search
Топ 10

Раскол в сознании О воспитывающем потенциале романа Ф.М. Достоевского “Преступление и наказание”

Продолжение. Начало в N 48-50

Во время исповеди умирающего Мармеладова, описывая портрет Сонечки, использует “огненный” цвет. Здесь гениальный художник смог передать вызывающую яркость уличного, вульгарного, кричащего, пестрого наряда, подчеркнув всю нелепость его для данной обстановки и для самой его хозяйки – этого удивительно чистого и обреченного на позор и жертвенность существа, при этом не назвав ни одного оттенка и ни одного цвета, кроме огненного, вопиющего со шляпы кроткого созданья. Это уже символ – символ жертвенности – и венец.
Встречается в романе и зеленый цвет. И, как правило, символично. Зелени как элемента летнего пейзажа в произведении почти нет, несмотря на то что события происходят в летнее время года, в июле. Кроме картины, представившейся Свидригайлову в полудреме накануне самоубийства. Достоевский указывает праздник – Троицын день, день Пресвятой Троицы, праздник, посвященный единству Бога-Отца, Бога-Сына и Бога-Духа Святого. Это праздник гармонии духа, души и тела. Только в такой гармонии возможно развитие, благополучие, цветение, рост. Для Свидригайлова это не стало реальностью, лишь инстинктивно, в сновидении это возникло в его воспаленном сознании вместе с приговором: гроб и самоубийство, которым он стал причиной, стали и его уделом.
Но самым ярким символом в произведении звучит, как уже говорилось, зеленый драдедамовый платок. Причем в сравнении с другими характеристиками этого символа (большой, драдедамовый, общий, фамильный) зеленый цвет в нем несет наибольшую функциональную нагрузку. На первых страницах романа, в рассказе Мармеладова, в этом платке появляется Соня после принесения себя в жертву ради ближних. На последних страницах “Преступления и наказания” также присутствует ее образ в зеленом платке, образ героини, вернувшей Раскольникова к жизни.
Однако, несмотря на довольно ясное объективное и определенное символическое использование зеленого цвета в романе “Преступление и наказание”, полезно знать все значения зеленого, чтобы убедиться в замысле автора относительно присутствия и роли зеленого цвета в произведении, а также прочувствовать все его семантические нюансы. Поэтому обращаемся к “Энциклопедии символов”:
“Зеленый, как и многие другие цвета, имеет в символическом смысле двойственное значение… В народных представлениях зеленый цвет символизирует прежде всего надежду”. Где распускается зелень, там просто естество, там само собой разумеющийся вырост… переживание весны. Когда, например, даже дьявол является как “Зеленый”, это значит, что он остался там в обличье античного растительного бога. Однако этому противостоит и негативное содержание: “Безмерное появление зелени во всех снах означает перенасыщение отрицательными природными влечениями” (Эппли). Христианская символика находит этот цвет цветом середины и посредничества, равноудаленным как от голубизны небес, так и от красноты ада, успокаивающим, освежающим, цветом созерцательности, ожидания возрождения (Хайнц-Мор). Крест Христов как символ надежды и Спасения часто представляется зеленым… престол Высшего Судии – как бы состоящим из зеленого ясписа (яшмы) (Откр. 4: 3).
Как видим, Достоевский не случайно так сдержан в использовании зеленого цвета: в изображаемом им мире нет “перенасыщения природными влечениями”, они обличительно выступают лишь в бреду Свидригайлова накануне его самоубийства. Недостаток зелени говорит об отсутствии даже необходимого развития того, что дано природой.
И опять обращаемся к видению Свидригайлова: он видит благоухающую зелень, что выдает его наклонности, “перенасыщение природными влечениями”, но вся эта растительность теперь лишь украшение и обрамление гроба четырнадцатилетней девочки, жертвы чрезмерно развитых диких инстинктов Свидригайлова. Девочка уже мертва, ей не дано видеть всего этого растительного благоухания.
Самым распространенным цветом в романе оказывается желтый. Он присутствует почти постоянно, оказывает сильнейшее воздействие на действующих лиц и читателя и даже является двигателем сюжета, определяя роковую участь героев. Достоевский явно не любит желтый цвет: свое отрицательное отношение к желтому он высказывал неоднократно. Кроме воспоминаний о детстве на отношение к цвету влияли, должно быть, и другие факторы, прежде всего знание традиционного к нему отношения в народе, в христианстве.
Пронзительно желтый цвет в народной символике связывается с завистью и ревностью (“желтый от зависти”). Чаще всего желтый цвет понимается как цвет Солнца: по своей двоякой природе это “цвет чутья, догадки, интуиции, так легко сбивающих с толку, в которых ведь заключена своеобразная солнечная мощь, всепроникающая и всепросветляющая” (Эппли). Золотисто-желтый, с легкой красноватинкой цвет относится чаще всего к зрелой мудрости; бледно-желтый – к коварной агрессивности, например в представлении о цвете одежды Иуды. Поэтому в средние века иудеи должны были носить желтые одежды (“Энциклопедия символов”. Бидерманн Г.).
В романе “Преступление и наказание”, видимо, желтый (грязный, бледный, выгоревший) и имеет такой смысл: агрессивной коварности, измены, предательства.
Желтый цвет в романе присутствует почти во всех помещениях и создает атмосферу нездоровья, расстройства, надрыва, болезненности, печали. Грязно-желтый, уныло-желтый, болезненно-желтый цвет вызывает чувство внутреннего угнетения, психической неустойчивости, общей подавленности.
Исследователи творчества Достоевского отмечают, что во всем мировом искусстве найдется немного произведений, подобных “Преступлению и наказанию”, в которых желтый цвет был бы в такой степени цельно выдержан. Аналогию проводят не с литературой, а с живописью, с творческими исканиями голландского художника Ван Гога.
Картина Ван Гога “Кафе” изображает залу провинциального трактира с ярким желтым полом и висячими керосиновыми лампами, свет от которых окрашивает фигуру хозяина и всю обстановку в желтый цвет. “В моем “Кафе”, – писал Ван Гог, – я попытался выразить то, что кафе – это место, где можно сойти с ума или совершить преступление… Все это выражает атмосферу раскаленной бездны, бледного страдания. Все это выражает мрак, в котором, однако, дремлет сила”.
Результаты исследования колористики как функционального явления в “Преступлении и наказании” убеждают нас в том, что как немногочисленность использования, так и выбор цвета в романе ни в коей мере не должны рассматриваться в качестве случайных или малозначащих явлений. Колористика, даже ее кажущаяся бедность, здесь носит огромную смысловую нагрузку и используется как средство выразительности замысла и мировоззрения Ф. Достоевского, выполняя прежде всего функции раскрытия духовно-философского содержания и эмоционально-психологического воздействия и очень редко – описательную функцию.
Стилевые особенности Ф.Достоевского как художника-реалиста, философа и психолога ярко проявляются и в композиционном плане романа “Преступление и наказание”. В связи с этим требуют анализа сновидения главного героя, которым отводится особая роль в композиционном строе произведения.
Это четыре яркие, развернутые, выразительные, объемные и глубокие по содержанию картины и один небольшой образ-греза. Сновидения Раскольникова не менее, но даже более эффектны и колоритны, нежели большинство событий, происходивших с Раскольниковым наяву. А по силе эмоционального воздействия и духовно-философского содержания они оказываются наиболее важными эпизодами в романе и в жизни главного героя.
Учитывая, что Достоевский создавал реалистическое произведение, сны Раскольникова (впрочем, как и другого героя – Свидригайлова) нельзя рассматривать как фантасмагорию, как элемент проникновения в реальный мир каких-либо фантастических существ. Ничего подобного не происходит: никаких демонов, призраков, “добрых” защитников и никаких материальных следов внедрения в жизнь героя “иных” миров, как это бывает в фантастической литературе и кино, не происходит. Достоевский верен себе как художник-реалист, глубоко постигший духовный и физический мир людей, а его произведение строится как реалистическое. И сновидения Раскольникова – это всего лишь сны, но они являются естественной и логично проявляющейся в художественном мире частью физической и психической жизни героя.
Что же они означают и почему их роль в раскрытии замысла романа и в его композиционном строе столь значима?
Прежде всего выясним, что означают сновидения с точки зрения современной психологии, какова их природа. В современном психологическом словаре находим:
“Характерная для “быстрого” сна активация коры головного мозга относительно больше выражена в правом полушарии, что соответствует преобладанию в сновидениях пространственно-образного мышления. Это тесно связано со своеобразным изменением сознания в сновидениях: отражение объективной реальности и знание о себе как о субъекте познания нарушено, человек не осознает себя видящим сновидение, в результате нет и критического отношения к воспринимаемому, даже если оно алогично. В то же время оценка самого себя как личности и эмоции (чувство вины, стыда и т.п.) сохранены. Сюжет сновидений в образной и символической форме отражает основные мотивы и установки субъекта. Переживание и запоминание сновидений в большой степени зависит от особенностей личности и эмоционального состояния перед сном. Одной из основных функций сновидений является эмоциональная стабилизация. Сновидения составляют важное звено в системе психологической защиты, временно ослабляют напряженность психологического конфликта и способствуют восстановлению поисковой активности. С этим, а также с доминированием образного мышления связано положительное влияние сновидений на процессы творчества. Функциональная неполноценность системы “быстрый сон – сновидения” является существенным фактором в возникновении неврозов и психосоматических заболеваний”.
Последний вывод говорит нам о том, что у Раскольникова система “быстрый сон – сновидения” была функционально полноценной, и у него не должно быть ни неврозов, ни психосоматических заболеваний.
Психофизиолог, доктор медицинских наук, профессор Л.П. Гримак в книге “Резервы человеческой психики” пишет: “Исследования последнего времени свидетельствуют о важной адаптационно-программирующей роли сна в жизни организма. Именно поэтому воздействия, полученные в некоторых фазах естественного сна, отличаются стойкостью и большим влиянием на программы поведения в последующем состоянии бодрствования”.
После всего этого остается лишь в очередной раз удивляться познаниям Достоевского в области психологии, его художественному дарованию и верности реализму.
Относительно образа Раскольникова, опираясь на вышеприведенные сведения, а также судя по выносливости Раскольникова и по содержанию сновидений в свете современных научных представлений о сне как о функционально-психическом явлении, можно утверждать, что главный герой романа был абсолютно нормальным и здоровым человеком, не склонным к психическим расстройствам. И все главные проблемы, несчастья и зло Раскольникова есть результат его мировоззрения, внутреннего раскола, но не психического заболевания.
Для правильного понимания отношения Достоевского к сновидениям, помня о православной позиции его, необходимо обратиться к православным авторам, например к Григорию Дьяченко. В книге “Область таинственного” читаем: “…во-первых, не на все сны надобно обращать внимание, но, во-вторых, не все сны надобно презирать, считать их пустыми. {…} Если сны побуждают нас к добру и удерживают от зла, то считайте эти сны перстом Божиим, указывающим вам на небо и отклоняющим вас от дороги к аду”.
Теперь возвращаемся к тексту “Преступления и наказания” и рассмотрим сновидения Раскольникова.
Достоевский постепенно раскрывает образ Раскольникова: мы видим его как любимого сына и брата, понимаем его социальное и материальное положение, чувствуем его гордый дух и убеждаемся в отзывчивости и сострадательности его сердца. При этом Достоевский уклоняется от открытых описаний характера, души, мировоззрения главного героя.
Но вот в самом начале романа описывается первое сновидение, пророчествуя о трагических, жутких событиях в будущем и обнаруживая крайнее психологическое напряжение главного героя. Измученный Раскольников засыпает прямо на улице, в кустах. Сон раскрывает самую сущность натуры и состояние героя и потому подробно описывается автором романа на шести страницах.
Достоевский делает небольшое вступление, в котором обосновывает собственную реалистическую платформу в изображении сновидений и использовании их как художественного приема. Достоевский подчеркивает реализм своего произведения и естественность выразительности и включения сновидений в композицию романа.
Это сновидение раскрывает внутреннее состояние героя, его душу, объясняет истоки сострадательности Раскольникова, его детскую восприимчивость, незрелость, жажду справедливости, желание помочь и неспособность кого-либо защитить.

Алла БОРОДИНА
Москва

Продолжение следует

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте