Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Исследование

Рассуждения от противного

Резильентность как способность противостоять неуспешности
Учительская газета, №01 от 01 января 2019. Читать номер
Автор:

Как показал конкурс «Успешная школа», в образовательном сообществе до сих пор не сформировалось единого понимания, что же такое успешность. (И мы надеемся, что конкурс как раз и поможет найти то определение и ту подборку критериев, которые бы максимально точно отразили данный феномен.) А вот в Институте образования НИУ ВШЭ решили пойти иным путем, рассуждая от противного: да, мы затрудняемся сказать, что такое успешность, однако нам гораздо проще дать ответ на вопрос, что такое неуспешность. Точно так же, в частности, люди часто не могут понять, что им нужно, однако они совершенно точно знают, что им не нужно.

Поэтому специалисты ВШЭ решили работать не с тезой-антитезой «успешный – неуспешный», а использовать противопоставление «неуспешный – резильентный». В данном случае последний термин означает «устойчивость по отношению к факторам неблагополучия, не контролируемым школой». Не способен сопротивляться внешним негативным факторам – ты неуспешен, способен – ты резильентен. К слову: впервые понятие «резильентность» было введено в обиход в международном сравнительном исследовании качества образования PISA-2009 применительно к школьникам из семей с низкими экономическими, образовательными и культурными ресурсами, достигающим наиболее высоких результатов в тестах.

Так, совместно с Левада-Центром в рамках мониторинга экономики образования сотрудники Вышки провели исследование в ряде российских школ, которые различаются по числу учащихся, образовательным программам, уровню депривированности территории, но реализуют близкие стратегии, осознаваемые всеми участниками образовательного процесса. Оно началось в 2015 году и касалось в основном школ, работающих в неблагоприятных социальных условиях.

Выяснилось, что нередко школы, имеющие довольно высокий статус – гимназии, лицеи, образовательные организации с углубленным изучением отдельных дисциплин, – демонстрируют меньшие успехи в плане академической резильентности. И наоборот, в Топ-100, Топ-30, Топ-10 школ региона вполне могут входить учреждения, которые отнюдь не являются самыми крупными, богатыми и современными в данном субъекте РФ, но обладают внутренним стержнем.
– Наши исследования показали, что, работая в сложных социальных условиях, школы способны добиваться высоких образовательных результатов, – рассказывает кандидат педагогических наук ведущий научный сотрудник Центра социально-экономического развития школы Института НИУ ВШЭ Марина Пинская. – Насколько им это удается, во многом зависит от их образовательной политики. Именно она позволяет школе быть эффективной в неблагоприятных обстоятельствах. Одна из характеристик школы, которую можно рассматривать как свидетельство ее способности повышать жизненные шансы учащихся из неблагополучных семей, – это продвигающая сила школы. Данный показатель принято учитывать при оценке качества работы школ в США. Он основан на сравнении долей учащихся, зачисленных в старшую школу и проходивших обучение в средней школе. Применительно к отечественной системе образования мы рассматривали продвигающую силу как способность школы обеспечить максимально длительную академическую траекторию для своих учащихся, то есть переход на старшую ступень и ориентацию на поступление в вуз.

Иными словами, при явной размытости тех или иных критериев, определяющих успешность школы, один можно считать максимально объективным – какой балл ЕГЭ школьник получил на экзамене, смог ли поступить в вуз, и если да, то в какой. В данном случае неуспешность можно рассматривать как неспособность школы организовать свою работу так, чтобы максимальное количество детей поступило в те вузы, которые им нравились. Резильентные же, наоборот, могут обеспечить это, несмотря ни на что.

И вот тут начинается самое интересное. Оказывается, даже по внешнему виду школы, по тому, как оформлены ее помещения, сразу можно сделать предварительные выводы, неуспешная она или резильентная. В неуспешной пустые стены, плохо или вовсе не оформленные стенды, которые давно не обновлялись. В кабинетах там нередко можно встретить пустые полки, а если в оформлении используется образ книг, то это нередко нарисованные, а вовсе не настоящие книги. В резильентной же школе на стенах висят не только стенды, на которых всегда нужная, свежая и актуальная информация, но и плакаты, портреты, цветы, полки и так далее. А все книги, которые там есть, можно и потрогать, и почитать, они не для красоты, а для дела.

В неуспешной школе, как правило, всегда можно слышать жалобы, мол, молодежь сюда не идет работать и все держится только на учителях преклонных лет. Администрация и классные руководители постоянно констатируют, как им тяжело живется, как несправедлив мир и как не хватает того, кто пришел бы и все изменил. Резильентная школа отличается тем, что там директор ищет не причины, почему все так плохо, а пути решения возникающих проблем. При этом он не старается всеми силами удержать старых учителей, а работает с ними в том плане, чтобы они стали наставниками для молодых и в итоге освободили место для новой смены. И, что самое важное, залог эффективного развития здесь видится не в наличии какой-то отдельной уникальной личности, а в слаженном взаимодействии коллектива, органах самоуправления, тесном сотрудничестве школы с родителями и общественностью.

В неуспешной школе даже положительные результаты, которые выдают ученики и учителя, воспринимаются как нечто непонятное: «Ума не приложу, как ему удалось занять первое место на соревновании! Она вышла в финал всероссийского конкурса, кто бы мог подумать, это же нонсенс!» В резильентной, наоборот, пытаются анализировать, благодаря чему это людям удалось достичь столь внушительных результатов и что изменить в методах преподавания, чтобы другие смогли подняться до их уровня, как повысить мотивацию и успеваемость.

В неуспешной жалуются на катастрофическое отсутствие свободного времени, необходимого, чтобы заниматься обучением, воспитанием и развитием детей. В резильентной стараются так организовать свою деятельность, чтобы все успевать, и для этого используют самые разные возможности – привлекают энтузиастов, родителей, подключают детей, учатся работать с интернет-ресурсами, применяют ИКТ.

В неуспешных школах считается, что, если ребенок хорошо учится, а учитель хорошо учит, это есть норма, которую именно так и следует воспринимать. А какие-либо награды надо заслужить долгим и кропотливым трудом. В резильентной школе поощряется любая продуктивная деятельность, каждое достижение взрослых и детей приветствуется, а людям выдают почетные грамоты, дипломы, вымпелы, их имена и портреты пополняют галерею славы.

Но коренное отличие, по мнению исследователей ВШЭ, в том, что в неуспешных школах ставка делается не на хорошее образование, которое как раз и помогло бы детям сдать ЕГЭ на максимально высокие баллы и поступить в нужный им вуз, а на некие абстрактные и размытые понятия. Там им внушают, что успеваемость – дело важное, но не главное, лишь бы человек был хороший, нашел свою половинку, создал семью. В результате же, как потом выясняется, в перспективе у выпускников таких школ нет ни хорошего образования, ни престижной работы, ни высокой зарплаты, а значит, ничего остального. А вот в резильентной школе все не так, там с самого начала знают и понимают, что все силы образовательной организации должны быть направлены на то, чтобы каждый ученик был настроен на достижение высокого результата во всем, в первую очередь в учебе. Там трезво осознают: если школа даст человеку достаточно крепкие знания, чтобы он смог поступить куда угодно, и если знания эти он сумел получить самостоятельно, кропотливым трудом, ему будет нетрудно состояться в любой профессии и найти высокооплачиваемую работу в любой стране.

Именно поэтому в резильентных школах стремятся поддержать наиболее одаренных и талантливых учащихся, ведь остальные автоматически тянутся за ними. А в не­успешных пытаются все силы сосредоточить на вытягивании слабых, ошибочно полагая, что сильные и так все смогут. Но на выходе получается нечто невразумительное, когда у сильных детей нет стимулов для совершенствования своих знаний и умений, а слабые едва дорастают до уровня троечника. Поэтому там, где стремятся сгладить разницу между школьниками, приведя всех к некоему среднестатистическому соответствию и обидному равенству, на самом деле неуспешность процветает.

Неудивительно, что как раз в резильентной школе индивидуальные образовательные траектории можно встретить гораздо чаще, чем где-либо еще. Ведь они-то как раз и позволяют каждому развиваться настолько эффективно, насколько это возможно. А в неуспешных реализуют единые программы, искренне веря, что это и есть главное благо, ведь в советские времена было так, а образование наше считалось лучшим в мире.

– Конечно, мы не отрицаем того, что детей нужно учить дружить, уважать и понимать друг друга, доверять людям, сотрудничать и так далее, – признает Марина Пинская. – И роль школы в этом процессе также неоценима. Тем не менее подобные понятия гораздо сложнее оценить, выразить в цифрах, сравнить и ранжировать, чем показатели ЕГЭ. Вполне возможно, что если мы научимся это делать, то получим иные результаты и обновим содержание понятий «неуспешность» и «резильентность».


Комментарии

Будете ли вы использовать в работе “образовательный интернет”, созданный Минпросвещения?
  • Пока не знаю, надо изучить систему 55%
    110 голосов 55%
    110 голосов - 55% из всех голосов
  • Нет 31%
    61 голос 31%
    61 голос - 31% из всех голосов
  • Да 14%
    28 голосов 14%
    28 голосов - 14% из всех голосов
Всего проголосовало: 199
Ноябрь 25, 2020 - Декабрь 1, 2020
Опрос закрыт
Архив опросов
Архив опросов
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt