search
Топ 10

Ребенка не проверять – ему помогать надо!

Самый ответственный момент в жизни ребенка – первый класс. Для многих ребят и их родителей – это еще и время испытаний. “Элитные” школы, гимназии, центры обучения, УВК – “продвинутые” современные учебные заведения хотят видеть за своими партами таких же “продвинутых” детей. Понятно их стремление начать не “с нуля”, а с подготовленной стараниями родителей и педагогов “стартовой площадки”. При этом подчас забывается, что каждый ребенок имеет право учиться в любой выбранной им (подразумевается – его родителями) школе, тем более если это массовая муниципальная школа, в какую бы форму она ни была облачена.

Московский комитет образования уже позаботился о том, чтобы прием нового поколения первоклассников прошел в этом году организованно, на демократических началах, без ажиотажа и нервозности. По приказу прием детей в первые классы московских школ начался 1 апреля. Как гласит документ, в первый класс будут приниматься все дети, достигшие 6-летнего возраста, которые проживают на территории города (в ряде случаев и Подмосковья) и не имеют медицинских противопоказаний к обучению в общеобразовательной школе.
Собеседование проводится в присутствии мам и пап учителями, представителями администрации школы, психологом и логопедом. Цель – определить общий уровень развития ребенка, его коммуникабельность, готовность к школе. Категорически запрещается проводить собеседование в форме экзаменов, тестов, контрольных с целью выявления уровня знаний будущего первоклассника по различным учебным предметам. Отсутствие у ребенка каких-либо навыков (умение читать, считать) не может служить причиной отказа в приеме в школу, подчеркивается в приказе.
В Московском комитете образования создана конфликтная комиссия по рассмотрению заявлений родителей об отказе в приеме в 1-е классы.
Однако часто бывает так, что на бумаге одно, а в жизни – совсем другое. Многие школы сейчас действительно отказались от каких бы то ни было испытательных экзаменов для будущих первоклашек, но искушение проводить отбор детей в той или иной форме осталось. Придумывают разные способы проверки знаний и умений своих потенциальных учеников, часто завуалированные под тесты или те же собеседования.
Начальник отдела начального образования Департамента Минобразования РФ Ирина Петрова говорит, что нарушения правил приема детей в первые классы идут повсеместно. Недавно ей приходилось выступать по телевидению с разъяснением этого вопроса, и во время “прямой линии” на нее буквально обрушился шквал звонков (а потом и писем) из разных регионов России от возмущенных родителей, которые вместе со своими детьми претерпели немало испытаний перед тем, как попасть в первый класс той или иной школы.
– Санкт-Петербург привел свои распоряжения о приеме детей в первые классы в норму в соответствии с Конституцией Российской Федерации. Это приветствуется. На основе Закона “Об образовании” каждый регион проводит такие решения на своем уровне. Закон “Об образовании” гарантирует прием в школу каждого ребенка, но многим так и хочется проверить, что же этот ребенок представляет собой. В 1998 году мы были даже вынуждены направлять в регионы письма, где категорически требовали уйти от этих безобразнейших нарушений. Негативные тенденции, к сожалению, сохраняются. Письмо не возымело своего действия… Диагностика нужна после того, как ребенка приняли в первый класс – для дифференцированной работы с детьми, чтобы помочь каждому раскрыться, организовать работу в классе, школе. Но никак не для того, чтобы выявить пригодность будущего школьника к учебе в конкретном учебном заведении.
– Конечно, в первую очередь, – рассказывает директор 1259-й московской школы Леонид Смирнов, – мы принимаем ребят из нашего микрорайона, остальных – при наличии свободных мест, и для них еще предусмотрено собеседование. Учителя в этом случае оценивают общее развитие ребенка, ведут беседу с ним в непринужденной обстановке. Проверку знаний мы не устраиваем.
Директор 1971-й московской школы Светлана Дорникова делает акцент на том, что они выполняют социальный заказ и принимают детей в первый класс традиционно. Но школа отличается от своих соседей тем, что имеет разные программы в разных классах. Есть классы развивающего обучения (классы Занкова), лицейские (при МИФИ) и обычные. Так вот, чтобы выяснить, какая программа лучше будет подходить для ребенка, максимально поможет ему реализовать свои способности, проводится тестирование.
– Нам важно увидеть, у каких детей есть мотивация к учебе, у каких нет, какова степень их зрелости, подготовки к школе. Даже если что-то в ребенке нас и не устраивает, как я его выгоню?! Не пойдет он в “занковский” класс – сядет за парту в обычном. Работать надо с родителями… А чего ребенка проверять? Ему помогать надо! – с убеждением говорит Дорникова, и этой своей позицией, несомненно, вызывает к себе и своему учебному заведению глубокое уважение.
Итак, тенденция к гуманизации школьного образования налицо. Общаясь с руководителями школ, я все больше убеждалась, что они не хотят “лепить” из данного им в руки хрупкого и чистого “материала” эдаких суперменов-всезнаек. Человеческое отношение к ребенку есть, по мнению многих, самое ценное достояние современной школы. Чему-то можно научить, а чему-то – нет, что-то дано ребенку изначально, а чего-то недостает от природы. Но не должна идти “отбраковка”, дискриминация по знаниям и ущемление прав ребенка на свободу выбора учебного заведения. Если, разумеется, речь не идет о частной, авторской или специализированной школе.

Ирина КАМИНСКАЯ

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте