Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Чужая азбука

Против кого дружим?

Учительская газета, №30 от 28 июля 2020. Читать номер
Автор:

В школах Европы проблема буллинга становится все острее

Мир точно не стал добрее. И если дети не кривое зеркало общества, они не дадут соврать. Пороки интернациональны. Месть, зависть, унижение ближнего во имя собственного «я», нередко омерзительного… Эта плесень живуча во все времена, при всех социально-политических формациях, на всех континентах и (увы!) едва ли истребима, пока существует человечество. Но бороться с ней надо.

Чужие среди своих

«Против кого будем дружить?» – этот циничный вопрос, облеченный во вкрадчиво-деликатную (и оттого еще более циничную) форму, произносят на всех языках мира.

В 1954 году вышел роман Уильяма Голдинга «Повелитель мух». (В СССР на русский язык он переведен в 1969 году.) Если помните, в основу романа-аллегории положена история травли английскими подростками из частной школы своего сверстника-пятиклассника. По сути, роман Голдинга – первая книга о буллинге как явлении, хотя в ученом педагогическом мире этот термин еще не был в ходу. И вообще не отражал закономерности как таковой.

Буллинг от английского bullying – «запугивающий», «издевающийся». Травля и унижение были всегда и во всех социальных сферах, но писатель Голдинг разглядел это (зарождающееся как массовое?) явление и в школьной среде. Недаром автор «Повелителя мух» стал лауреатом Нобелевской премии в области литературы. (Читай – в тончайшей области человековедения.)

А уж после выхода научного труда норвежского психолога Дана Ольвеуса «Буллинг в школе» все тайное стало явным. Буллинг вышел из подполья. Норвежский ученый запустил специальную анкету среди школьников Скандинавии с вопросами, как часто, где, когда, по какой причине, в каком возрасте… они сталкиваются с откровенной травлей со стороны сверстников и учителей. И ужаснулся. Оказалось, что чуть ли не каждый четвертый подросток Норвегии и Швеции ежедневно (!) становился жертвой психологической травли одного, а чаще группы сверстников.

С легкой руки Дана Ольвеуса проблема школьного буллинга вышла на международный уровень. В 1987 году Совет Европы в норвежском Ставангере провел международную конференцию, на которую пригласил ведущих детских психологов, социологов, педагогов большинства западноевропейских стран. Буллинг признали реальной угрозой психологическому здоровью подрастающего поколения. Проще говоря, в «невинной школьной шалости» разглядели серьезное социальное явление мирового масштаба.

И без того страшноватый глагол to bullying («запугивать», «задирать») стал научным термином психологов и педагогов, получив солидное академическое звучание. Школьный буллинг стали всерьез изучать в Великобритании, Австралии, Канаде, Японии, Германии, США… К слову, свежие исследования в школах США подтвердили выводы Дана Ольвеуса. 13 процентов юных американцев подвержены так называемому вербальному буллингу. Еще 12 процентов американских школьников становятся объектом грязных сплетен.
Пять процентов опрошенных пожаловались на физическое насилие со стороны сверстников. Столько же страдают от подчеркнутого агрессивного невнимания одноклассников. Суммируем: каждый третий школьник США (35 процентов) скрепя сердце признался социологам в том, что практически не только исключен из нормального общения со сверстниками в стенах родной альма-матер, но и становится жертвой травли и «охоты» в самой грубой форме. Нередко со стороны тех, кто должен сеять разумное, доброе вечное. То есть учителей. (Вспомните американскую киноленту по роману Стивена Кинга «Кэрри», главная героиня которой из-за своей нестандартной внешности и особенностей поведения становится объектом откровенной травли, насмешек, издевательств со стороны сверстников и взрослых.)

По исследованиям Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), 85 процентов австрийских учителей сами признались в анонимных анкетах, что, по крайней мере, один раз вели себя хамски по отношению к своим ученикам. Российские психологи Светлана Кривцова, Алла Шапкина и Алла Белевич, исследовавшие проблемы буллинга, утверждают, что 78 процентов из трех тысяч студентов из Германии, Австрии и Швейцарии в бытность школьниками подвергались «весьма болезненным действиям и/или высказываниям в свой адрес со стороны учителей». Типа «Специально для тебя нужно ввести двухбалльную систему оценки!» или «Это не для твоих мозгов!». А то и вовсе на грани оскорбления: «У нас здесь не школа для умственно отсталых!»

Семеро из десяти школьников Германии (судя по телефонным опросам) подвергаются буллингу на территории школы (как правило, в классе). И только один из десяти – по дороге в школу или из школы. Причем эта печальная статистика не зависит от социальной репутации школы, ее типа (городская, сельская, частная, государственная, начальная, гимназия…), количества учеников в классе…

Кто в Европе лидирует по распространению школьного буллинга? Как ни странно, Австрия. Страна с очень высоким уровнем жизни, богатейшими культурными традициями (недаром Вену называют консерваторией Европы). Согласно исследованиям ОЭСР буллингу подвергаются 21,3 процента австрийских мальчишек в возрасте от 11 до 15 лет. Это в два раза превышает средний показатель (11 процентов) стран Организации экономического сотрудничества и развития.

На один процент от Австрии отстает прянично карликовая Эстония, тоже позиционирующая себя как страна образцовой толерантности и высокой культуры. (В Эстонии один из самых высоких в Европе показателей социальной изоляции школьников, как следствие, депрессий и детского суицида.)

Мы на третьем малопочетном месте – 18 процентов российских подростков в возрасте от 11 до 15 лет считают, что их целенаправленно изо дня в день «прессуют» одноклассники в стенах родной школы. (В России более 17 миллионов школьников. Более трех миллионов из них ежедневно становятся жертвами буллинга в «храме знаний».)

Высок показатель буллинга в школах Бельгии, Португалии, Канады, Швейцарии, Франции, Люксембурга (от 17 до 14 процентов).

Очень низкий уровень буллинга в школах Исландии, Дании, Чехии, Италии (от 7 до 5 процентов). А самый низкий – в учебных заведениях Швеции (всего 4 процента). В Швеции вместо термина «буллинг» используют другой – «моббинг», сути явления не меняющий. От английского mob – «чернь», «толпа», имея в виду групповую травлю жертвы не только в ученической среде, но и во взрослых производственных коллективах.
Итак, по исследованиям ОЭСР, самый низкий показатель моббинга в Швеции. И вот почему. В 2006 году в Швеции принят закон, запрещающий моббинг (буллинг) как социальное явление на всех уровнях. Шведское правительство не только призывает, но и законодательно обязывает школы и университеты страны бороться с проявлениями любого рода дискриминации и унижения человеческого достоинства учащихся.

Закон, как видим, работает.

Защитите «гадкого утенка»

Подлость, как и благодетель, не имеет национальности и не знает границ. За что преследуют, третируют, травят одноклассников их сверстники во всех концах мира? Причины, формы и методы школьного (да и взрослого) буллинга (увы!) похожи, как веснушки на носу.

Вокруг жертвы создается непроницаемый психологический вакуум. Беднягу демонстративно исключают из сообщества. Выдавливают из круга общения. Это так называемый мягкий буллинг. Это цветочки. Ягодки впереди.

Коллективный бойкот. Пытка молчанием – самая страшная пытка. Дальше – больше. Грязные сплетни за спиной и в социальных сетях (кибербуллинг), обидные прозвища. Не сломлен? С достоинством держишь удар? Доносы, угрозы физического насилия, подножки на перемене, провокации… Выброшенные из рюкзачка учебники, порванные тетради, кража и порча школьных принадлежностей и предметов одежды… А вот и первый «гоп-стоп» – трое на одного…

Мотивы буллинга тоже практически одинаковы во всех школах мира. (Что говорит о единой природе зла?) Месть, зависть, стремление самоутвердиться в коллективе любой ценой, быть в центре внимания, выглядеть круто, жажда власти, желание нейтрализовать, а лучше унизить, уничтожить соперника (конкурента)…

В Японии 13‑летний подросток не выдержал травли одноклассников и покончил жизнь самоубийством. Самоубийства школьников случались в Японии и раньше, но этот случай в городе Оцу потряс страну тем, что мальчишку изощренно изо дня в день на глазах у преподавателей и с их молчаливого согласия «загоняли в угол» одноклассники, не смирившиеся с тем, что парень на голову выше всех в учебе.

Известно, что в школах Японии царит ожесточенная конкуренция, так как конкурсы поступающих в университеты фантастически высоки. Более того, многие родители в Японии считают буллинг нормой школьной жизни, закаляющей характер. Но самоубийство подростка в Оцу подняло проблему школьного буллинга на государственный уровень. Был принят закон, согласно которому каждая японская школа обязана самостоятельно выработать меры, исключающие любые проявления буллинга.

Уникален опыт борьбы с буллингом в школах Канады. Там с буллерами борются… сами подростки. Как это выглядит? Стенка на стенку? Боже упаси! У каждой группы старшеклассников (они называются «Команда связей») есть подшефные младшие классы. За каждым активистом команды закрепляют двух-трех «трудных» учеников. Минимум раз в день старший подходит к подопечному и неформально общается с ним – улыбнулся, приобнял, узнал, как дела… Желающих поохотиться за жертвой становится на порядок меньше, когда они знают, что у жертвы есть крутоплечий защитник.

Нередки школьные собрания (скорее дружеские посиделки), на которые выносятся сложные конфликты. Сами ребята коллективно ставят буллера на место. Да и хулиганы знают, что их поведение под контролем.

В Великобритании разработано несколько интересных практик борьбы с буллингом. Например, метод разделенной тревоги. Это когда жертве и хулигану устраивают «очную ставку». Специально обученные педагоги налаживают диалог между потерпевшим и тем, кто его третирует. Откровенный разговор с глазу на глаз, как правило, дает результат.

Каждую неделю в британских школах проходит урок «персонального и социального образования», где обсуждаются сложные проблемы в данном классе. В центре внимания – конкретный ученик или свежий конфликт. Вместе, командой, разбираются, кто прав, а кто виноват.

Буллинг, подлый сам по себе, не менее омерзителен и тем, что формирует целую армию молчаливых наблюдателей, равнодушно, а то и с тщательно замаскированным под маской отстраненности удовольствием созерцающих, как буллеры издеваются над жертвой. Эти молчуны не менее опасны, чем непосредственные участники травли.

Арсений РЫКОВ

Справка «УГ»

Книги о травле в школе, которые необходимо прочитать детям, родителям и учителям:

Андрей Богословский. «Верочка»;
Джоди Пиколт. «Девятнадцать минут»;
Владимир Железников. «Чучело»;
Гордон Рис. «Мыши»;
Анника Тор. «Правда или последствия»;
Бел Кауфман. «Вверх по лестнице, ведущей вниз»;
Кэндзиро Хайтани. «Взгляд кролика»;
Джованни Моска. «Воспоминания о школе»;
Грейс Макклин. «Самая прекрасная земля на свете»;
Гевин Экстенс. «Вселенная против Алекса Вудса».


Комментарии

Должны ли родители участвовать в разработке календарных планов воспитательной работы?
Архив опросов
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt