Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Радуга над Аргунским ущельем. Отдаленным чеченским школам помогают пограничники

Учительская газета, №46 от 15 ноября 2005. Читать номер
Автор:

В сером осеннем небе над окраиной Владикавказа самолет Ан-2 выбрасывает парашютистов. Спортсмены под яркими куполами, похожими на лепестки полевых цветов, подхваченных ветром, выписывают плавные фигуры и приземляются один за другим точно в обозначенный круг. Экипажи двух желто-зеленых вертолетов Ми-8 готовятся к взлету. Я стою в нескольких шагах от винтокрылой машины. Наблюдая за четкой работой бортмеханика, выполняющего предполетный осмотр, вспоминаю курсантскую юность – Калужское авиационно-техническое училище, трехгодичную практику на аэродроме под Грозным в станице Калиновской. В тех краях я не был шестнадцать лет. Вспоминаю неунывающих «технарей», живших «крылом к крылу», с твердым убеждением в том, что победа в воздухе куется на земле. Дагестанцы и осетины, казахи и удмурты, украинцы и белорусы, русские и чеченцы делали одно дело, от них в равной степени зависела безопасность полетов. Но тогда, в конце 80-х, никто и в мыслях не мог допустить, что земля, где, казалось, должен процветать туризм, строиться санатории и дома отдыха, на годы погрузится в хаос и беспредел, утонет в крови и ненависти…

Горы в пулеметном прицеле

На борту вертолета Ми-8 – группа офицеров пограничной службы ФСБ России, сопровождающая гуманитарный груз, предназначенный для отдаленных школ Чеченской Республики. «Вертушка» вздрагивает, в ноздри бьет сладковатый запах керосина. Лопасти, как огромные сабли, все быстрее и мощнее рассекают осенний воздух. Начинающая желтеть трава гнется к земле, и кажется, что разбегается в стороны. Я сижу возле открытого люка, из которого грозно выпячивает темно-зеленое дуло крупнокалиберный пулемет. Ми-8 то набирает высоту, то вдруг резко падает вниз, делая крутой вираж и прижимаясь ко дну ущелья. Чувствую, как в солнечном сплетении что-то екает и проваливается. Вот он – адреналин! На опасных участках трассы вертолет отстреливает тепловые ракеты-ловушки. Через пулеметный прицел рыжеватые горы мне почему-то кажутся мирными и беззащитными. Чуть меньше часа полета, и мы приземляемся на вертолетной площадке Аргунского погранотряда.

Герои Тусхароя

В клубах утреннего тумана заснеженные горы кажутся сказочными витязями, одетыми в белые латы. Островки осенней листвы – словно раны с запекшейся кровью, а впадины и расщелины – шрамы на лицах богатырей. Аргунское ущелье – узкая полоска земли, зажатая горными хребтами. Здесь, в необычайно красивых местах, пролегает самый опасный участок Государственной границы России.

…По данным разведки, на декабрь 1999 года в Аргунском ущелье в составе южной группировки незаконных вооруженных формирований находилось около 7 тысяч боевиков. Базы и лагеря бандитов, как раковая опухоль, растянулись вдоль чеченского участка российской границы. Боевики, создав мощную линию обороны, для оборудования огневых точек использовали даже древние каменные могильные и родовые склепы. Автодорога по Аргунскому ущелью, которую строили пленные российские военнослужащие и рабы, была главным каналом доставки в Чечню оружия, боеприпасов, отправки раненых на лечение в Грузию и Азербайджан.

19 декабря 1999 года после авиаудара и атрподготовки на головы боевикам высадился 56-й парашютно-десантный полк ВДВ, а на следующий день началась специальная пограничная операция «Аргун». Особенно жестокие бои шли в районе развалин Тусхароя, которые имели важное стратегическое значение. Сегодня Аргунский отряд самое боевое подразделение пограничной службы России, по численности сопоставимое с погранвойсками Финляндии. Аргунские пограничники, охраняющие около 82 километров Государственной границы России с Грузией, неоднократно вступали в противоборство с боевиками. За проявленную доблесть по защите рубежей Отечества многие пограничники награждены медалями «За отвагу», орденами Мужества, а старшему лейтенанту Руслану Кокшину 12 декабря 2002 года присвоено звание Героя России.

Стойкий защитник Бреста

Одна из лучших застав Аргунского пограничного отряда носит имя Героя России Магомеда Узуева. Его именем также названа улица в Итум-Кале. Знакомлюсь с биографией героя.

Магомед Узуев родился в 1917 году в поселке Итум-Кале в семье служащего. В 1937 году окончил рабочий факультет Грозненского нефтяного института. В марте 40-го был призван в ряды РККА и проходил службу в 128-й стрелковой дивизии в Бресте. После окончания полковой школы младшего командного состава в звании сержанта Узуева назначили заместителем командира взвода. Когда 22 июня 1941 года на Брестскую крепость обрушились фашистские бомбы и снаряды, уроженец Итум-Кале был одним из стойких ее защитников. Узуев похоронен на мемориальном кладбище в Брестской крепости. За мужество и героизм, проявленные в боях с фашистскими захватчиками, 19 февраля 1996 года Магомеду Узуеву присвоено звание Героя Российской Федерации (посмертно).

Жители Итум-Кале построили заставу, названную именем своего земляка, меньше чем за месяц. Ее открытие состоялось в символический день – 22 июня 2004 года. В этом году во время празднования 60-летнего юбилея Великой Победы на территории заставы прошел митинг, в котором приняли участие итум-калинцы, родственники Магомеда Узуева, строители. Гости обедали в столовой заставы, знакомились со службой и бытом пограничников.

Прощаясь с заставой, на фоне ритуальной площадки, где установлен бронзовый бюст Магомеда Узуева, фотографируюсь на память с пограничниками, заступающими в наряд.

В доме культуры – РОВД

Когда-то Итум-Калинский район был одним из главных поставщиков сельхозпродукции в Чечено-Ингушетии, здесь работали мини-гидроэлектростанция на реке Чанты-Аргун, крахмальный и черепичный заводы. В районе альпийских лугов в селении Тазбичи действовал английский завод по производству сыра. Война до неузнаваемости изменила облик Итум-Калинского района.

В ходе антитеррористической операции он подвергся значительному разрушению. В селениях Зумсой и Моцкаро до сих пор нет электричества, в других населенных пунктах его не бывает по нескольку дней. В районе нет промышленных объектов, детских дошкольных учреждений, детских садов, спортивных площадок. Местная администрация находится в здании бывшей районной бани, а бывший дом культуры занят временным РОВД. Но мирная жизнь понемногу налаживается. Недавно создан экспериментальный агрокомбинат «Башлам», построен цех по разливу минеральной воды. Основное занятие населения, которое составляет всего около 5 тысяч человек, – животноводство и растениеводство. В районе, удаленном от Грозного почти на сотню километров, практически не работает общественный транспорт, нет внутреннего автобусного сообщения.

Стремление к знаниям принесет мир

Вот уже почти шесть лет Аргунский отряд достойно несет суровую вахту на юге России, не забывая о тех, кто в тылу, не поворачиваясь спиной к проблемам местного населения. Девять дней я был свидетелем оказания гуманитарной помощи. Ее чеченским детям из горных селений привезли аргунские пограничники. В школы Итум-Калинского района они доставили около 1000 учебников и рабочих тетрадей по природоведению и биологии, таблицы умножения для начальных классов. На форзаце ярких книг издательства «Дрофа» – краткое обращение к школьникам, что стремление к знаниям и труду принесет мир, сделает счастливыми детей, их родных и близких. Но раздачей учебников дело не ограничилось. Дети увидели документальные киноленты патриотического содержания, в том числе о службе на границе, популярные советские кинокомедии. Офицеры общались с учителями, интересовались их профессиональными проблемами, школьной жизнью.

Туманы и солнце Итум-Кале

…Над Аргунским ущельем – радуга. Подъезжаем к беленому одноэтажному зданию без опознавательных знаков под номером 13. С одной стороны в нем размещается Итум-Калинский районный отдел образования, с другой – отдел культуры. В отделе культуры тесно – две или три комнатки, течет потолок, в коридоре у входной двери стоят три небольших стеллажа с книгами. Вот и вся библиотека! Дети перед началом киносеанса устраивают экспромтом небольшой концерт, активно и с удовольствием читают стихи, поют песни о любви к маме, солнцу и радуге.

Знакомлюсь с заведующей районным отделом образования Соби Шахбулатовой, которая работает на этой должности с марта 2000 года. По ее словам, сегодня в Итум-Калинском районе 9 действующих школ – четыре средние (Итум-Калинская, Тозбичинская, Ушкалоевская и Гухоевская), три неполные (Ведучинская, Кохадоевская и Гучум-Калинская) и две начальные (Зумсоевская и Бугароевская). Конжахоевская неполная средняя школа находится в плачевном состоянии и не работает, жители выехали из села.

В ходе боевых действий школы Итум-Калинского района были разрушены. Долгое время Гучум-Калинская и Ведучинская школы работали в палатках. В Ведучах и Ушкалое через организацию ЮНИСЕФ построены учительские дома. Соби Султановна надеется, что со временем в них будут жить приезжие учителя, а пока занимаются дети. Строительство новых школ заложено в республиканской программе на 2007-2010 годы.

Количество учеников в районе колеблется от 600 до 620, а в советские времена в одной только Итум-Калинской школе было 650 детей. В районе работают 84 педагога (в подавляющем большинстве – женщины), из них только 30 с высшим образованием. Основная проблема – отсутствие учителей-предметников. В школах нет ни одного учителя иностранного языка, не хватает учителей русского языка и литературы, математиков, физиков, химиков. Нет недостатка лишь в учителях начальных классов, которые еще в советское время окончили педучилища в Грозном и Гудермесе. К сожалению, многие из них пенсионного возраста.

– Возможен ли в школах республики переход на чеченский язык обучения? – спрашиваю я у Соби Шахбулатовой.

– Я бы этого не хотела. В пору ичкерийской власти такой переход уже был, пробовали раздельное обучение мальчиков и девочек. Многие учителя были в шоке, потому что понимали – это ни к чему хорошему привести не может. Это тупиковый путь, потому что дети, окончив школу, без знания русского языка не смогут поступить ни в один из российских вузов.

Спрашиваю: сколько выпускников школ в этом году поступили в вузы?

Оказывается, в Итум-Калинском районе выпускные классы были только в двух школах. Всего выпускников – 46 человек, 27 из них сдали экзамены экстерном. От силы в вузы Грозного ежегодно поступают не больше двух-трех человек. В основном туда идут дети из школ равнинных районов Чечни, где выше качество преподавания и лучше материальная база. Многие родители по понятным причинам не хотят отпускать детей за пределы республики.

– Какие-нибудь российские организации принимают участие в восстановлении чеченских школ?

– К сожалению, нет. Помощь при строительстве мы получаем от Датского совета по беженцам. Французское движение против голода нас снабжает продуктами. Недавно через Министерство образования ЧР детям нашего района с первого по шестой класс выделили ученические ранцы, укомплектованные тетрадями, альбомами для рисования, ручками, карандашами.

Пограничников волнует вопрос патриотического воспитания, проводятся ли в школах Уроки мужества, внеклассная работа с молодежью. Ведь ни для кого не секрет, что надежная защита государственной границы зависит не только от людей в зеленых фуражках, но и от жителей приграничья. Чтобы держать границу на замке, нужна взаимопомощь.

В школах Итум-Калинского района эта работа поставлена пока еще слабо. В рамках регионального компонента проводятся лишь уроки традиционной чеченской этики и культуры, географии и истории Чечни. На уроки ОБЖ приходят представители силовых структур, пожарной службы. Но этого, конечно же, мало. Шахбулатовой хотелось бы, чтобы детям рассказывали об армии, особенностях военной службы, в том числе пограничной.

Информационный голод

В 2003 году началось строительство новой Итум-Калинской школы, которую в конце октября обещали открыть. Но не открыли. Одноэтажное здание из красного кирпича, расположенное рядом с временным районным отделом внутренних дел, выглядит симпатично. Но в то же время здесь есть явные минусы и недоделки. В школе не будет столовой, не достроен спортзал, проблемы с отоплением. Вот и ютятся итум-калинские дети и учителя в двух арендованных зданиях, в одном из которых когда-то было правление колхоза.

В отделе образования разговариваю с директором Итум-Калинской средней школы Курчали Рахмаевой и учителем русского языка и литературы Любовью Имадаевой. Любовь Анатольевна, в девичестве Орлова, уроженка Краснодарского края, окончила Майкопский пединститут. Во многом благодаря ее знаниям и подходу чеченские дети с охотой изучают русский язык и литературу.

– Мы оторваны не только от России, но даже от своей республики, – в один голос говорят директор школы и учитель. – Район испытывает информационный голод. Главный почтальон – заведующая роно. Она привозит из Грозного республиканскую газету «Хьехархо» ( в переводе на русский – «Учитель») и межрегиональную газету «Ламанан аз» («Голос гор»). Если газета недельной давности, то она считается свежей. Но мы и этому рады. Об изданиях центральной прессы и говорить не приходится. «Учительскую газету» здесь видели последний раз лет 15 назад.

Эдельвейсы на дорогах не растут

Погода, по крылатому выражению летчиков, миллион на миллион. Едем в селение Гухой. По дороге я удивляюсь проворству лошадей, коров и овец, которые на крутейших склонах умудряются преспокойно пощипывать осеннюю траву, как будто у них на ногах не копыта, а когти.

В одноэтажной Гухоевской школе идет ремонт, с внешней стороны ее утепляют – обкладывают красным кирпичом. В коридоре будут заменены сгнившие в нескольких местах и провалившиеся полы. Ремонт производится через Датский совет по беженцам, на него выделено 70 тысяч рублей. С отоплением туго, батареи заржавели, но комендант района обещал не оставить школу без тепла и выделить на зиму две машины дров.

Когда входишь в школу, в глаза бросается символическая фраза, выведенная под самым потолком: «…Эдельвейсы на дорогах не растут, чтоб дойти до эдельвейсов, нужен труд». Но дойти до этих прекрасных цветов знаний гухоевским детям сегодня чрезвычайно сложно. Обстановка вокруг школы напряженная. И не только из-за выше перечисленных проблем. Один из жителей села почтенного возраста утверждает, что эта земля принадлежит ему. Уводите, мол, детей и ломайте школу, он будет сажать здесь кукурузу. Странно, говорят учителя, школа стоит на этом месте с 1978 года, и вроде бы раньше таких атак на нее не было. Еще более удивительно то, что старожил числится разнорабочим в Гухоевской школе, здесь учатся внуки этого почтенного гражданина, а его взрослые дети работают в государственных структурах, в том числе и в милиции.

Иностранный русский язык

Новая Ушкалоевская школа – приспособленное здание из красного кирпича площадью 92 квадратных метра, построенное в этом году на средства зарубежной организации. В небольшой пристройке – кухня и столовая: электрическая плита и несколько столов со стульями, на стене рекламный плакат «Датский совет по беженцам». Но сегодня электроэнергии нет, а детей голодными оставить нельзя, и во дворе у железной печки обязанности повара выполняет директор школы Роза Маштаева.

В тесной школе три крошечных кабинета, 58 детей занимаются в две смены. В коридоре висит стенд «Вечная слава героям», посвященный Великой Отечественной войне. Он напоминает о том, что о патриотическом воспитании здесь не забывают. Необходимые материалы берутся из старых газет и журналов, советских книг и учебников.

Полковники Андрей Пташкин и Сергей Михалев интересуются, как обстоят дела с изучением русского языка.

– Дети приходят в школу с минимальным словарным запасом, – признается учитель русского языка Таиса Заракова. – Для них русский язык как иностранный. Фразы и короткие предложения на уроках приходится повторять много раз, чтобы дети запомнили их. Ученики путаются в окончаниях, неправильно ставят ударения. Но все равно русский язык им интересен.

Когда пограничники прокрутили кино, довольные школьники с календарями и номерами газеты «Граница России» в руках высыпали на улицу. Я не успел оглянуться, как меня плотным полукругом обступили ушкалоевские мальчишки. Когда в последний раз они видели здесь русского человека без оружия и в «гражданке», да еще из «Учительской газеты», не республиканской, а всероссийской? Мне запомнился один бойкий мальчуган лет десяти. Он сказал, что после школы хочет стать адвокатом. И когда мы садились в «уазик», он несколько раз громко, и мне показалось искренне, крикнул: «Спасибо!»

Лишь бы не было войны

…Дорога в селение Ведучи с двух сторон зажата «зеленкой». Кто-то саркастически шутит: «Пойдем за грибами». Но шутника обрывают: «Какие к черту грибы! Растяжки кругом». И хотя впереди мощно поднимается в гору приземистый БТР, в душу врывается ветерок страха.

Ведучинская школа почти как две капли воды похожа на Ушкалоевскую, только поменьше площадью. Отличия сразу бросаются в глаза: колючая проволока у крыльца и незаконченная пристройка. В одном из кабинетов нас приятно удивляют портреты русских писателей и поэтов. В учительской рядом с компьютером, кстати, подключенным и настроенным не так давно одним из пограничников, небольшая электрическая плита. Обедают дети, как оказалось, прямо за партами. Учителя рассказывают о трудностях и проблемах, которых здесь, как и во всем Итум-Калинском районе, немало. И учебные пособия, привезенные пограничниками, как нельзя кстати.

– Неустроенность мы, конечно, переживем, – говорит учитель русского языка и литературы Раиса Джаватханова. – Лишь бы не было войны. Люди живут одним днем, многие не верят, что жизнь наладится…

Из окна открывается печальная картина. Напоминание о старой школе, разрушенной пять лет назад, – уцелевшие бетонные ступени. Рядом – бесформенные кучи досок, крошеного кирпича, куски брезента. Это все, что осталось от палаток, снесенных несколько дней назад ураганом.

…Возвращаемся в отряд. В холодной ночи полуразрушенная мечеть, окруженная армейскими палатками, похожа на погасшую свечу. «Лишь бы не было войны», – вспоминаю я слова чеченской учительницы. Крупные, тяжелые звезды рассыпаны низко над головой. Они выпуклы, как пули, и кажется, будто их несоизмеримо больше, чем в средней полосе России. Нижние звезды ковша словно возлежат на вершине горы и так близки, что хочется протянуть к ним руку. В густом черно-синем небе неслышно идет Большая Медведица.

Горы и звезды вдохновляют на творчество:

…Ночью снег, дождь зарядит с утра,

И опять не взлетит вертолет.

Над Аргунским ущельем – ветра,

За палаткой свистит и ревет.

Облаков ветер гонит табун,

Солнце красное катится с гор.

За петляющий серый Аргун

Пограничный уходит дозор.

…Вертолет держит курс на Владикавказ. Горы удаляются и превращаются в старцев, волхвов, убеленных сединами. Сколько повидали они за многие тысячи лет?! Сколько видели людской радости, крови и боли?! Горы, устремляясь вершинами в бездонную высь, с безграничным терпением ждут, когда люди станут мудрее. Но сколько им ждать, нам не найти ответа ни в Библии, ни в Коране. Об этом, наверное, знает лишь Небо.

Итум-Калинский район, Чеченская Республика


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту