search
Топ 10

Работа на результат,. или Системный подход в решении проблем образования

О воспитателях детсадов, школьных учителях, преподавателях колледжей и вузов, о педагогах дополнительного образования Оренбуржья «Учительская газета» писала не раз. Однако темпы развития системы образования региона в целом зависят от целого ряда факторов. Об этом рассказывает министр образования Оренбургской области Вячеслав ЛАБУЗОВ.

– Вячеслав Александрович, каковы ваши первоочередные задачи на ближайшую перспективу?- Прежде всего будем продолжать работу по повышению качества образования. Действительно, в последние годы нам удалось добиться неплохих результатов, значительно улучшив показатели итоговой аттестации школьников. В 2012 году количество выпускников, не сумевших преодолеть минимальный порог ЕГЭ, значительно ниже, чем по России. Мы считаем такой результат закономерным. Сегодня каждый десятый учитель в области является педагогом-новатором, активно внедряющим современные технологии и разработки в образовательный процесс. Из 18 тысяч педагогов 81% имеет высшее профессиональное образование, 22% – высшую квалификационную категорию. Абсолютное большинство педагогов (я в этом уверен) в настоящее время работают на результат. При этом, как мне представляется, мы смогли перейти от так называемого натаскивания к системной и планомерной работе по повышению качества знаний.Взяв за основу образовательную аксиому «абсолютно всем учащимся необходимо давать качественные знания в течение всего школьного периода», мы построили свою систему мониторинга качества образования на различных ступенях обучения. В 4-х классах у нас комплексная итоговая работа, в 7-8-х классах учащиеся сдают региональные экзамены по русскому языку и математике, в 10-х реализуется проект мониторинга освоения общеобразовательных программ, 9-е и 11-е классы проходят государственную итоговую аттестацию.Иными словами, почти шесть лет из одиннадцати школьники не только усваивают учебный материал, но и работают над ошибками. Результаты подобного подхода не заставили себя ждать. Статистика свидетельствует о том, что удовлетворенность населения качеством общего образования в Оренбуржье составляет 77%, что на 12% больше, чем в прошлом году.Разумеется, что основная тяжесть учебной работы ложится на учителя. Главное, что мы смогли достичь за последние два года, – поднять статус школьных педагогов. По инициативе губернатора Юрия Берга уже три года подряд в рамках августовского совещания работников образования 43 лучшим педагогам из всех городов и районов области вручают легковые автомобили. Победители конкурса профессионального мастерства «Учитель Оренбуржья» в 2010 и 2012 годах получили в награду квартиры. Региональные и муниципальные власти делают очень многое для повышения престижа учительского труда, приведения качества жизни педагогов в соответствие с той высокой ролью, которую они играют в современном обществе. – Тем не менее анализ ситуации говорит о том, что есть еще ряд системных недостатков, над которыми нам предстоит работать. – Оренбуржье – уникальный регион: половина всех школ (430 образовательных учреждений) малокомплектные. Недостаток часов для учителей физики, химии, географии, да и других предметов в данных образовательных учреждениях привел к появлению так называемых условных специалистов. К сожалению, таких у нас достаточно много – 30%. Будем их доучивать. Планируем продолжить работу по переподготовке и повышению квалификации учителей. В этом году на эти цели региональной системе образования выделена беспрецедентная сумма – 68 миллионов рублей. Эти средства будут направлены на обучение 16 тысяч оренбургских педагогов на курсах института повышения квалификации на базе Оренбургского государственного педуниверситета. В первую очередь внимание будет уделяться так называемым группам риска – учителям, выпускники которых продемонстрировали низкий уровень знаний на ЕГЭ. – Что делать учителю-предметнику, который работает в сельской школе один, без параллели, и соответственно не может посоветоваться с коллегой по тому или иному вопросу? – Здесь несколько вариантов: либо он занимается самообразованием, либо преподает так, как умеет. Да, это очевидно, что зарплата у методиста сегодня ниже, чем у учителя в школе, и о материальном стимулировании нам также придется подумать. Будем работать с главами муниципалитетов, которые должны понимать, что без серьезной методической помощи на местах мы не сможем обеспечить нашим детям достойное качество образования.В этом году мы очень серьезно подошли к вопросу дистанционного образования. Наша область стала базовой площадкой, где будет апробирована система дистанционного обучения «Телешкола» издательства «Просвещение». Этот проект ориентирован в первую очередь на малокомплектные школы, где, как я уже отмечал, катастрофически не хватает учителей-предметников. Обучать будем и учеников, и педагогов. До конца года опробуем новую систему в четырех сельских районах, и если получим положительные результаты, будем расширять эксперимент.Достаточно много внимания в этом году будем уделять системе начального и среднего профессионального образования. Проект закона «Об образовании в РФ» очерчивает круг задач, в числе которых переход на более качественный уровень профтехобразования в соответствии с требованиями ФГОС нового поколения, модернизация учебно-методической и материально-технической базы училищ и лицеев и поэтапный переход на двухуровневое обучение, ориентированное на подготовку специалистов, отвечающих современным запросам экономики. Сегодня учреждениям профтехобразования необходимо выпускать не кого удобно, а того, кто будет востребован и конкурентоспособен. А для этого необходимо повысить квалификацию инженерно-педагогических работников, мастеров производственного обучения, которые там трудятся. У нас есть опыт переподготовки учителей на базе института повышения квалификации. В этом году мы по такой же схеме, но уже на базе классического университета организуем специальные курсы для мастеров и преподавателей спецдисциплин системы начального и среднего профессионального образования.Одной из важнейших задач региональной системы образования становится языковая грамотность. Несмотря на то что третий обязательный экзамен для выпускников планируется ввести с 2015 года, мы уже начали готовиться к ЕГЭ по иностранному языку. В регионе работают 1098 преподавателей иностранного языка. Все они пройдут обучение на курсах, особенно те, кто в дипломе не имеет указанной специальности. Таких будем учить по многоуровневой программе. Сегодня уже проведены консультации с факультетами и кафедрами иностранных языков высших учебных заведений области. Думаю, к моменту перехода третьего ЕГЭ в штатный режим наша область подойдет подготовленной. –  Есть ли более объективные и универсальные критерии работы педагога, чем баллы его учеников по ЕГЭ? (По ним можно судить лишь о работе трети учителей, а как быть с остальными?)- Я бы не стал так легкомысленно относиться к ЕГЭ. Я уже говорил и буду говорить: если бы единого государственного экзамена не было, его надо было бы придумать. Введение ЕГЭ – это своевременное и необходимое направление модернизации российской системы образования, которая, несомненно, нуждалась в механизме получения объективных оценок учебных достижений школьников как в целях государственной аттестации, так и для обеспечения социальной справедливости при приеме в вузы. Этот государственный срез определяет в том числе и уровень профессиональной готовности педагога. Другое дело, что мы ЕГЭ унифицировали, сделали его практически единственным критерием оценки знаний как учащихся, так и учителей. Раньше педагогов как оценивали? Поступил ребенок в институт, значит, учитель у него был хороший. Сейчас вузы стали более доступными, и этот показатель уже не может быть мерилом учительского труда. Оценочным критерием могут служить победы школьников в региональных и всероссийских олимпиадах. Я по собственному опыту знаю, что легче провести курс лекций, чем подготовить ребенка к олимпиадам.О том, что ЕГЭ излишне унифицирован, говорил и министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов. На мой взгляд, авторитет учителя в социуме гораздо важнее внешней оценки педагогического труда. И мы стремимся к тому, чтобы у себя в регионе вывести этот показатель на должный уровень. – Если бы вас попросили назвать элементы (участников) школьной системы в порядке убывания значимости, каковы бы были первые пять позиций?- Учитывая современные реалии, когда родители являются полноправными участниками и заказчиками образовательных услуг, я бы школьную систему охарактеризовал следующим образом в порядке ее значимости: ученик – родители – учитель – завуч – директор. Все остальное уже слагаемые этого процесса. Если же вести речь об управленческой системе образования, то иерархия будет выстраиваться по-иному. – Что в оренбургской системе образования можно считать уникальным, эксклюзивным? Чем вы как глава ведомства можете гордиться? Что вызывает тревогу и озабоченность?- У каждой региональной системы образования есть свои особенности развития. Однако я полагаю, что нигде в России такого поэтапного мониторинга качества знаний, о котором говорилось выше, нет. Мы смогли выстроить здесь четкую систему, и это в определенной степени наша изюминка. Считаю также, что в других регионах нет практики массового обучения учителей, которая сложилась у нас в последние годы. За три года на базе института повышения квалификации на курсах различной направленности прошли обучение более 17 тысяч оренбургских педагогов из 18 тысяч, работающих в системе. Если продолжать разговор о региональных особенностях, то я назвал бы в их числе нашу систему дополнительного образования. Возможно, здесь не так ярко видны результаты, если сравнивать с общим образованием, где ЕГЭ в настоящее время выступает, как я уже говорил, определенным, хотя и не единственным, вектором развития. Тем не менее наши звездочки, такие как театр музыки и танца «Щелкунчик», да и многие другие, добиваются успехов не только на российском, но и на международном уровне. В области принимаются достаточно эффективные меры для массового вовлечения детей и подростков во внеурочную деятельность. Сегодня создано около 17 тысяч творческих объединений различной направленности. Активно развиваются кадетские и казачьи классы, действует более тысячи тимуровских отрядов. Особое внимание мы уделяем детям и подросткам из группы риска: 92% школьников, состоящих на учете в КДН, посещают кружки, клубы и секции. Четверть воспитанников учреждений допобразования – это дети из малообеспеченных семей. Показателем эффективной деятельности системы дополнительного образования является снижение преступности в молодежной среде. В первом полугодии текущего года преступность среди несовершеннолетних в регионе снизилась на 8,7%.Еще одной изюминкой считаю сложившуюся у нас систему работы с родителями. Десять лет назад была создана областная общественная организация «Родители Оренбуржья», и я могу отметить, что сегодня эта структура оказывает серьезное влияние на формирование образовательной политики региона. В области развиваются традиционные и современные формы работы с родителями: семейные клубы выходного дня, клубы семейного чтения, советы отцов, общественные родительские приемные. Действующие в территориях родительские советы принимают активное участие в управлении не только конкретным образовательным учреждением, но и всей муниципальной системой образования. Представители родительской общественности являются участниками всех наших мероприятий, входят в состав общественных наблюдателей при проведении ЕГЭ, выступают экспертами конкурсных отборов в рамках национального проекта «Образование». Все это позволяет сделать школьное образование более качественным. Многое удалось сделать в плане организации школьного питания. В этом учебном году мы закупили для школьных столовых новую мебель, современное технологическое и холодильное оборудование. Абсолютно во всех образовательных учреждениях созданы условия для обеспечения учащихся горячими завтраками и обедами. В пяти территориях области в школах внедрены новые модели организации питания школьников. Общий охват горячим питанием составляет свыше 98%, могу заметить, что это один из лучших показателей в России.- Что вызывает тревогу и озабоченность? – Сегодня в Оренбуржье очень многое делается для того, чтобы поднять статус учителя. Тем не менее молодые специалисты в школу идут неохотно, в то время как число педагогов пенсионного возраста с каждым годом неуклонно растет. Проблема старения педагогических кадров – это даже не региональный аспект, это общероссийская тенденция. У нас в школах в настоящее время работают 12 процентов пенсионеров. Мы прекрасно понимаем, что для повышения качества образования и успешного внедрения ФГОС необходим приток в отрасль молодых специалистов. В этом году в образовательные учреждения области пришли 400 молодых учителей, и мы постараемся сделать все возможное, чтобы удержать это пополнение.Еще одной проблемой общерегионального масштаба является, на мой взгляд, конкурентоспособность выпускников школ, поступающих в педагогические вузы. К примеру, в этом году в наш Оренбургский государственный педагогический университет недобора не было. Но не было и конкурса! Помнится, когда я подавал документы в этот вуз в конце семидесятых, конкурс составлял 17 человек на место, т. е. из семнадцати претендентов выбирали лучшего, с высоким базовым уровнем подготовки. Сегодня такой возможности, к сожалению, нет. Я думаю, что серьезных преобразований не избежать в ближайшее время и классическим педагогическим вузам. Реалии таковы, что абсолютное большинство сельских школ малокомплектные. Мы уже обсуждали с ректором Оренбургского госпедуниверситета Светланой Алешиной возможность подготовки учителей по смежным дисциплинам, например, учитель математики и физики, учитель географии и биологии. Кстати, такая практика в нашем вузе существовала в 50-е годы, и это был определенный выход из положения в условиях демографического спада. В целом для решения проблемы малокомплектных школ необходима продуманная государственная политика. Нужен единый подход, определяющий особый статус учреждения, статус сельского учителя, особый механизм финансирования образовательной деятельности, закрепленный на законодательном уровне. Сегодня по инициативе губернатора Юрия Берга в области ведется работа по подготовке такого нормативного документа. Знаю, что в некоторых регионах, например в Иркутской области, подобный закон уже принят. Тем не менее я считаю, что без помощи государства с этой проблемой на местах не справиться.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту