Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Прошло сто лет. Часть вторая. Прожитое и пережитое в сочинениях учеников

Учительская газета, №35 от 29 августа 2017. Читать номер
Автор:

Размышления над страницами прочитанных книг и осмысление увиденного и пережитого в самой жизни взаимозависимы и обогащают друг друга.

Расскажу о сочинениях, которые я провел в двух десятых классах в 2010 году и еще в одном десятом в 2011-м. Правда, первый раз, когда я проводил это сочинение, я дал ученикам два урока, а во второй раз один урок, о чем потом очень жалел. Но сейчас я буду говорить об этих сочинениях трех десятых классов суммарно. Тенденции были общие. Вот текст задания: «Героиня одного из рассказов Чехова заказала себе кольцо с надписью «Все проходит». Узнав об этом, другой герой того же рассказа подумал, что если бы он заказывал кольцо, то выбрал бы другую надпись: «Ничего не проходит». С кем из них вы согласны и почему?». Несколько человек попробовали на основании этих формулировок сравнить самих героев этого неизвестного им рассказа. «Героиня рассказа Чехова относится оптимистично по отношению к жизни. Она уверена, что проблемы проходят. Жизнь состоит из многих красок. Темных и светлых.  В любом случае один свет сменяется другим. Все может мгновенно поменяться. И так же проходят встречи, первое свидание, радостный день чувств. К примеру, люди рассорились, могут расстаться навсегда. Воспоминания со временем уходят, становится спокойнее и легче на душе. Другой же герой пессимистичен. Он думает, что про прошлое все равно вспоминается, чувства дадут о себе знать». «Заказывая кольцо, героиня рассказа хочет поверить в то, что было у нее в прошлом, пройдет очень быстро. Наверное, она в жизни много чего перенесла, и этим кольцом она хотела спокойно отдалиться от всех чрезмерных переживаний. Героине нужно бороться с преследующими ее неудачами, а без борьбы неудачи все будут преследовать ее». «Эта надпись наполнена позитивом. Героиня была жизнерадостной. Возможно, у нее были проблемы, но главное в ее жизни – надо видеть хорошее. Герой же является полной противоположностью. Ведь нельзя быть таким пессимистом. Жить и общаться с другими становится труднее». «С надписью на кольце мужчины я не согласен. Для того чтобы прожить жизнь, нужно быть самоуверенным и не терять свое достоинство. Эта надпись делает мужчину менее самоуверенным. И вообще, я считаю, мужчины не должны носить какое-либо другое кольцо, кроме обручального». «Эта женщина выбрала такую надпись, потому что она не стыдится за свою совесть, правдива перед ней, радуется за свою единственную жизнь, все от нее берет. Люди, как эта героиня, во многом преуспевают в жизни. Вот, например, была счастливая пара, любя друг друга, они поженились, но вскоре один из них понял, что они не созданы друг для друга, и он покидает, расстается с недавно созданной семьей. Конечно же, обидно, что не получилось долговечной счастливой семьи. Но все прежние обиды, ссоры этой семьи проходят со временем, у них начинается новая счастливая жизнь. Все, что прошло, в прошлом, прошло, сейчас этого уже нет. Человек должен научиться «управлять» своей совестью, делать так, чтобы потом не винить себя». «Кольцо для нее предлог сказать: «Я не виновата!» Сам факт наличия этого кольца говорит о ветрености, ненадежности этой женщины». Тех, кто соглашался с формулой «Все проходит», намного меньше, чем тех, кто с ней не согласен. Ограничусь только одной выпиской: «Я согласен с первой позицией. На мой взгляд, именно это утверждение отражает простую истину жизни. И, как говорится в пословице, «сколько веревочке ни виться, все равно конец будет». Все, что существует в нашем мире, и материальные, и духовные вещи, не вечны, кроме одного – времени. Время властно над всем. Как портится отравленный продукт, как трескается и блекнет краска, как вянет растение и умирает человек, так со временем уходят такие сильные чувства, как любовь, дружба, привязанность. Потеряв навсегда любимого человека, любовь будет скорбеть о нем, но со временем проходит и эта боль. Безусловно, все проходит, сменяя поколения, забываются горе, добро, люди, поступки, изменяются ландшафты, распадаются государства, истлевает человек». Вы спросите меня, что я поставил за это сочинение, отрывки из которого только что привел? «Пять», конечно. Мое согласие или несогласие в таких сочинениях к отметке не имеет никакого отношения. Иначе мы научим писать то, что, с их точки зрения, нам именно и нужно, что происходит сплошь и рядом. Спорить я буду на уроке анализа сочинения, естественно, не называя имен и фамилий тех, кому я возражаю. Вот и сейчас я напоминаю о миллионах людей, которые едут в другую страну, чтобы увидеть пирамиды, Сфинкса, Акрополь, Гефсиманский сад. Напоминаю знаменитую пушкинскую строку: «Нет, весь я не умру…». Но особо останавливаюсь вот на чем. Когда мы будем говорить в 11-м классе о литературе Отечественной войны, я прочту вам стихотворение Константина Симонова «Жди меня…» Оно в 1941 году откликнулось в сердцах миллионов фронтовиков. Но в нем есть и неточное слово: «Пусть поверят сын и мать // В то, что нет меня…» Слова эти зацепили мать самого Симонова, и она ответила ему в частном письме своими стихами: Конечно, можно клеветать На сына или мать, Учить других, как надо ждать И как тебя спасать…Чтоб я ждала, ты не просил И не учил, как ждать, Но я ждала всей силой сил, Как может только мать! И в глубине своей души Ты должен сознавать, Они, мой друг, не хороши,Твои слова про мать. У матери Симонова были свои права на эти строки. У нас такого права нет. А главное – тот художественный смысл, который лежит в основе стихотворения «Жди меня» и который так нужен был именно тогда миллионам читателей этого стихотворения, давал право и на такое решение: Как я выжил, будем знать Только мы с тобой, – Просто ты умела ждать, Как никто другой. Потому что главным здесь была ты, которая ждет меня и ожиданием своим меня спасает. Но есть и другая художественная и жизненная правда, более широкая, всеохватная. Я прочитаю вам стихотворение Некрасова, написанное в 1855-1856 годах, во время Крымской войны. Внимая ужасам войны, При каждой новой жертве боя Мне жаль не друга, не жены, Мне жаль не самого героя… Увы, утешится жена, И друга лучший друг забудет, Но где-то есть душа одна – Она до гроба помнить будет. Средь лицемерных наших дел И всякой пошлости и прозы Одни я в мире подсмотрел Святые, искренние слезы – То слезы бедных матерей! Им не забыть своих детей, Погибших на кровавой ниве, Как не поднять плакучей иве Своих поникнувших ветвей… И с Некрасовым тоже можно в чем-то не согласиться. «Святые, искренние слезы» – не только слезы материнские. В классе, куда я пришел после окончания института, у одиннадцати учеников отцы погибли на фронте, два вернулись, но умерли от военных ран. Учительница математики и классный руководитель класса, в котором я преподавал литературу, не дождались своих мужей – потеряли их на войне. И все-таки в чем-то главном Некрасов прав. Как брат, как одноклассник, как друг, как учитель я хорошо знаю, что такое эта самая страшная потеря – сына или дочери. На похоронах, на поминках, потом при встречах знаю, что боль не притупляется, не проходит, мука так и остается навсегда. В 1941 году я видел, как провожали на волжской пристани мобилизованных на войну. В 1943-м я видел русскую деревню без мужчин, не считая, конечно, подростков и старых дедов. И сколько после войны я видел одиноких женщин, потенциальные мужья которых не вернулись оттуда. А рядом с могилой моих близких я встречал рыдающую мать девушки, которая умерла от криминального аборта. Я хоронил своих учеников. И вот уже мои ученики хоронят своих детей. Берегите себя! Ради самих себя и ради родителей. Продолжение в следующем номере


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt