search
Топ 10

Расследование “УГ”

Лес и щепки

чиновничьих реформ, радикально меняющих облик образования

Драма в письмах и документах

то письмо – только эхо потока жалоб, которые шли в последние 5 лет в разные инстанции – от местных, петербургских, до министерских московских – из Индустриально-педагогического колледжа N 2. И речь в письме лишь о самых последних событиях многолетней драмы. “…В июле 1995 года нами было отправлено письмо в Министерство образования РФ о некомпетентности, злоупотреблении служебным положением и неправомерных действиях директора колледжа Жидких Т.М. Главный специалист министерства Калинина Т.Н. обьективно не разобралась в жалобе, став в основном на сторону директора.

После письма в министерство все шесть человек, подписавших его (и только они!), лишены премии по итогам работы за 1995-1996 уч. год, заместителям директора отказано в ведении учебных занятий, преподавателям Амирову А.Н., Афанасьеву Ю.В. в два раза уменьшена нагрузка, хотя по их дисциплинам имелось большое количество часов. Амиров и Афанасьев лишены классного руководства, оплаты за заведование кабинетами, руководства педагогической практикой, а замы Грамматопуло Б.П. и Логиневская Л.Н. вынуждены уволиться… В настоящее время Жидких Т.М. делает все, чтобы дискредитировать работу зам.директора Григорьевой Л.М. и убрать ее из колледжа…”

моменту, когда ваш корреспондент приехал, чтобы встретиться с авторами, уже уволился А.Амиров. Сокращена была должность Л.Григорьевой. Сокращена с нарушениями, которые рассматривает суд. Таким образом, из шести подписавшихся сейчас работает в колледже один Ю.Афанасьев. Адрес учебного заведения старый, а коллектив, по существу, новый (как и следует, видимо, ожидать в пору больших реформ). Афанасьев в нем становится одиночкой. Его протесты новичкам непонятны. Они смотрят на директора с глубоким уважением, как на человека доброго, самоотверженного, который и работу дает, и регулярную зарплату обеспечивает, что так важно в нынешние времена.

При первой же встрече с новой администрацией – заведующими отделениями, сотрудниками учебной части – я услышала, что ответное письмо редакции в защиту директора сегодня могут подписать не шесть, а шестьдесят педагогов. Они докажут, что все, кто ушел, просто не хотят и не могут работать по-новому. Потребуют, чтобы коллектив больше не трепали проверками, дали возможность спокойно трудиться. Очень убедительно может получиться, особенно если перечислять комиссии, которые так или иначе проверяли колледж за последние 2-3 года. Только что, например, КРУ нервы портила. И в столовую, и на уроки приходили. А тут все-таки не болванки обтачивают, а воспитывают 15-18-летних молодых людей, многие из которых пришли не паиньками… И это действительно главное. Тем более что новый набор уже обьявлен, реклама идет по всему городу, а может быть, и по всей России, поскольку колледж – учебное заведение всероссийского масштаба. Хотя как раз такой масштаб, министерское подчинение и стали, возможно, причиной многих бед.

Почему уважаемое министерство в 1992 году вдруг решило обьединить два совершенно разнородных учебных заведения – сварочно-машиностроительный и физкультурный техникумы, – понять теперь чрезвычайно трудно: ни того министра, ни того министерства уж нет. На месте, правда, ведущий специалист Татьяна Калинина. Но как раз ее обьяснения тогда, в 1992-м, недоумевающих педагогов не устраивали. Были бы еще эти техникумы (впрочем, физкультурный уже к тому времени реорганизовали в индустриально-педагогический колледж физкультурного направления) связаны хотя бы территориально, а то в разных концах города работали, знать ничего друг о друге не знали. И на тебе, как снег на голову, – обьединение! Чуть раньше коллег узнали о планах министерства “сварщики”. Они первыми обрушили поток телеграмм и писем во все адреса, которые считали подходящими. Заместителю министра Е.Ткаченко, например, 17 декабря 1992 года отправлена телеграмма с выражением недоумения и просьбой обьяснить коллективу причины реорганизации. Однако министерству, похоже, было не до обьяснений: слишком многие нуждались тогда в обстоятельных беседах с руководством. Одним приказом N 416 от 27 декабря надлежало реорганизовать сразу 9 техникумов и колледжей, расположенных в разных городах России. Все они в одночасье становились индустриально-педагогическими. “В целях дальнейшего развития системы инженерно-педагогического образования”. Понимать надо так, что система ПТУ нуждалась в новых, высокопрофессиональных кадрах. И особенно хорошие специалисты, видимо, должны были получаться теперь за 2-3 года из выпускников 9-х классов, которые по разным причинам не попадают в 10-е. Правда, так лихо обьединялись при этом учебные заведения только в Питере. Учреждение, которое создавалось в результате, и название получало какое-то необыкновенное: индустриально-педагогический колледж-предприятие. Последнее слово приставлено в связи с тем, что у “сварщиков” некоторое время существовало малое учебно-производственное предприятие “Эврика”, которым и руководила Татьяна Жидких.

Как раз по поводу ее руководства шумели в техникуме бурные собрания. Там до сих пор хранятся протоколы с категорическими резолюциями: выразить недоверие, поставить в известность министерство. Пока петербуржцы выражали недоверие, в Москве шла аттестация директора учебного заведения нового типа. И сколько бы потом ни требовал коллектив: “…приостановить действие приказа N 416 от 27.11.1992 в части о назначении директором Жидких Т.М. до приезда конфликтной комиссии”, никто на них внимания не обращал. Наивные! В Москве-то шла своя реорганизация. Заместитель министра, подписавший приказ N 416, становился министром. Ликвидировались одни должности, создавались другие. Однако в ответ на их письма и телеграммы стабильно приезжала все та же Татьяна Калинина, о которой в письме на имя министра говорилось: “…доводы куратора Калининой Т.Н. о назначении директором Жидких неубедительны, и Калинина выразила полное пренебрежение мнением коллектива…”

Откликнулись на мольбы преподавателей петербургские власти. Была создана комиссия, подробно рассмотревшая ситуацию. Она предложила три выхода из положения. Однако к исполнению был принят все-таки вариант министерский. Уверенность, что обьединять можно что угодно, как угодно, а концепция приложится, просто поразительна. Не говоря уж о том, что настроение людей, которым предстояло обьединяться под руководством нового директора, их мнение и понимание ситуации вообще никого не интересовали. Девиз “стерпится-слюбится” особенно трогателен в сфере педагогики, где и чиновники вроде бы должны быть хоть немножко психологами.

атьяну Жидких в этой истории можно пожалеть. Скинув на нее груз своих недоработок, министерство рассчитывало, что новый директор сумеет примирить оба коллектива с предложенными реформами, приведет в некоторую систему учебный процесс, а кроме того, будет достойно держать оборону в борьбе, которая тем временем развернулась вокруг здания на Обводном канале.

В последние дни марта 1993 года, когда только-только утихли самые яростные бури вокруг обьединения, в Москву, уже на имя Бориса Ельцина, полетела телеграмма, сообщающая о событии, в те времена совершенно немыслимом: о силовом захвате части здания на Обводном канале со стороны священнослужителей, слушателей Духовной академии и семинарии в сопровождении казаков. О своих правах на эти помещения церковь заявила давно. До 1917 года все здания по Обводному, 7 принадлежали Духовной семинарии, для которой и строились. Видимо, как раз период реорганизации показался Патриархии наиболее подходящим для того, чтобы силой вернуть утраченное. Ситуация не на шутку напоминала времена гражданской войны. Милиция предпочла в столь деликатные дела не вмешиваться. Наиболее энергичные сотрудники колледжа (в основном, кроме Афанасьева, впоследствии уволенные) установили круглосуточное дежурство в здании. В Москву на переговоры с Алексием II срочно отправилась с новыми соратниками Татьяна Жидких. Министерство в те дни сколько-нибудь заметной роли не сыграло. В защиту учебного заведения выступила пресса, соответствующие правительственные комиссии и комитеты – словом, права колледжа отстояли. Но – лишь на время. Здание, исторически принадлежавшее Духовной академии и расположенное практически на территории Александро-Невской лавры, все равно придется вернуть, что и подтверждает вскоре мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак.

Пока же победившая в первых боевых схватках и значительно окрепшая духом Татьяна Жидких берется за укрепление и расширение вверенного ей учебного заведения. К этому времени относится еще ряд писем и обращений, одно из которых цитируем вкратце: “…Прошло десять месяцев. Мы хотели понять происходящее с точки зрения полезности преобразований. Но нас тревожит утверждение в коллективе новой системы взаимоотношений, исключающей в большой степени демократичность, человечность, порядочность, профессиональную этику, что составляло основу жизни нашего прежнего коллектива. Нас тревожит и другая сторона этого вопроса: а вдруг обьединение несовместимых образовательных учреждений – чья-то ошибка, ошибка, которая ведет к значительным моральным и материальным издержкам? Иначе как можно обьяснить миллионные вложения в непонятное образовательное учреждение, которые уходят непонятно куда, а в техникуме (авторы-преподаватели в сварочно-машиностроительном) нет воды, не работает сантехника, не сделан косметический ремонт и даже нет лампочек. Занимаемся в полутемных аудиториях с выбитыми окнами и отваливающейся штукатуркой, с одной стороны, а с другой – растаптывание не одной, не двух, а десятков человеческих судеб…”

Но… победителей не судят, новый директор получает возможность показать себя. Цели “развития системы инженерно-педагогического образования” быстро остаются позади, поскольку жизнь, как известно, не стоит на месте. В колледже развиваются новые направления – менеджмента и экономики. Почти вдвое увеличивается количество учащихся. Такой прогресс выглядит особенно интересно на фоне катастрофического состояния материальной базы учебного заведения. Сохранив в 1992-1993 годах в федеральной собственности все здания, которые занимали прежде оба техникума, и другие обьекты – например лыжную базу в престижном Кавголове, ремонтировать и содержать в пристойном виде такое богатство министерство оказалось не в состоянии.

А городской Комитет по образованию уже летом 1993 года начинает проработку вариантов возможного переселения колледжа. Как один из выходов, предлагается оставить сварочно-машиностроительный техникум по старому адресу, а подготовку по специальности “физическое воспитание” передать городу, поскольку тут есть и более подходящая база, и возможности обеспечить выпускников работой. 20 мая 1994 года к министру образования РФ Е.Ткаченко обращается с письмом мэр Санкт-Петербурга А.Собчак. Подробно обьясняет, почему возвращение здания по Обводному каналу, 7 Духовной академии неизбежно, и предлагает передать весь колледж городу. “…Это позволит найти наиболее эффективное решение вопроса, исходя из реальных потребностей в специалистах определенного профиля, а также из необходимости сохранения всего положительного опыта, который имело данное учебное заведение”. Мэр обращает внимание министра на то, что “…резко ухудшился порядок эксплуатации здания по адресу: Измайловский пр., 27, где работал Сварочный техникум. Здание практически выведено из строя… Подготовка мастеров строительных специальностей и преподавателей физкультуры может быть в полном обьеме организована в высших профессиональных училищах, располагающих для этого необходимой базой, включая общежития для иногородних”. О том, что общежитие самого колледжа на проспекте Солидарности содержится безобразно, свидетельствуют фотоматериалы, приложенные к письму.

Следующее обращение мэра к министру датируется ноябрем того же года. В нем после ссылок на промежуточные переговоры с начальником Департамента профессионального образования Е.Бутко сказано: “…Очевидно, что Министерство образования всячески устраняется от практического решения задачи, противопоставляет себя мэрии, настойчиво повторяя в течение 2 лет, что исключительно в обязанности мэрии входит проблема перебазирования министерского колледжа… Понимая возвращение Русской православной церкви здания Духовной академии как первоочередной исторический долг, мэрия берет на себя решение вопроса о размещении учащихся колледжа для завершения ими образования…” Но министерство, похоже, решает не образовательные проблемы. Тут – проблема сохранения собственности, господа!

В результате на начало 1997 года ситуация выглядит так. Основная масса студентов, за исключением нескольких групп “сварщиков”, сосредоточена в здании на Обводном канале, которое оказывается переполненным, поскольку на дневном отделении числятся 1218 человек, на вечернем и заочном – 466. Это около 48 учебных групп, работающих без стабильного расписания. На доске вывешивается перечень занятий на два-три дня, а иногда- только на один завтрашний.

Учатся в основном петербуржцы. Иногородних – 145 человек. Но общежитие на проспекте Солидарности пришлось закрыть из-за аварийного состояния помещений. Студентов, которые не сумели устроиться у друзей или снять угол, поселили в учебные классы здания на Измайловском проспекте, куда поставили раскладушки. Прописка там невозможна. Получить перевод из дома – проблема. Помыться, постирать – тоже. Постели меняются от случая к случаю… “Но они хотят у нас учиться, несмотря на такие условия!” – патетически восклицает директор. Общество милосердия, помогающее сиротам, которые “хотят у нас учиться, несмотря на такие условия”, пытается сейчас обеспечить их хотя бы сносной постелью. Напомним, что речь – не о приюте для бомжей, а о министерском колледже!

Зато на Обводном, в здании, вокруг которого спор, – нескончаемый ремонт. Приведен в порядок флигель “Б”. Заботливая хозяйская рука чувствуется повсюду. Это должно бросаться в глаза любому гостю, привлекать все новых и новых студентов.

том же, что на самом деле творится в огромном хозяйстве колледжа-предприятия, можно узнать теперь из письма главного контролера-ревизора КРУ Минфина РФ по Санкт-Петербургу, адресованного министру общего и профессионального образования В.Кинелеву. В нем много интересного. Сказано, например, что при реорганизации в феврале 1993 года “передача материальных ценностей была произведена без оформления актов приема-передачи… и на протяжении 3 лет в колледже не проведено ни одной инвентаризации, а часть ценностей вообще ни за кем не закреплена. В результате только выборочной проверкой выявлена недостача дорогостоящей техники и оборудования на 72,5 млн. руб. (шесть персональных компьютеров, две кинокамеры, четыре комплекта спортивных тренажеров, видеокамера, лодочный мотор и др.) …Кроме того, в здании, находящемся на капитальном ремонте по пр. Солидарности, 27, еще с 1994 года находятся невывезенные столы, тумбочки и другие ценности, которые за это время пришли в полную негодность… До настоящего времени числится на балансе сгоревшее в декабре 1994 года строение в пос. Кавголово, тогда как другие здания, в том числе кирпичный гараж, также находящиеся в Кавголове, по учету колледжа не значатся…” После переговоров с обществом милосердия о плохих постелях в общежитии и хотя бы минимальной помощи сиротам такой текст читается как страшная фантастика. Не будем приводить его полностью. Ограничимся еще несколькими фразами: “…Выявлены факты нецелевого и нерационального использования средств федерального бюджета, необеспечения сохранности материальных ценностей, что привело к материальному ущербу в общей сумме 253,7 млн. руб.” И в итоге: “…В приказе по результатам проверки не нашел отражения вопрос возмещения в установленном порядке выявленных сумм недостач. Должностные лица, виновные в вышеуказанных нарушениях, к материальной ответственности не привлечены. Материалы проверки переданы в правоохранительные органы”. Так что принимать меры на этот раз придется не только министерству.

Но уж теперь-то, когда в сфере профессионального образования произошли такие решительные изменения, когда Санкт-Петербургской администрации передаются вместе с соответствующей материальной базой все ПТУ, кажется, не может быть сомнений, что содержать средние учебные заведения удобнее городу. Не логично ли передать под его руководство и колледж, который, по замыслу реорганизаторов, должен готовить инженерно-педагогические кадры?

После того, конечно, как выполнят свою работу правоохранительные органы.

Нина ПИЖУРИНА

Санкт-Петербург

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте