразнее труд, тем больше должна быть надтарифная часть. В новой системе предлагается установить ежемесячные выплаты за ученые степени доктора и кандидата наук работникам из числа профессорско-преподавательского состава, занимающим штатные должности в государственных аккредитованных образовательных учреждениях высшего и дополнительного профессионального образования, которые имеют факультеты и кафедры. Размеры этих доплат устанавливаются решением Правительства Российской Федерации.
Далее предусматриваются в надтарифной части доплаты за выполнение работы, не входящей в круг основных обязанностей работника, а также стимулирующие надбавки за напряженность труда, его качество и другие. Порядок выплаты и размеры этих надбавок устанавливаются образовательным учреждением самостоятельно в пределах фонда оплаты труда.
При этом мы считаем целесообразным установить на законодательном уровне соотношение тарифной и надтарифной частей фонда оплаты труда.
В настоящее время тарифная часть составляет примерно 70% в фонде оплаты труда работников образования. В новой системе предлагается установить тарифную часть в размере 60%, то есть несколько повысить надтарифную.
Это принципиальные подходы, которые заложены в отраслевую концепцию системы оплаты труда. Но она носит в большей степени технический характер. Основные условия введения новых систем оплаты труда, конечно, определяются общей концепцией для всей бюджетной сферы, которая разрабатывается Минтрудом. И здесь мы тоже не можем не выразить своего беспокойства, связанного с передачей функций установления системы оплаты труда на муниципальный уровень. У нас единые требования к качеству труда педагога, и нормирование труда остается на федеральном уровне.
Мы считаем, что независимо от того, из какого бюджета финансируются образовательные учреждения, организация оплаты труда их работников должна выстраиваться по единым принципам и параметрам, а ее минимальный размер должен быть гарантирован на федеральном уровне.
И, конечно, нельзя не согласиться с тем, что предусматриваемая индексация оплаты труда в 1,33 раза не позволяет в достаточной мере реализовать стимулирующую функцию новой системы оплаты труда. Мы вынуждены, например, снижать межстажевые соотношения. И разница между первой стажевой группой и последней, то есть за 20 лет, очень незначительна – 500-700 рублей.
Нет возможности увеличить надтарифную часть. Хотя предварительные расчеты показывают, что если при индексации заработной платы в 1,33 раза дополнительно на 3 месяца 2003 года требуется всего 16 миллиардов рублей, то при повышении оплаты труда в 2 раза необходимо 23 миллиарда рублей. В принципе, суммы высокие, но, наверное, реалистичные.

Олег ШЕИН,
депутатская группа “Регионы России”:
– Заработная плата учителей в результате ее последнего повышения в нашей Астраханской области только уменьшилась, потому что правительство вроде бы подняло тарифные ставки, денег не дало и регион был вынужден отменить собственные надбавки. Сейчас многие работники образования получают на 35-40 процентов меньше, чем получали до повышения.
На мой взгляд, вообще нельзя говорить об изменении системы оплаты труда без изменения таких документов, как Бюджетный, Налоговый кодексы. Если несколько лет назад налоги делились по системе 50 на 50, то сейчас 60 на 40 в пользу федерального центра. Причем получается, что образование, заработная плата, жилищное строительство – это не федеральный мандат. Есть один федеральный мандат – это война в Чечне.
В концепции Минтруда есть только одно обязательство федерального правительства – установить минимальный размер оплаты труда. При этом межразрядные коэффициенты, тарифные ставки, заработные платы и так далее будут утверждаться не только на уровне регионов, но и на уровне муниципалитетов. То есть если на территории сельсовета находится нефтяная вышка, то он вправе поставить вопрос о том, чтобы поднять заработную плату. А что будет происходить в соседних районах, не имеет никакого значения. Это именно то, что нам предлагается ввести с 1 января 2004 года в качестве очередного новогоднего подарка учителям.
Следующий интересный момент. Резко возрастает возможность самостоятельных шагов по начислению заработной платы со стороны руководителей организаций бюджетной сферы. Черным по белому написано, что стимулирующие выплаты, размеры надбавок квалифицированным специалистам могут утверждаться руководителем соответствующей организации.
У нас уже есть одна организация, где должностные оклады не ограничиваются размерами, – РАО “ЕЭС”. Если мы хотим по такому же пути пойти в системе народного образования, здравоохранения, культуры, тогда необходимо поддержать предложения правительства. Получится следующая система: есть некий тариф, 60 процентов, а как делить остальные 40 процентов Фонда оплаты труда, будет решать непосредственно руководитель организации в зависимости от его представлений о том, кто такой высококвалифицированный специалист. Я считаю, это совершенно неприемлемо.
Необходимо четко расписать принципы надтарифных выплат, чтобы они распределялись совместно с профессиональными союзами, непосредственно с коллективами, а не по прихоти работодателя и администрации. И бесспорно, нам необходимы единые государственные гарантии в оплате труда работников бюджетной сферы, потому что мы имеем единые образовательные стандарты, единые требования к знаниям, которые даются учащимся. Соответственно должна быть единая заработная плата у тех, кто эти знания дает.

Сергей МИТРОХИН, заместитель председателя
Комитета по местному самоуправлению,
фракция “ЯБЛОКО”:
– Фракция “ЯБЛОКО” категорически выступает против принятия концепции, готовящейся сейчас в правительстве.
С нашей точки зрения, в уходе от Единой тарифной сетки нет ничего страшного. Но переход к отраслевым сеткам, по нашему мнению, может быть оправдан только тогда, когда они сохраняют гарантии бюджетникам хотя бы на уровне ЕТС. А для того, чтобы эта система была более привлекательной, такой переход должен сопровождаться усилением федеральных гарантий оплаты труда учителей, врачей и работников социальной сферы.
То же, что предлагает правительство, это очередной трюк, фокус, когда говорится одно, а делается полностью противоположное. Под разговоры о том, что в октябре повысят зарплату бюджетникам, проводится политика, которая приведет к резкому понижению оплаты труда в бюджетной сфере на долгую перспективу.
Нас не устраивает тот подход, который избрало правительство: привязать федеральные гарантии к минимальной оплате труда. В этом присутствует какой-то цинизм и пренебрежение. Получается, правительство считает, что здравоохранение, образование – это такие сферы, которые должны содержаться государством на минимальном уровне.
Что произойдет, если эта концепция будет принята? Разные регионы по-разному выдержат этот удар. В дотационных регионах сразу же произойдет катастрофический обвал системы образования. А другие будут сводить финансирование образования к минимуму. Регионам деньги нужны на ЖКХ, которые в силу проводимой реформы будут забирать все больше и больше средств. И мы увидим, что в конце концов просто-напросто произойдет деградация образования. По всей видимости, это и является основной целью правительства и того министерства, которое возглавляет господин Починок.
Флюра ЗИЯТДИНОВА,
заместитель председателя
Комитета Госдумы по международным делам,
депутатская группа “Регионы России”:
– Я считаю, что концепция реформирования оплаты труда направлена на то, чтобы полностью лишить систему образования той основы, на которой она до сих пор еще зиждилась.
Я советую нашим министерским коллегам говорить пооткровеннее. 23 миллиарда рублей всего-навсего нужно для повышения в два раза заработной платы учителя. Разве это сегодня деньги? А 0,8 миллиарда долларов за акции “ЛУКОЙЛа”? А 200 миллиардов, которые уже накоплены в бюджете 2002 года? Я абсолютно согласна с тем, что, если сейчас мы откажемся от ЕТС, мы разрушим те самые критерии оценивания заработной платы работников педагогической сферы, которые сегодня пока позволяют ее каким-то образом систематизировать.

Ирина АПАНКИНА,
заместитель директора
Института развития образования:
– Решить задачи повышения качества образования, доступности и эффективности расходования бюджетных средств в той системе, которая сегодня сложилась, нельзя.
Каковы же основные характеристики этой системы? Во-первых, очень глубокая дифференциация между субъектами Федерации. В одних регионах обучение одного ученика стоит 29 тысяч рублей, в другом – 1200 рублей. Такова ли дифференциация в оплате труда? Нет, она меньше – в 3-4 раза. Почему? Потому что действительно работает Единая тарифная сетка. Механизм гарантирования, которым сегодня обеспечена ЕТС, позволяет иметь более низкий уровень дифференциации в оплате труда.
Но у ЕТС есть и минусы. Если мы проанализируем долю расходов регионов на образование, мы увидим, что есть корреляционная зависимость. Чем выше доходы регионов, тем ниже доля расходов на образование. В Москве это 13 процентов, в Ханты-Мансийском автономном округе – 8 процентов от консолидированных доходов бюджета, тогда как в других регионах в среднем эта цифра составляет 27 процентов, а в некоторых достигает и 46 процентов.
Поэтому именно ЕТС для богатых регионов выполняет роль сдерживающего фактора. Более того, Единая тарифная сетка не позволяет осуществить маневр отдельно в сфере образования или в сфере здравоохранения в зависимости от тех задач, которые стоят перед ними.
Во что вылилось повышение зарплаты в 1,89 раза? С одной стороны, регионы вынуждены были снять надтарифную часть и все деньги пустить на тарифное повышение, которое было обещано. С другой стороны, в консолидированных бюджетах субъектов Федерации 80 миллиардов рублей было заложено на то, чтобы выполнить эти обещания. Где они, если зарплата осталась на том же уровне? Их “съела” коммуналка, их “съели” необходимые повышения цен на методическую литературу, на другую продукцию. Тем самым регион оказался лишенным возможности проводить социально ориентированную политику, направленную на поддержку учительства.
Основной недостаток предложенной Минтрудом концепции связан именно с тем, что нет механизма гарантирования оплаты труда учителей. Как, за счет каких процессов нам удастся более или менее выравнять зарплату учителей за равный труд в равных условиях?

Александр МАТВЕЕВ,
заместитель председателя
территориальной организации Профсоюза
работников народного образования и науки
Санкт-Петербурга и Ленинградской области:
– Из представленных нам документов полностью выпадает такая профессиональная квалификационная категория работников образования, в частности, высшей школы, как научные сотрудники. Точнее, работники научных подразделений вузов. Неопределенность условий оплаты труда сегодня делает их изгоями высшей школы. И вуз не может решить эту проблему на своем уровне.
Отсутствие всякого упоминания о людях вузовской науки в представленных документах эту проблему закрепляет.
Из перечня отдельных должностей служащих организаций бюджетной сферы выпадают многие специалисты, труд которых во многом имеет принципиальное значение для высшей школы. В частности, я имею в виду работников вузовских библиотек и музеев. Многие из них имеют ученую степень. Наверное, можно предусмотреть выделение особой профессиональной группы специалистов, куда вошли бы работники научных институтов, библиотек и музеев вузов.
Доплата за ученую степень должна, с нашей точки зрения, назначаться не только преподавателям вуза, но и любому работнику образовательного учреждения любого типа и вида, если возможность наличия степени у него предусмотрена соответствующими квалификационными требованиями по его должности. При этом размер доплаты должен быть установлен федеральным законом, а не постановлением правительства.
Анатолий ПИНСКИЙ,
директор Центра социально-экономического
развития школы:
– Лично я никогда не был горячим сторонником ЕТС, но ту систему предложений, которая сейчас трактуется как отмена ЕТС, конечно же, поддержать нельзя. Безусловно, необходимо законом установить федеральные нормативы бюджетного финансирования образования.
16 декабря президент Путин внес законопроект о государственном гарантировании норматива и его зарплатной составляющей в разрезе субъекта Федерации и отношений “субъект – муниципалитет”.
По-видимому, этот законопроект пройдет, но это только полшага, потому что, устраняя зазор между субъектом и муниципалитетом, аналогичную дыру между субъектом и федеральным центром этот законопроект не закрывает.
При увеличении зарплаты с 1 октября 2003 года на предложенные 33 процента, как ни дели эти деньги, реального продвижения вперед сделать, конечно, невозможно.
В ходе прямой линии 19 декабря президент сказал: в связи с тем, что оплата труда учителей привязана к объему работы, они стремятся работать больше и соответственно увеличивают нагрузку на учеников. По мнению президента, для устранения этого недостатка нужно переходить к отраслевой системе финансирования. Но скажите, предложенная версия отраслевой системы работает на решение этой проблемы? Нет, она ее не замечает.
В Концепции модернизации российского образования записано, что нам нужно переходить к системе оплаты труда за результат и за качество. Как может та, другая или третья система оплаты труда, разработанная в Москве, уловить реальную разницу в качестве труда двух учителей, работающих в школе N 18 города Саранска? Никак.
Правильно было бы финансировать школу по нормативам, установить минимум, меньше которого нельзя платить учителю. Все остальное – на усмотрение школы. Естественно, мгновенно мы к этой системе перейти не можем, потому что у нас нет никакого общественного контроля внутри школы. Это будет означать полное самодержавие директора.
Для того, чтобы произвести осмысленную системную подвижку в школьной сфере, недостаточно взять отдельно взятый компонент, скажем, зарплату, и пытаться ее реформировать. Не имеет смысла. Реальная подвижка должна затрагивать и финансы, и управление, и связку стандарт-норматив, и межбюджетные отношения.

Анатолий ГОЛОВ,
директор Института социальной политики:
– Трудно вписать в одну тарифную сетку и профессора, и учителя, и работника детсада. Поэтому даже в рамках одной отрасли может быть несколько тарифных сеток. И ничего страшного здесь нет. Вопрос только в том, как их устанавливать. Я считаю, что они должны устанавливаться отраслевым тарифным соглашением, а вовсе не приказом чиновника. Я не согласен, что не надо говорить о двукратном повышении зарплаты сейчас. Бюджет 2003 года был посчитан исходя из одной цены нефти, сейчас она гораздо выше. Явно возникнут дополнительные доходы. Необходимо добиваться пересмотра этого бюджета и ставить вопрос о повышении зарплаты с 1 июля по крайней мере в 1,5 раза. Это вопрос политической воли. Либо мы продолжаем финансировать образование и всю бюджетную сферу по остаточному принципу, либо мы действительно поворачиваемся лицом к людям.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте