Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10
Успешная школа

Расписание на завтра

Образы образования в цифровую эпоху
Учительская газета, №22 от 1 июня 2021. Читать номер
Автор:

14 мая 2021 года подведены итоги пятого Всероссийского конкурса «Успешная школа», который «Учительская газета» проводит совместно с благотворительным фондом Сбербанка «Вклад в будущее» и при участии Комитета Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по образованию и науке, Комитета Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации по науке, образованию и культуре.

Награждены победители и лауреаты конкурса, вручены солидные денежные сертификаты.

Значимыми представителями всех ветвей власти, видными деятелями российской науки и образования сказаны напутственные вдохновляющие слова участникам.

Наступило время подведения содержательных итогов конкурса.

Прежде всего отметим, что по сравнению с предыдущим конкурсом кардинально вырос общий проектный уровень представляемых участниками материалов.

Если в уже былинном доковидном времени начала 2020 года была значительная дистанция между уровнем подачи проектов, то сейчас эта разница не ощущалась. Слабых материалов на заочном туре не было вообще. Наверное, это связано с тем общим гигантским рывком в виртуализации и цифровизации образования, который произошел за это сложное время.

Второй общий позитивный тренд – это культура речи участников конкурса. Традиционно отмечалось, что практические работники сферы образования говорят на одном языке, а представители педагогической науки – на своем, который называли наукообразным или птичьим.

Поэтому диалог между наукой и практикой шел с трудом. Теперь, думается, у условных представителей науки может возникнуть когнитивный диссонанс, поскольку выступления конкурсантов перенасыщены новыми терминами, конечно, англицизмами. Мне несколько раз пришлось, чтобы понять, о чем речь, заглядывать в словарь, поскольку некоторых терминов, используемых конкурсантами, никогда не слышал. Понятно, что это явление неоднозначное, но неизбежное при движении по автобану цифровизации образования.

Теперь о различиях в проектах. Все проекты по формату и масштабу можно условно разделить на две большие группы. Причем примерно поровну.

Одна группа проектантов представляла широкую картину системных преобразований в своей образовательной организации, как правило, далеко выходящих за ее границы и охватывающих ближний и дальний социум, профильных субъектов и организаций, на первый взгляд далеких от сферы образования. Конечно, такие эпические масштабные полотна производили мощное впечатление, от некоторых даже захватывало дух, но, как известно, широкий разлив ведет к мелководью.

Другая группа участников представляла локальный проект, посвященный детальному обоснованию и технологизации какой-то одной важной проблемы в их общеобразовательной организации. Конечно, на уровне текстов такие проекты смотрелись очень достойно, однако на площадке их публичного предъявления и защиты они выглядели менее выигрышно, чем глобальные проекты.

Это было связано с рядом причин, одна, и не главная, заключалась в том, что для их оценки нужны тоже очень узкие, профессионально погруженные в эту проблематику специалисты.

Следующий пласт дифференциации участников – это та базовая ценность, которая выступала основой проекта и на которую была обращена его проблематика. Здесь все проекты можно разделить на пять количественно неравномерных групп.

Это проекты, центрирующиеся на социуме (обращенные на созидательную деятельность в окружающей среде), на культуре (достаточно широкое включение различных культурных образцов в образовательную деятельность, своего рода проживание культуры), на науке (овладение обучающимися фундаментальными науками), на технологии (как правило, это цифровые технологии, пронизывающие весь образовательный проект, направленные на овладение так называемыми мягкими навыками) и на технике (на производственных процессах, предпрофессиональной подготовке и ориентации).

Обратим внимание, что на уровень качества проектов и их оценку не оказывал значительного влияния фактор конкретного географического и средового расположения проектантов. Команды участников, представляющих гимназию из центра Санкт-Петербурга или станичную школу, существенно не отличались.

Что касается программы второго дня конкурсных испытаний, когда происходило взаимопростраивание участниками проектов друг друга, то выскажу два суждения.

Первое, конечно, эти конкурсные испытания, предполагающие живое общение глаза в глаза и участников консультационных пар, и проблемных групп, существенно проигрывают при дистанционном формате, неизбежно уходят эмоции, возникающие при непосредственном общении. Но здесь нам остается уповать на то, что виртуальный конкурс-2021 будет уникальным в его истории.

Второе обстоятельство – это явный общий континуум участников, образовавшийся в период дистанта. В принципе перед всеми субъектами общего образования стояли за прошедшее время идентичные задачи. Это обусловило единое коммуникативное и смысловое пространство и придало действенность и значимость тем советам, которые делали друг другу участники по достройке проектов. Как поется, «если радость на всех одна, на всех и беда одна». Поэтому проективные предложения «доноров» были интереснее и значимее рефлексии «рецепиентов».

Особый интерес вызвал третий день конкурса, связанный с проецированием трендов образования будущего до 2050 года. Выделим здесь несколько фокус-групп локализации трендов будущего, обозначив их риски.

Капканы цифровой экосистемы

Все участники сходились в том, что образование будущего далеко выйдет за рамки образовательных организаций и будет представлять собой совокупность субъектов образования, существенно разнесенных благодаря технологиям в пространстве. Сейчас это маркируется как экосистема образования, на которую переносятся основные качества образа живой природы. Это мягкая, самонастраивающаяся система, где нет изгоев, все взаимосвязано и взаимообусловлено. Все это так, но обратим внимание на то, что педагоги и дети не становятся от этого субъектами данной экосистемы, а выступают ее заложниками и потребителями. Понятно, что изменить в этой глобальной системе они могут намного меньше (честно, так вообще ничего), чем в своей школе.

Уроки для Цезаря

Значительное место в дискуссии об образах образования будущего заняло осмысление психолого-педагогических особенностей и социальных представлений поколения детей генераций Z и Альфа. Что закономерно, поскольку именно эти группы и составляют сейчас основной контингент обучающихся.

Обратим внимание только на одну, но ключевую, особенность этих поколений – это многозадачность. Все констатируют данную особенность поколения «Цезарей». Они все делают одновременно: воспринимают лекцию или урок, отвечают по электронке и пишут пост. И так постоянно.

Один из представителей этого поколения мудро заметил, что это, конечно, так, только восторгаться здесь нечем. Мол, утка тоже универсал – она и плавает, и летает, и ходит. Но вот беда – все это делает плохо.

Вместе с тем понятно, что дидактика и методика образования будущего призваны базироваться на этой неотъемлемо присущей представителям генераций Z и Альфа особенности. Надо использовать их сильные стороны, а не противостоять им.

Картина мира и гибкие навыки

Какие же задачи перед образованием будущего поставили конкурсанты? Стратегически их две.

Во-первых, педагоги призваны представить школьникам будущую картину мира на предстоящие 10-15 лет, иначе им сложно будет и психологически, и профессионально жить в этом мире.

Во-вторых, помочь им овладеть гибкими навыками, как связкой ключей, позволяющих им в будущем, что неизбежно, менять профессиональные сферы деятельности.

Конкуренция с искусственным интеллектом

Главное понятие, маркирующее образование будущего, – это неопределенность. Совершенно ясно, что с рынка труда постепенно будут вытеснены все профессии, построенные на алгоритмах деятельности и промежуточные между продуктом и потребителем.

Рамочно понятно, что профессии будущего – междисциплинарные, их образы уже проступают, но названия у них пока нет. А вот готовить к ним наших школьников надо уже сегодня.

Завершим блоком рассуждений участников конкурса по вопросу о конкуренции выпускников их школ с искусственным интеллектом. Здесь тоже проступает стратегическая задача образования, «расписание на послезавтра».

Понятно, что ни один человек не может составить конкуренцию ИИ по трудоспособности, объемам и круглосуточности деятельности. У роботов не болит голова, не загуливает муж, их не огорчают собственные дети. Их в отличие от человека «ничто не может вышибить из седла».

Поэтому сферу преимуществ человека, к которой надо готовить уже сейчас, составляют эмоциональный интеллект и креативность. Для этого будущим программистам и инженерам нужны, как ни странно, широкие и глубокие гуманитарные знания, овладение сокровищницами человеческой культуры.

Михаил БОГУСЛАВСКИЙ, доктор педагогических наук, профессор, член-корреспондент Российской академии образования, почетный работник науки и высоких технологий Российской Федерации, член жюри конкурса «Успешная школа»


Читайте также
Комментарии

  • Июнь 7, 2021 в 09:32

    Действительно, сегодняшним школьникам придется конкурировать с искусственным интеллектом. Да, современное образование должно их готовить будущим условиям труда. Но в тоже время, важным становится не потерять нравственные и духовные ценности передающиеся в процессе общения ученика и учителя.


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt