search
Топ 10
Школы в регионах переводят на дистанционное обучение Учителям потребуется подтверждать, что именно они подготовили победителей Всероссийской олимпиады школьников ОГЭ по русскому языку: как пройти итоговое собеседование Ситуация с 9-летней студенткой МГУ Алисой Тепляковой вновь привлекла внимание общественности Эксперт подсказал выход из ситуации с самой юной студенткой МГУ Алисой Тепляковой Международный день объятий, который отмечают 21 января, – праздник не новый, ему 35 лет Тайный дневник, 1900 км, 600 человек: девятые сутки под Волгоградом ищут пропавшую школьницу Акт вопиющего физического воздействия и морального насилия: что случилось в школе под Калугой Прошел первый урок «Высшей лиги» – Екатерина Костылева рассказала о трех китах педагогики XXI века Регионы вводят в школах дистант и закрывают детсады из-за коронавируса

Пятерка за “самолетик” “Оригами” – слово, которого нет в словаре

Вы берете в руки белой лист бумаги и… Совершается чудо: он превращается в бабочку, собаку, елочное украшение, цветок, изящную коробочку, удобную кепку. Лист может превратиться в тысячи других изделий по вашему желанию. Нужно только уметь с ним обращаться. С нами беседует Сергей Афонькин, главный редактор журнала “Оригами. Искусство складывания из бумаги”, автор многих книг и статей, популяризатор биологии, химии, информатики, развивающих игр, преподаватель одной из ленинградских гимназий.

– Сергей Юрьевич, как получилось, что вы, кандидат биологических наук, всерьез увлеклись столь экзотическим родом занятий – искусством складывания из бумаги?
– Начало вполне обычное: будучи еще студентами мы с женой отдыхали как-то в Крыму. Чтобы не одуреть от скуки, решили чем-то занять детей. Думаю, что каждый знает еще со школы, как превратить обычный лист бумаги в самолет, кораблик, птицу, лягушку. Но только там, из уст нашей знакомой, художницы, мы узнали, что это не просто баловство, а целое направление в искусстве, названное “оригами”.
Литературы на русском языке по оригами тогда еще не было, но нам повезло встретиться с книгой японского автора Таеки Каваи, написанной на английском. Занятие настолько увлекло нас, что это можно назвать “оригаманией”. Родилась идея научить оригами детей. Так в школе был создан одноименный кружок. Успех превзошел все ожидания. Далее возникли курсы для учителей, дающие возможность в короткие сроки научиться азам оригами. Наконец, в 1991 году мы создали “Петербургский центр оригами”, некоммерческую организацию, под крышей которой искусство стало распространяться на всю страну. Сейчас нам есть чем похвастаться: в России и ближнем зарубежье работают тысячи “наших” людей, которых мы подготовили очно или заочно, по переписке. Многие из книг на эту тему написаны ими же, нашими общими знакомыми.
– Это искусство пришло из-за границы. Насколько там оно распространено, и где находится родина оригами?
– Что касается распространенности, то поверьте, это целый мир! За рубежом существуют сотни организаций, центров, обществ любителей и профессионалов оригами – Испания, Бразилия, Япония, Франция и т.д. Родиной этого искусства считают Японию. Возникнуть оно могло лишь после изобретения бумаги. Первые упоминания относятся к VII в. н.э. В другие страны оригами проникло давно. Испанцы, к примеру, бьют себя в грудь и божатся, что именно Испания – первая, настоящая родина бумаготворчества. В нашей стране, как можно догадаться, еще пять лет назад люди даже не знали этого слова.
– Я помню историю, рассказанную нам еще в пионерском возрасте: японская девочка, которая лечилась в военном госпитале от лучевой болезни, услышала о предании, что если сделать из бумаги тысячу журавликов, то сбудутся мечты и надежды…
– Девочку звали Садака Сасаки. Мир узнал о ней из книги госпожи Керн, изданной в Америке. Сначала Садака молилась о собственном здоровье. Потом, когда самочувствие ухудшилось, она стала просить о мире во всем мире. Увы, она умерла, сделав чуть больше половины. Но с тех пор в Хиросиме создан музей, куда со всего земного шара присылают бумажных журавликов…
– Теперь о стороне практической. С точки зрения физиологии, психологии что дает человеку это увлечение?
– Во-первых, сам процесс складывания дает расслабление нервной системе, предоставляет возможность забыть на время проблемы и тревоги. Это не чисто механистические действия, как, например, при вязании спицами, когда можно связать свитер в рассуждениях о политике или в кручине о семейном бюджете. При создании фигур из бумаги нужно четко следить за руками, соблюдать последовательность операций. А возможно это лишь при полном сосредоточении внимания и отвлечении от посторонних раздражителей. Занятия оригами развивают такие качества, как аккуратность, усидчивость, терпение.
Во-вторых, что очень важно именно для детей младшего и среднего возраста, это развитие мелкой моторики. Существует связь между умением складывать и умением говорить. Дело в том, что центры речи и центр контроля за движениями пальцев находятся в нашем мозге рядом, по соседству.
В-третьих, через занятия оригами можно научить читать чертежи даже ребенка. Еще основатель детских садов немецкий гуманист Фридрих Фребель советовал детям заниматься складыванием, чтобы основы геометрии ощутить пальцами и лишь затем – умом. Уже в первом классе можно наблюдать такую картину: ученик еще не умеет читать, но свободно складывает оригамские фигуры, ориентируясь по чертежам. Так развивается пространственное мышление, умение представить предполагаемую форму модели, соотношение размеров ее деталей.
Главное достоинство оригами в том, что в школе преподавание этого искусства дает возможность объединить все вышесказанное. Дети совмещают приятное с полезным.
– Как оригами стало предметом школьной программы?
– Сначала был принят положительный опыт работы кружков и факультативов. Затем мы создали программу курса и учебник для начальной школы, который был одобрен Минобразованием и рекомендован для российских школ. Вопрос “вести или не вести” этот предмет сейчас решает каждая школа для себя лично. Хотя моя заветная мечта – сделать оригами таким же естественным и обязательным для всех школьников предметом, как, например, в Бразилии.
– Вы не боитесь, что получится “как всегда”: где-то кто-то услышал, дал распоряжение и приказал одному учить, а другому – учиться, при этом не обеспечив ни учебниками, ни бумагой? И вторая сторона медали: если учить, то нужно и оценивать. “Двойка по оригами” – звучит как-то странно…
– Согласен, волевым усилием вряд ли можно у кого-то разбудить интерес к новшеству. Тут опять проблема подготовленных кадров, желающих работать. Что же касается оценок, то действительно, здесь есть еще над чем поразмыслить. Хотя мы пока не сталкивались с детьми, равнодушными к оригами на уроке, а работа ведется для развития полезных навыков, а не для выявления отличников и отстающих. Но критерии оценки должны существовать. Тут и соревнование на скорость, правильность выполнения, умение воссоздать пропущенное звено в последовательности сборки модели, совместить цвета и т.д.
– Кубик Рубика, в свое время завоевавший весь мир, вскоре исчерпал свои возможности – по количеству комбинаций, доступности, простоте. Что можно прогнозировать в отношении оригами?
– За несколько последних лет в нашем Центре собрана огромная база данных по оригами. Из более чем тысячи работ, присланных нам, три четверти – авторские. И что интересно, подавляющее большинство “поэтов бумаги” – школьники, дети. А вообще в мире наблюдается очень интересная вещь: за последние 40 лет в Европе (мы не сравниваем пока с Японией) оригами перестало быть неким международным увлечением, постепенно превращаясь в настоящее искусство. Появились люди, которые творят уникальные вещи, имеют авторский стиль, почерк. Это художники-оригамисты с большой буквы. Есть мировые известности в живописи, зодчестве, ваянии, теперь они появились и здесь, на этом поприще. Отсюда возникают свои проблемы: если есть шедевры, значит, их необходимо выставлять в галереях, следовательно, они будут иметь свою продажную стоимость, могут возникнуть подделки… Хотя я точно знаю, что воспроизвести некоторые творения просто невозможно. Вот, посмотрите: из одного цельного квадрата 2х2 метра сложена объемная фигура носорога, а здесь – скорпиона. Однако уже был случай, когда один молодой автор опубликовал книгу, содержащую 3/4 чужих работ. Обошлось без громкого скандала, ограничились извинениями и внесением ссылок. Поэтому несмотря на то, что оригамисты не патентуют свои изобретения, существует некая этика: обязательное упоминание автора работы.
Возникло своеобразное международное братство, родственность людей, объединенных одним делом. У меня очень много друзей в разных странах. С ними я переписываюсь, обмениваюсь работами, встречаюсь на периодически проводимых международных конференциях. И с каждым годом нас становится все больше. Здесь нет преград, оригами объединяет людей самых разных профессий, возрастов, политических взглядов. А значит – помогает тому, о чем мечтала Садака Сасаки: делу мира во всем мире.
…К сказанному можно добавить, что Сергей Афонькин первый в России издал книгу по веревочным и пальчиковым играм. Необычно? Незнакомо? Для нас – да, а за рубежом уже есть тысячи книг по этой тематике. Если вам захотелось узнать поподробнее об услышанном, можете связаться непосредственно с Петербургским центром оригами по адресу: 193318, г.Санкт-Петербург, а/я 377. Тел.(812)583-80-15, факс(812)312-10-63.
Вадим МЕЛЕШКО

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте